Олег Бодров: Чтобы не случился Соснобыль

На ЛАЭС-1 работают реакторы чернобыльского типа — на ЧАЭС работали конструктивно такие же РБМК-1000. 22 декабря 2018 г., после 45 лет эксплуатации, был остановлен первый блок станции, его готовят к демонтажу. Специфика мирного атома такова, что даже за неработающим блоком нужен глаз да глаз. В этом уверен Олег Бодров, генеральный директор ООО
«Декомиссия», член международной сети неправительственных организаций «ДекомАтом», продвигающей безопасный вывод из эксплуатации старых энергоблоков.

Специфика мирного атома такова, что даже за неработающим блоком нужен глаз да глаз

Родимое пятно мирного атома

Проект «Декомиссия» — общественная инициатива, начавшая свою работу в 2003 году. Мне, как инженеру-физику, экологу уже тогда было понятно, насколько непрост процесс вывода АЭС из эксплуатации. Образуются сотни тысяч тонн радиоактивных отходов (РАО), встает проблема их хранения, возникают риски, что долгоживущие изотопы попадут в окружающую среду. Атомщики, в свою очередь, крайне немногословны, они до сих пор не могут изжить родимое пятно — гриф секретности, в сени которого ведомство и появилось на свет. Вот
почему так важен механизм общественного участия и контроля при демонтаже АЭС. Вот почему начиная с 2003 года мы с единомышленниками собираем и анализируем мировой опыт вывода возрастных АЭС для его адаптации в России.

В 1975 году на первом блоке ЛАЭС расплавилась часть активной зоны реактора, а в атмосферу попало большое количество радионуклидов. Облаком радиоактивных аэрозолей
накрыло Сосновый Бор. Утром дозиметры на проходной ЛАЭС зашкаливало от обуви сотрудников, приехавших из города на работу. Руководство станции, Минатом молчали, об аварии говорить было запрещено. И нам тогда невероятно повезло, что персонал ЛАЭС предотвратил дальнейший расплав зоны. В ином случае за 13 лет до Чернобыля мы имели бы Соснобыль под Ленинградом, на берегу Балтики…

Исчерпанная емкость

Еще в начале 90-х эксперты петербургского отделения РАН, проанализировав документы, предоставленные администрацией Соснового Бора, заявили, что ситуация в городе не критическая (но по некоторым показателям загрязнений в воздухе ее можно охарактеризовать как находящуюся на пределе емкости), и рекомендовали осуществлять развитие
Соснового Бора без наращивания экологической нагрузки.

Пульт управления первым блоком ЛАЭС

Однако после этого в Сосновом Бору ввели в эксплуатацию несколько ядерно опасных объектов в НИТИ им. А. П. Александрова, построили завод по переработке металлических радиоактивных отходов «Экомет-С», который по загрязнению атмосферы радионуклидами цезия-137 и кобальта-60 стал конкурировать с ЛАЭС. В прошлом году введен в эксплуатацию новый блок ВВЭР-1200 второй очереди ЛАЭС, ведется строительство еще одного. Вопросами экологической емкости ядерного кластера больше никто не задается.
В начале нулевых годов, еще до сооружения новых реакторов, ученыерегиональной экологической лаборатории Радиевого института (Сосновый Бор) и Института  сельскохозяйственной радиологии (Обнинск) проводили многолетние исследования семян и хвои сосен, растущих в районе Ленинградской АЭС. Они показали, что в промзоне
Соснового Бора процент цитогенетических повреждений хвойных деревьев в три раза, а в самом городе в два раза выше, чем на границе Петербурга, в районе поселка Большая Ижора. Таким образом, оценка экспертов РАН о достижении «пределов экологической емкости» спустя десять лет нашла свое подтверждение.
Генетические изменения сосен —последствие воздействия и радиоактивного, и химического загрязнений.
Но Росатом делает вид, что это всего лишь научный результат, не входящий в перечень критериев, которые требуют изменения политики и принятия мер по защите здоровья природы и людей в районе Соснового Бора. Аналогична реакция и на заключение почти тридцатилетней давности об исчерпании экологической емкости территории. Иначе как закрытостью, нежеланием идти на диалог с населением это не назовешь.

Концепция вне закона

Жители Соснового Бора и южного берега Финского залива должны знать, что происходит на опасном производстве и при необходимости могут потребовать от атомного ведомства предъявить доказательства соблюдения норм безопасности. Вывод из эксплуатации блоков — не исключение. Опыт общественного участия и контроля, в том числе в атомной энергетике, есть у Германия, США, Литвы и других стран.
Недавно «Декомиссия» провела экспертизу «Концепции вывода из эксплуатации энергоблоков Ленинградской АЭС с реакторами РБМК-1000». Документ подготовлен концерном «Росэнергоатом» в 2015 году. Руководствуясь им, атомщики планируют приступить к демонтажу в соответствии с этим документом. Мы выяснили, что он лишь частично соответствует российскому законодательству. В частности, Концепция не соответствует ряду статей федеральных законов «Об использовании атомной энергии», «Об охране окружающей среды», требованиям Ростехнадзора, рекомендациям МАГАТЭ и т. д.
К примеру, ст. 3 Федерального закона № 7-ФЗ от 10.01.2002 «Об охране окружающей среды» запрещает хозяйственную и иную деятельность, «последствия воздействия которой непредсказуемы для окружающей среды, а также реализацию проектов, которые могут привести к деградации естественных экологических систем».
В Концепции не предусмотрены стратегические решения по хранению отработанного ядерного топлива (ОЯТ), которые позволили бы надежно изолировать его на более чем 50-летний срок.
По некоторым прогнозам, отработавшие тепловыделяющие сборки могут утратить герметичность к середине 2070-х годов, что приведет к попаданию высокоактивных РАО в окружающую среду.
В Концепции должны быть предусмотрены технологии перевода ОЯТ в безопасное состояние. По «Правилам обеспечения безопасности при выводе из эксплуатации блока
атомной станции НП-012-16» Концепция должна содержать «оценку общего количества, вида, активности, категории и классов образующихся при демонтаже РАО». Так вот, о суммарной активности различных категорий РАО в Концепции не говорится. А ведь они будут размещаться в промзоне Соснового Бора, по сути, неподалеку от жилых кварталов
города. И такой пробел нарушает право граждан на владение информацией об окружающей среде. Н ведь то же самое можно сказать и о петербуржцах, ведь городская черта расположена менее чем в 40 км от ЛАЭС.

Прививка от закрытости

Росэнергоатому необходимо подготовить обновленную версию Концепции, приведя ее в соответствие с требованиями законодательства и регламентирующих документов. Свои предложения и рекомендации мы направили в Росэнергоатом, дирекцию ЛАЭС, администрацию Соснового Бора, Законодательное собрание Ленобласти. Такова мировая практика: в демонтаже атомных станций участвуют не только специалисты, но и органы местной власти, эксперты, представители гражданского общества.
Об этом — об информировании населения, о повышении понимания и доверия людей к процессу вывода из эксплуатации атомных электростанций — говорится и в «Стандартах МАГАТЭ», опубликованных в 2018 году. Это очень важный для российских условий момент — общественное участие. Рекомендации МАГАТЭ должны стать прививкой от закрытости, понуждающей Росатом налаживать диалог с общественностью. Мы предлагаем сделать комплексную экологическую оценку южного берега Финского залива в районе ядерного
кластера, чтобы понять, что будет рядом с пятимиллионным Петербургом, если наложится радиационное и химическое воздействие на природу от предстоящего вывода из эксплуатации ЛАЭС.
Постоянной комиссии по экологии и природопользованию ЗакСа Ленбласти мы предложили инициировать процесс создания межрегиональной лаборатории наподобие той, что была закрыта более 15 лет назад в Сосновом Бору.
Органам местного самоуправления рекомендуем совместно с Росэнергоатомом, Ростехнадзором организовывать общественные обсуждения обновленной версии Концепции. А также создать общественный совет по мониторингу вывода из эксплуатации ЛАЭС.
На мой взгляд, неразумно игнорировать результаты анализа мирового опыта вывода АЭС, над которым мы работали более 15 лет. Общественность протягивает атомному ведомству руку помощи, предлагая апробированные мировой практикой решения. Главный их смысл в том, чтобы под Петербургом, на берегу Балтики, были соблюдены все меры безопасности. Соснобыль — даже тихий, с расползающейся радиацией — нам точно ни к чему.

Записала Лина ЗЕРНОВА

Ссылка на источник