SOSновый Бор, ядерный кластер южного берега Финского залива и уроки Чернобыля

Резюме

Проанализирована шестидесятилетняя история развития и эволюция взглядов на экологическую и радиационную безопасность ядерного кластера южного берега Финского залива Балтики. Отмечена недооценка опасности его вступления в новый этап жизненного цикла, когда в течение 10 лет будут одновременно работать новые, старые ядерные энергоблоки и начнется вывод из эксплуатации последних.

Описаны механизмы принятия политических решений по строительству, вводу и выводу из эксплуатации ядерно-опасных объектов. Показано, что эти решения не базируются на комплексной оценке воздействия всех атомных объектов на экосистемы и способность последних принять дополнительную нагрузку без разрушения механизмов воспроизводства здоровой среды обитания.

При размещении новых объектов не в полной мере учитывается возможное влияние ядерно-опасных объектов друг на друга, в том числе в аварийных ситуациях, а также в случае разрушения из-за военных действий в случае военного конфликта Россия – НАТО.

Обозначены основные вызовы, даны рекомендации лицам, принимающим решения, для продвижения устойчивого, сбалансированного с природными возможностями развития этого региона.

Введение

Ядерный кластер на южном берегу Финского залива находится на территории города Сосновый Бор, в 70 км от Эстонии, 100 км от Финляндии и всего в 35 км от границы пятимиллионного Санкт-Петербурга. 

Рис.1. Сосновый Бор — атомный моногород южного берега Финского залива

Он формировался в течение 60 лет на территории, где столетия коренное население жило в согласии с природой и, в основном, занималось рыболовством. После Второй мировой войны до начала 2000-х здесь процветало рыболовство и рыбопереработка. Более 30 судов и 4 рыбоперерабатывающих завода круглогодично поставляли свежую рыбу и миллионы банок консервов в Санкт-Петербург, Ленинградскую область и на экспорт. В этой отрасли были заняты тысячи человек.

По мере развития ядерного кластера и портово-логистического комплекса в соседней Лужской губе происходило постепенное вытеснение традиционного уклада жизни коренного населения.

К настоящему времени в состав ядерного комплекса входят следующие предприятия государственной корпорации по атомной энергии Росатом и частная компания:

  • Ленинградская АЭС (ЛАЭС) – крупнейшая в России и Балтийском регионе с временным хранилищем отработавшего ядерного топлива (ХОЯТ) и комплексом по переработке радиоактивных отходов (КПО ЛАЭС);
  • Научно-исследовательский технологический институт имени А.П. Александрова (НИТИ) – уникальная площадка научной, испытательной деятельности и комплексной отработке ядерных энергетических установок для атомных подводных лодок;
  • АО Экомет-С – крупнейший в Европе и единственный в России завод по переработке металлических радиоактивных отходов (бизнес компания, имеющая тесные ;

Федеральный экологический оператор (ФЭО) – филиал в Северо-западном территориальном округе, – временное хранилище средне- и низкорадиоактивных радиоактивных отходов (бывший РосРАО, бывший Ленспецкомбинат Радон).

 Новый этап развития ядерного кластера южного берега Финского залива

В настоящее время ядерный кластер вступил в новый этап своего жизненного цикла. Происходит «смена поколений». С одной стороны принимаются решения о строительстве новых ядерно-опасных объектов, а с другой – необходимо выводить из эксплуатации те из них, которые выработали проектный ресурс. При этом требуется безопасно изолировать от среды обитания наработанные обременения – отработавшее ядерное топливо (ОЯТ), радиоактивные отходы (РАО).

Это комплексная проблема, требующая оценки последствий воздействия на среду обитания не только каждого отдельного атомного объекта, но и всего ядерного кластера, с учетом возможных эффектов синергизма при воздействии на экосистемы и человека, а также возможного взаимного влияния отдельных объектов друг на друга, в том числе в аварийных ситуациях.

Это сложная задача, которая имеет экономическое, социальное, экологическое и нравственное измерение. Ее решение будет иметь долгосрочные последствия, затрагивающие интересы многих будущих поколений не только на российском побережье Финского залива, но и во всем Балтийском регионе.

Для выработки сбалансированной стратегии действий по ее решению целесообразно использовать экосистемный подход, базирующийся на комплексном экологическом мониторинге, участии представителей всех заинтересованных сторон: общества, власти и бизнеса. Важно, чтобы их взаимодействие было прозрачным, основаным на демократических принципах и учитывало социально-экологический и исторический опыт развития этой территории.

Рассмотрим каков этот опыт и насколько он учитывается на текущем этапе жизненного цикла ядерного кластера.

Сосновый Бор – город атомщиков

Сосновый Бор, более 68 тысяч (2020 год) жителей — один из 20 атомных моногородов Росатома. Ближайшие дома горожан находятся в 3.5 км от ядерного кластера. Государственная корпорация Росатом – главный работодатель для примерно 19 тысяч горожан, причем более 6 тысяч работают в условиях непосредственного воздействия радиационного излучения [1]Общая заболеваемость с установленным впервые в жизни диагнозом населения г. Сосновый Бор несколько превышает общую заболеваемость по Российской Федерации [2].

Социальная инфраструктура города (школы, больницы, культурные объекты) зависят от эффективности деятельности атомных предприятий.

 

Рисунок 2. Ядерный кластер южного берега Финского залива в составе:
  • Ленинградская АЭС (ЛАЭС) с комплексом по переработке радиоактивных    отходов (КПО ЛАЭС) и временным хранилищем отработавшего ядерного топлива (ХОЯТ);
  • Научно-исследовательский технологический институт им. А.П. Александрова (НИТИ);
  • Федеральный экологический оператор (ФЭО), бывший РосРАО, бывший Ленспецкомбинат Радон – временное хранилище средне- и низкорадиоактивных отходов;
  • АО Экомет-С – завод по переработке металлических радиоактивных отходов.

 

Ленинградская АЭС (ЛАЭС)

ЛАЭС самая мощная в России и на Балтике. Она вырабатывает около половины электроэнергии в регионе. Это, также, наиболее мощный источник антропогенного воздействия на среду обитания на южном берегу Финского залива.

В настоящее время эксплуатируются в режиме генерации энергии 4 энергоблока суммарной электрической мощностью 4400 МВт: по два блока с РБМК-1000 (2×1000 МВт) и ВВЭР-1200 (2×1200 МВт).

Два старейших энергоблока РБМК-1000 были окончательно остановлены в 2018 и 2020 годах после 45 лет работы, и их планируют выводить из эксплуатации до 2053 года. Третий и четвертый энергоблоки намечены к окончательной остановке в 2025 и 2026 годах, и их намерены вывести из эксплуатации до состояния «коричневой лужайки» к концу 2059 года [3].

Разработана и утверждена Программа вывода из эксплуатации энергоблока №1 Ленинградской АЭС [4] После окончательной остановки и до полной выгрузки отработавшего ядерного топлива из реактора (до 5 лет) ежегодные затраты на его работу без генерации энергии оцениваются в 2.6 млрд рублей, а разработка проектной документации на вывод – в 800 млн рублей.

Ожидаемая стоимость вывода из эксплуатации первого и второго энергоблоков ЛАЭС с учетом затрат на захоронение РАО, но без затрат на окончательную изоляцию ОЯТ, оценивается в 64 млрд рублей без НДС [4]. Примерно в такую же сумму первоначально оценивался вывод из эксплуатации двух аналогичных энергоблоков Игналинской АЭС (Литва), но спустя 15 лет после начала работ эта сумма возросла в 3 раза.

Пока отсутствуют безопасные, социально и экологически приемлемые технологии обращения с более 15 000 тон графита четырех энергоблоков ЛАЭС, содержащих биологически и генетически значимый радиоуглерод14С [5].

 

Комплекс по переработке радиоактивных отходов ЛАЭС (КПО ЛАЭС) построен на территории станции и предназначен для:

  •   сжигания сотен тонн в год горючих радиоактивных отходов;
  • переработки до 1000 м3 в год твердых радиоактивных отходов;
  • приема, переработки и кондиционирования жидких радиоактивных отходов (ЖРО).

Временное хранилище отработавшего ядерного топлива (ХОЯТ) ЛАЭС вмещает около 40 000 отработавших тепловыделяющих сборок (~5.000 тонн). Они охлаждаются в специальных бассейнах, находящихся в 90 метрах от Балтийского моря. В ОЯТ содержится примерно 35 тонн сверхтоксичного 239Pu с периодом полураспада 24 тыс. лет.

Для отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) реакторов РБМК-1000 не существует экономически и социально-экологически приемлемых технологий переработки или долговременной изоляции. Началось перемещение ОЯТ с выводимых блоков ЛАЭС во временное (до 50 лет) федеральное сухое хранилище на Горно-химическом комбинате в закрытом административно-территориальном образовании (ЗАТО) Железногорск Красноярского края. Эти транспортировки планируют завершить после 2031 года. Против концентрации ОЯТ в Железногорске и планов создания могильника радиоактивных отходов 1-го и 2-го классов опасности высказались около 150 тысяч человек [6]

Нарушения при продвижении проекта нового энергоблока ЛАЭС.

Продвижении проекта новых энергоблоков с реакторами ВВЭР-1200 в Сосновом Бору сопровождалось манипулированием общественного участия при оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС). Администрация Соснового Бора в 2007 году зарегистрировала сразу две общественные экспертизы так называемых «государственных общественных организаций» из Москвы: «Экологического движения конкретных дел» [7] и «Экосфера». При этом местной общественной благотворительной экологической организации «Зеленый мир» было отказано в регистрации экспертизы.

Результаты обеих московских общественных экспертиз были схожи: «Ни малейшего воздействия» [8] на окружающую среду.

Позже такие оценки были оспорены группой экспертов-ядерщиков из Соснового Бора во главе с д.т.н. А. П. Епериным, бывшим директором ЛАЭС [9]. Сосновоборские эксперты предложили устранить критические важные недостатки системы охлаждения энергоблоков, способные привести к серьезным негативным последствиям для природы и соседних ядерных объектов. Эти предложения не были восприняты Росатомом как значимые.

 

Нарушения при строительстве энергоблока ЛАЭС с реакторами ВВЭР-1200

В марте 2016 года было опубликовано открытое письмо [10] и видеообращение [11] Виктора Алейникова, «ветерана-атомной энергетики и промышленности» России, участвовавшего в строительстве первого энергоблока Ленинградской АЭС с реактором ВВЭР-1200. Внихавтор приводил факты, документы и фотографии, свидетельствующие о многочисленных нарушениях, не позволяющих обеспечить проектные характеристики безопасности первого энергоблока ЛАЭС-2. Например, была опубликована фотография, на которой в электрическую схему регистратора температуры при термической обработке сварных швов трубопровода первого контура реактора, было впаяно переменное сопротивление, позволяющее корректировать показания температуры и фальсифицировать соблюдение проектного режима термообработки.

В результате проверки Ростехнадзором фактов из открытого обращения В. Алейникова, не было публично предоставлено доказательств, опровергающих документы о нарушениях и, по мнению автора, эта проверка была проведена формально [12].

Таким образом, можно предположить, что 5-й энергоблок ЛАЭС с реактором ВВЭР-1200 не обладает проектными характеристиками безопасности.

Научно-исследовательский технологический институт им. А. П. Александрова

За почти 60 лет своего существования институт проводил эксперименты и испытания на пяти экспериментальных ядерных энергетических установках для подводных лодок [13].

В 2000-х годах одна из них была введена, а две ядерно-энергетических установки были окончательно остановлены и выведены из эксплуатации [14],[15],[16]. Отработавшие активные зоны, по-видимому, были вывезены для утилизации [17].

Материалы ОВОС по размещению, вводу, а также выводу из эксплуатации ядерных энергетических установок НИТИ непублично рассматривались специально создаваемыми комиссиями Ростехнадзора. По российскому законодательству материалы ОВОС оборонных объектов не должны обсуждаться с общественностью.

Это означает, что при размещении, а также выводе из эксплуатации объектов НИТИ невозможно сделать комплексную оценку возможных последствий воздействия на экосистемы и людей с учетом уже имеющейся антропогенной нагрузки, а также неизбежного вывода из эксплуатации ныне работающих объектов ядерного кластера.

При этом, по данным Радиевого института [18], НИТИ является одним из главных поставщиков 3Н, а также60Со, 54Mn и 137Cs в Финский залив.

За время эксплуатации ядерных установок НИТИ произошло по меньшей мере 5 аварий и инцидентов [19]. Одна из наиболее серьезных случилась 25 апреля 1972 года, когда сгорела активная зона ядерной энергетической установки ВАУ-6с (80% тепловыделяющих сборок разрушились) [20]. Утратила герметичность крышка реактора. «Причиной аварии явились факторы, которые не могли быть учтены при проектировании установки» — таков был вывод специальной комиссии, расследовавшей аварию.

Таким образом, эксперты подтвердили возможность непредсказуемой работы ядерной энергетической установки и невозможность гарантировать ее безопасность.

Еще одна серьезная авария на другой ядерной установке произошла в 1979 году. В результате теплового взрыва элемента системы аварийного охлаждения реактора (бака с водой) здание было разрушено. Два человека погибли [[21].

Контроль за выбросами и сбросами вредных химических и радиоактивных веществ НИТИ осуществляет собственная экологическая лаборатория. Она оценивает объемы поступления вредных химических и радиоактивных веществ в среду обитания и их соответствие утвержденным регулирующими органами нормативам.

АО Экомет-С

В 1995 году Правительство РФ приняло национальную программу [22] по переработке 600.000 тонн средне- и низкорадиоактивных металлических РАО, накопленных в России. Частная компания ЗАО Экомет-С была назначена головным исполнителем этой программы. На территории Ленинградской АЭС был построен только один из примерно 20 запланированных заводов в разных частях России в местах их наибольшего скопления. Сосновоборский завод был введен в эксплуатацию в 2002 году незаконно, без общественных слушаний и государственной экологической экспертизы [23].

К 2020 году на Экомет-С переработаны десятки тысяч тонн металлических РАО содержащих 54Mn, 60Co, 65Zn, 106Ru, 134Cs, 137Cs, 144Ce, 90Sr, 226Ra, 235+238U. Радиоактивные отходы поставлялись на переработку предприятиями Росатома и нефтегазового комплекса со всей территории России.

Экомет-С планирует перерабатывать около 3000 тонн металлических РАО при выводе из эксплуатации ЛАЭС.

Экомет-С является сопоставимым с ЛАЭС [24] источником выброса 137Cs и 60Co, а также основным локальным источником выброса 226Ra, 235+238U.

На предприятии неоднократно случались взрывы в плавильных электропечах, которые привели к гибели троих рабочих (2005 год) и потере трудоспособности работниками (2011 год).

На предприятии неоднократно случались взрывы в плавильных электропечах, которые привели к гибели троих рабочих (2005 год) и потере трудоспособности работниками (2011 год).

Рис. 3. Южный берег Финского залива – аккумулятор российского радиоактивного металла.

 

Таким образом, невыполнение в полном объеме национальной программы по переработке металлических РАО в местах их наибольшего скопления в России, превратило берег Балтики рядом с Санкт-Петербургом во всероссийский аккумулятор вторичных РАО и рисков, связанных с переработкой радиоактивного металла.

Региональные власти и сообщества Ленинградской области и Санкт-Петербурга не влияли на эти решения.

Национальный экологический оператор, Ленинградское отделение филиала «Северо-Западный территориальный округ»

Предприятие – правопреемник Ленинградского специализированного комбината «Радон», работающего с 1962 года. Это было первым радиационно-опасным объектом на территории нынешнего ядерного кластера. На нем временное хранятся твердые (более 65.000 м3) и жидких (1.200 м3) РАО средней и низкой активности, а также отработавшие радиоактивные источники – среднерадиоактивные отходы.

По имеющейся информации, после тушения пожаров в хранилище РАО в 1976 и 1979 годах, а также в результате атмосферных протечек в наземные бетонные боксы хранилищ, грунтовые воды вблизи объектов загрязнены 3H, 137Cs, 90Sr, а также 239Pu.

Предприятие является одним из основных источников [25] сброса 3H к Финский залив. Объем сбросов составляет 8–20 ×107 Бк/год. Сброс в Финский залив альфа-активных (210Po и 239Pu) и бета-активных (137Cs, 90Sr, 210Pb) радионуклидов составляет 2–3×107 Бк/год.

Мониторинг воздействия ядерного кластера на природную среду в дочернобыльскую эпоху.

Мониторинг воздействия сосновоборского ядерного кластера на природную среду с начала 1970-х годов осуществляла Региональная экологическая лаборатория НИТИ, проводившая комплексный радиоэкологический и экологический мониторинг в радиусе 30 км от атомных объектов.

К середине 1980-х годов результаты исследований лаборатории совместно академическими институтами Санкт-Петербурга и Москвы показали серьезные экологические нарушения в Копорской губе.

Наиболее мощным фактором, вызвавшим эти нарушения являлось тепловое загрязнение от четырех энергоблоков РБМК-1000 Ленинградской АЭС. Только треть тепловой энергии, производимой реакторами, превращается в электричество, а две трети становятся тепловыми отходами, сбрасываемыми в Копорскую губу Финского залива.

Ежегодный сброс тепловой энергии системами охлаждения 4-х энергоблоков РБМК-1000 ЛАЭС сопоставим с поступлением солнечной энергии на ее поверхность [26]. Тепловое загрязнение водных экосистем Копорской губы в сочетании с поступлением биогенных элементов – соединений азота с реками Систа, Коваш, Воронка и фосфора с городских очистных сооружений Соснового Бора привели к бурному развитию фитопланктона и многократному ускорению эвтрофикации (биологическому старению) водоема. Вместо традиционных диатомовых, стали доминировать сине-зеленые микроводоросли, многие из которых токсичны, подавляют развитие диатомовых. Численность фитопланктона возросла в десятки раз, а его вегетация стала круглогодичной.

Забор до 200 м3/сек воды из Копорской губы системами охлаждения четырех энергоблоков РБМК-1000 ЛАЭС приводил к попаданию в технические системы и ежегодной гибели сотен миллионов (!!!) экземпляров рыб, в основном молоди.

Экологами в 1980 г. были выявлены цитогенетические нарушения у представителей фауны Копорской губы (рыба гольян) и на территории (мышь рыжая полевка) в районе ядерного кластера [27].

Эти результаты исследований поступали, в основном, в виде научно-технических отчетов со статусом или «Для служебного пользования» заказчикам – Министерству среднего машиностроения, оператору и контролеру деятельность большинства атомных объектов Соснового Бора.

Таким образом, к моменту аварии на Чернобыльской АЭС жизнь атомграда и последствия воздействия сосновоборского атомного кластера на природные комплексы, в том числе при авариях, не были доступны для общества и не становились основой для принятия политических решений в отношении развития ядерного кластера на южном берегу Финского залива.

Эволюция развития ядерного кластера после Чернобыльской катастрофы

1 мая 1986 года на южном берегу Финского залива, за 1000 км от аварийной Чернобыльской АЭС выпал радиоактивный дождь. Радиационный фон подскочил в десятки раз.

Сотрудники, атомных предприятий «звенели» на входе, а не на выходе со своих предприятий, поскольку датчики автоматического радиационного контроля выявляли чернобыльские радиационное загрязнения персонала, приехавшего на работу из города.

В квартирах из кранов горожан и на всех предприятиях текла радиоактивная вода, поставляемая из реки Систа, загрязненной чернобыльскими радиоактивными выпадениями. Все продукты питания, производимые в городе на грязной воде, также были радиоактивны. Даже биологическая очистка сточных вод в городе вышла из строя, поскольку погибли биологически активные компоненты системы очистки.

Городские власти Соснового Бора, получив информацию от Региональной экологической лаборатории о масштабных загрязнениях, опасались паники, и не информировали горожан о целесообразных мерах по защите здоровья. Отсутствие рекомендаций от властей и распространение слухов об опасности для здоровья вызвало неграмотные «йодные профилактики», приводящие к ожогам кишечника и другим негативным последствиям для здоровья.

Например, по данным отдела здравоохранения администрации города Сосновый Бор к 1993 году почти в 3 раза возросло число детей, родившихся с врожденными аномалиями, по сравнению с дочернобыльским 1985 годом. Их число достигло 61.8 на 1000 родившихся живыми [28]. А только за 10 месяцев 1994 года число выявленных онкологических заболеваний достигло 751 в расчёте на 100.000 населения против 109 за весь предыдущий год.

После чернобыльской катастрофы, в 1992 году, администрация Соснового Бора заказала «Комплексный анализ экологической обстановки в районе города Сосновый Бор» для оценки существующих социально-экологических рисков и выработки предложений по стратегии развития города и ядерного кластера.

Работа была выполнена группой ученых Российской Академии Наук [29]. В состав группы вошли 19 представителей Ассоциации ученых «Будущее Санкт-Петербурга» Санкт-Петербургского научного центра РАН. Среди   них были экологи, биологи, генетики, радиологи, гидробиологи, гидрологи, геологи, медики, гигиенисты, социологи, а также специалисты в области математического моделирования, питания и оценки рисков.

В 107-страничном аналитическом отчете ученые отметили:

  1. Отсутствие у муниципальных властей всей информации о состоянии окружающей среды района ввиду разбросанности этой информации по различным источникам и ведомствам. Отсутствие системности собираемой информации, не позволяющей сделать исчерпывающие заключения о реальной экологической ситуации в районе Соснового Бора.
  2. Отсутствие постоянного контроля за содержанием токсичных веществ в атмосфере и превышение допустимых норм по некоторым показателям.
  3. Загрязнение подземных вод тяжелыми металлами и радионуклидами в районе размещения предприятий ядерного кластера, пространственное распределение которых практически не изучено. Отмечено, что для трития ареал загрязнения исчисляется километрами.
  4. Существование возможности загрязнения радионуклидами Ломоносовского водного горизонта, особенно в случае аварий, из-за геологических и гидрологических условий в районе предприятий, имеющих радиоактивные отходы.
  5. Снижение качества прибрежных вод, их рыбохозяйственного и рекреационного потенциала из-за изменений видового состава фитопланктона в Копорской губе, возникшего из-за теплового, биогенного и химического загрязнений.
  6. Ускоренную эвтрофикацию Копорской губы обусловленную нарушением естественного теплового режима водоема.
  7. Неизученность причин, вызывающих ослабление и гибель лесных биоценозов.
  8. Лидерство района размещения сосновоборского ядерного кластера по онкологическим заболеваниям и пневмониям, а также отметили необходимость исследования врожденных патологий и онкологических заболеваний у детей с учетом места работы родителей.

Эксперты пришли к заключению, что степень экологического неблагополучия не критическая, но экологическая емкость района размещения ядерного кластера исчерпана, не рекомендовали увеличивать численность населения города и антропогенную нагрузку за счет строительства новых промышленных объектов.

Было рекомендовано, также, построить защищенный(подземный) источник питьевого водоснабжения для города.

Для эффективной социально-экологической политики эксперты предложили создать муниципальный центр экологического мониторинга, и эко-информационной деятельности.

БОльшая часть этих рекомендаций экспертов Российской Академии Наук не были выполнены.

За десятилетие, последовавшее после экспертизы РАН продолжился рост антропогенной нагрузки. На территории ядерного кластера появились:

  • две новых экспериментальных ядерных энергетических установки в НИТИ (общественные обсуждения не проводились, поскольку объекты военные, и этого не требовалось по закону);
  • крупнейший в Европе частный завод по переработке до 6 тыс. тонн/год металлических РАО компании ЗАО Экомет-С, который незаконно (без общественных слушаний и государственной экологической экспертизы) финансировался, строился и был запущен в эксплуатацию территории ЛАЭС;
  • Уплотненный в 2 раза вариант хранения ОЯТ во временном мокром хранилище ЛАЭС (зд. 428), реализованный без общественных слушаний и государственной экологической экспертизы. После проведенного уплотнения из-за повреждения герметичности обшивки из нержавеющей стали, из бассейнов в окружающую среду вытекало до 360 л/сутки [30]. Спустя 15 месяцев после обнаружения протечек они были устранены с помощью финских специалистов.

За время капитальных ремонтов энергоблока № 1 в период с 1990 по 1998 год на ЛАЭС ежегодные выбросы долгоживущих нуклидов 137Cs, 134Cs и 60Co возросли в 100 – 300 раз [31].

Поэтому, видимо не случайно, в конце 1990-х годов генетики ВНИИ Сельскохозяйственной радиологии из Обнинска и специалисты сосновоборской Региональной экологической лаборатории, переподчиненной Радиевому Институту им. В.Г. Хлопина, обнаружили цитогенетические повреждения семян и хвои сосен, произрастающих вблизи ядерного кластера и в самом городе Сосновый Бор [32].Процент цитогенетических повреждений в районе ядерного кластера оказался в три, а в Сосновом Бору в два раза выше, чем в контрольной точке, в 30 км к западу от ядерного кластера на границе Санкт-Петербурга.

«Если не можешь соответствовать критериям экологической безопасности, меняй критерии»!

К началу 2000-х годов стало понятно, что результаты, получаемые экологами и генетиками, подтверждают оценки экспертной группы Российской Академии Наук об исчерпании экологической ёмкости экосистем в районе ядерного кластера.

Чтобы снять экологические барьеры на пути дальнейшего развития ядерного кластера Минатом России при молчаливом согласии муниципальных и региональных властей инициировал деэкологизацию оценок и норм безопасности ядерного кластера.

Было прекращено финансирование Региональной экологической лаборатории Радиевого института им. В.Г. Хлопина. В результате был остановлен экологический и радиоэкологический мониторинг, позволяющий оценить не только объемы выбросов, сбросов радиоактивных, химических веществ в сочетании с тепловым загрязнением, но и исследования последствий для экосистем этого комплексного антропогенного воздействия.

После закрытия лаборатории лица, принимающие решения по развитию ядерного комплекса, лишились возможности опираться на оценку состояния природных экосистем. Решения стали приниматься исходя из экономической выгоды и политической целесообразности, как это было в дочернобыльскую эпоху.

После попытки общественности оспорить в суде незаконное, без общественных слушаний и государственной экологической экспертизы продление проектного ресурса (30 лет) энергоблоков РБМК-1000 ЛАЭС, эта норма обязательности таких процедур была отменена.

За этим последовали другие решения, облегчающие строительство новых ядерно-опасных объектов.

Были отменены пост-чернобыльские стандарты безопасности. Без публичных доказательств обоснованности отменен запрет(СНиП 2.01.51-90, п.3.5) строительства крупных атомных электростанций вблизи мегаполисов, а также ограничение численность населения городов-спутников АЭС и их удаленность от станции.

 

Рис. 4.Отменен пост-чернобыльский стандарт (СНиП 2.01.51-90 3 – п.3.5 а), чтобы оправдать стройку новых энергоблоков ЛАЭС ближе 100 км от границы Санкт-Петербурга.
Рис. 5. Отменен пост-чернобыльский стандарт (СНиП 2.01.51-90 – п.3.5 в), чтобы допустить численность Соснового Бора более 50 тыс. и оправдать размещение жилых домов ближе 8 км к ЛАЭС.

Знаковые события сосновоборского ядерного кластера в 2020 году

Принята «дорожная карта» по сооружению 7-го и 8-го энергоблоков ЛАЭС с реакторами ВВЭР-1200. Общественные обсуждения материалов ОВОС и материалов обоснования лицензии на сооружение 7 и 8 энергоблоков намечено провести в июле 2021 года, а государственную экологическую экспертизу в ноябре 2021 года. Разрешение на строительство планируется получить к июлю 2022 года, а физический пуск энергоблоков намечен в 2026 и 2028 годы.

Таким образом, планируемый ввод замещающих 7-го и 8-го энергоблоков ЛАЭС с реакторами ВВЭР-1200 опаздывает от плановых сроков окончательной остановки 3-го и 4-го энергоблока с реакторами РБМК-1000 на 1 – 3 года. Это может означать, что для 3-го и 4-го энергоблоков ЛАЭС могут дополнительно продлить эксплуатационный ресурс сверх уже продленных с 30 до 45 лет, вплоть до момента ввода в эксплуатацию 7-го и 8-го энергоблоков.

ОВОС новых энергоблоков делается отдельно от ОВОС будущих проектов вывода из эксплуатации старых реакторов. Это означает, что одновременное воздействие на природу работающих новых и выводимых из эксплуатации старых энергоблоков, которое будет продолжаться десятки лет, может оказаться неприемлемо высоким с социально-экологической точки зрения.

Это обстоятельство не учитывается.

А ведь при выводе из эксплуатации планируется разрушение барьеров изоляции, изъятие радиоактивных веществ из реакторов и захоронение их в другом месте, что увеличивает риски эмиссии радиоактивных веществ в окружающую среду. При этом отказаться от проектов вывода из эксплуатации или перенести их в другое место будет невозможно.

Это означает, что может повториться политическая ошибка, когда при проектировании ЛАЭС с реакторами РБМК-1000 не задумывались, что их придется в будущем выводить из эксплуатации. В результате мы имеем на сегодняшний день отсутствуют технологии окончательной изоляции (утилизации) тысяч тонн сверхтоксичного ОЯТ реакторов РБМК-1000, а также радиоактивного графита – биологически и генетически опасного 14С.

Первая партия вторичных РАО– результат переработки на Экомет-С свезенных со всей России металлических РАО, была отправлена в национальный пункт радиоактивных отходов (ПЗРО) в закрытое административно-территориальном образовании (ЗАТО) Новоуральск Свердловской области. По имеющимся сведениям, Экомет-С намерен перемещать РАО на Урал вплоть до 2023 года[33].

Таким образом Экомет-С на берегу Балтики и ПЗРО в Новоуральске стали частью национального бизнес-проекта по переработке и захоронению РАО. При этом ни общественность, ни региональные власти Санкт-Петербурга, Ленинградской и Свердловской областей фактически не имеют адекватной информации о долговременных последствиях для региональных экосистем этого бизнеса на радиоактивных отходах.

Экосистема восточной части Копорской губы Финского залива вернулась в естественный природный температурный цикл. Эта часть водоема замерзла впервые за 47 лет с момента пуска первого энергоблока ЛАЭС в 1973 году. Тепловое загрязнение прибрежных экосистем снизилось почти в 2 раза благодаря окончательной остановке 1-го и 2-го энергоблоков РБМК-1000, прямоточные системы охлаждения которых сбрасывали до 100 м3/сек подогретых на 10 градусов вод Копорской губы. Испарительные градирни двух новых блоков ВВЭР-1200, которые пришли на смену остановленным, забирают для охлаждения в 86 раз меньше воды, чем этого требовалось для двух энергоблоков с реакторами РБМК-1000.

 

Рис. 6. Восточная часть Копорской губы впервые за 47 лет покрылась льдом после окончательной остановки первой очереди ЛАЭС и прекращения сброса 100 м3/сек подогретых на 10 градусов вод из прямоточной системы охлаждения конденсаторов турбин .Фото со стороны Финского залива, февраль 2020.

 

Существенно (по-видимому, в 2 раза!) сократились травмирование и гибель рыб на водозаборных сооружениях ЛАЭС. Это результат замещения прямоточных систем охлаждения 1-го и 2-го энергоблоков РБМК-1000 на башенные испарительные градирни двух энергоблоков ВВЭР-1200. Произошло почти двукратное снижение потребления морской воды из Копорской губы для охлаждения.

Владимир Грачев, советник главы Росатома,был задержан при получении взятки за лоббирование (по версии ФСБ) интересов бизнеса, и решением суда посажен под домашний арест [34],[35],[36].Это событие усиливает сомнение в корректности заключения общественной экологической экспертизы, выполненной под руководством г-на Грачева, утверждавшей, что новый энергоблок ЛАЭС с реактором ВВЭР-1200 не окажет «ни малейшего воздействия» [37]на природные комплексы. Этот вывод, как известно, оспаривался и экспертной группой сосновоборских атомщиков под руководством бывшего директора ЛАЭС д.т.н. профессора А.П. Еперина [38].

Опубликованы данные, что сосновоборский ядерный комплекс будет находится на территории вероятного театра боевых действий в случае военного конфликта между Россией и НАТО. Об этом свидетельствуют возможные сценарии НАТО [39] по уничтожению российских военных баз в Калининграде, а также обстрел береговой линии и блокирование российских военно-морских сил в районе Санкт-Петербурга.

Очевидно, что при случайном или намеренном повреждения ядерно-опасных объектов в Сосновом Бору даже обычными (неядерным) оружием, негативные последствия могут быть более тяжелыми и продолжительными не только для России, но и других стран Балтийского региона.

Выводы и рекомендации

Таким образом, к 2020-му году произошла де-экологизация взглядов на экологическую безопасность ядерного комплекса и оценок последствий его воздействия на природные экосистемы.

С закрытием Региональной экологической лаборатории вместо анализа длинных рядов наблюдений о состояния природных экосистем, фиксации текущего состояния и прогноза будущих изменений, стали использовать критерии «допустимых выбросов и сбросов» химических и радиоактивных веществ отдельными предприятиями ядерного комплекса.

Такой подход защищает бизнес-интересы предприятий, но не позволяет оценивать устойчивость природного комплекса, на который они воздействуют и на способность экосистем воспроизводить здоровую среду обитания.

Отмеченные экологами в 1980 и начале 2000-х годов цитогенетические нарушения у представителей флоры, фауны наземных и водных экосистем в районе ядерного комплекса диктуют необходимость изучения причинно-следственных связей этих результатов с деятельностью предприятий.

В ежегодных экологических отчетах о деятельности ЛАЭС и НИТИ отмечается соответствие деятельности предприятий согласованным с контролирующими органами критериям безопасности.  В то же время по данным этих отчетов заболеваемость жителей Соснового Бора выше среднероссийских.

Кроме того, подорвано естественное воспроизводство рыб в прибрежных водах и реках южного берега Финского залива. Нарушено воспроизводство возобновляемых рыбных ресурсов – национального достояния России!

Прекратилось промышленное рыболовство в Копорской губе и соседних прибрежных акваториях. За последние 15 лет закрыты 4 рыбоперерабатывающих завода в Шепелево, Сосновом Бору, Вистино, Усть-Луге. Фактически прекратила существование целая отрасль, в которой было заняты тысячи коренных жителей побережья, в том числе малочисленных народов водь и ижора.

Лица, принимая решения о допустимости размещения на южном берегу Финского залива, опираются на критерии экономической выгоды, и не учитывают состояния экосистем, а также потребности общества в развитии рекреационных зон на южном побережье Финского залива.

Начатое перемещение ОЯТ и РАО во временное национальное хранилище в Железногорске Красноярского края и пункт захоронения РАО в Новоуральске Свердловской области вызывает серьезную негативную реакцию общественности регионов. Это рассматривается как проявление двойных стандартов безопасности, проявление колониальной политики европейской части страны в отношении Уральского и Сибирского регионов.

Проявились новые вызовы – коррупция, а также угроза военных действий в районе ядерного кластера, которые нуждаются в учете при принятии решений о развитии этого региона.

На южном берегу Финского залива началось и в ближайшие 10 лет намечена смена поколений ядерных энергетических установок ЛАЭС и НИТИ. Предполагается строительство и ввод новых и вывод из эксплуатации старых энергоблоков.

Как известно, именно на начальном этапе, а также при приближении к выработке ресурса технические системы и ядерные энергетические установки, в частности, имеют более высокую вероятность аварий.

Это означает, что ядерный кластер входит в более опасный этап своей жизни.

Принимаемые политические решения о дальнейшем наращивании числа ядерно-опасных объектов на берегу Финского залива не основывается на комплексном анализе безопасности всего ядерного кластера, возможном влияния отдельных ядерных объектов друг на друга. Не оценивается, также, способность экосистем в районе размещения ядерного кластера принять дополнительную нагрузку без разрушения механизмов воспроизводства здоровой среды обитания.

История развития ядерного кластера на южном берегу Финского залива демонстрирует необходимость включения дополнительных критериев (экологических и социальных) для оценки безопасности объектов ядерного кластера. Необходимы новые законодательные нормы и инструменты для обеспечения ядерной и социально-экологической безопасности, которые будут учитывать региональные и муниципальные интересы.

Целесообразно:

  1. Создание межрегиональной экологической лаборатории (института) под патронажем правительств Ленинградской области, Санкт Петербурга и под контролем попечительского совета с участием всех заинтересованных сторон для обеспечения комплексного экологического и радиоэкологического мониторинга экосистем в районе ядерного кластера и выдачи рекомендаций для обеспечения устойчивого, сбалансированного с природой развития.
  2. Правительству Ленинградской области в партнерстве с заинтересованными сторонами провести стратегическую экологическую оценку южного побережья и акватории Финского залива с участием экспертов Российской Академии Наук. Инструментом для этого могут стать процедуры морского пространственного планирования, способные обеспечить устойчивое, сбалансированное с природными возможностями развитие южного побережья Финского залива. При проведении такой оценки необходимо учесть неизбежность вывода из эксплуатации энергоблоков Ленинградской АЭС и НИТИ.
  3. Для учета интересов региональных сообществ, обеспечения социальной справедливости и экологической безопасности, необходимо принять законы Ленинградской области, Санкт-Петербурга о полномочиях региональных, муниципальных властей и заинтересованной общественности при продвижении атомных проектов на берегах Финского залива.
  4. В условия повышенных рисков аварий в предстоящее десятилетие при замещении ядерных энергоблоков необходимо обеспечить подключение населенных пунктов южного берега Финского залива к подземным (защищенным) источникам питьевого водоснабжения, в соответствии со статьей 34 Водного кодекса России [40].
  5. Обязать владельцев всех крупных водозаборов южного побережья Финского залива построить рыбозащитные сооружения.
  6. Рассмотреть ОВОС вывода из эксплуатации 1-4 энергоблоков с реакторами РБМК-1000 ЛАЭС до рассмотрения ОВОС строительства 7-го и 8-го энергоблоков с реакторами ВВЭР-1200.
Стандарты безопасности, принятые с учетом чернобыльского опыта, не должны забываться! Обществу нужно контролировать развитие ядерных технологий.
  1. Использованные источники информации
  1. В.А. Василенко, Генеральный директор НИТИ, Отчет по экологической безопасности ФГУП «НИТИ им. А.П. Александрова» за 2018 год https://osatom.ru/media/uploads/9fcf78a7-258b-466f-8954-c75a33a1067c/NITI.pdf
  2. В.И. Перегуда, Директор ЛАЭС, Отчет по экологической безопасности Ленинградской атомной станции за 2018 год, Сосновый Бор, 2019, 38с.https://www.rosatom.ru/upload/iblock/c96/c96ca85732d668cb86b3fabb60208173.pdf
  3. Концепция вывода из эксплуатации энергоблоков Ленинградской АЭС с БМК-1000. Утверждена А. Ю. Петровым, Генеральным директором ОАО «Концерн Росэнергоатом», М. 2015, 66 с.
  4. Программа вывода из эксплуатации блока №1 Ленинградской АЭС, утв. Ген. Директором Росэнергоатома А. Ю. Петровым в январе 2018 года, 180 стр.
  5. О.В. Бодров, В.Н. Кузнецов, О.Э Муратов, А.А. Талевлин, Обращение с графитом при выводе из эксплуатации реакторов РБМК, СПб., Челябинск, Висагинас, 2019, 34 с. http://decommission.ru/wp-content/uploads/2020/03/Grafit_16.03.2020_%D1%80%D1%83%D1%81.pdf
  6.  «Требуем запретить создание федерального могильника радиоактивных отходов под Красноярском», — петиция по сбору подписей против транспортировки в ЗАТО Железногорск ОЯТ и захоронения отходов 1-го и 2-го классов опасностина берегу Енисея https://www.change.org/p/%D0%BC%D1%8B-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D1%8F%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B0
  7. «Экологическое движение конкретных дел» — Общероссийское общественное движение (Рус.), http://greenlight-int.org/files/main_page/brochure_edkd.pdf
  8.  В. Грачев, «Ни малейшего воздействия», газета Маяк, г. Сосновый Бор, 11 июля 2007 https://mayaksbor.ru/news/atomgrad/ni_maleyshego_vozdeystviya/
  9.  Экспертное заключение ветеранов атомной отрасли по проекту строящейся Ленинградской АЭС-2, 6 июня 2013 года, http://www.greenworld.org.ru/laes2_gradir_zak6613
  10.  Открытое обращение Виктора Алейникова, «Ветеран атомной энергетики и промышленности» России, 03.03.2016, http://www.greenworld.ooo/?q=laes2_aleinikov
  11.  Видеообращение Виктора Алейникова «Ветеран атомной энергетики и промышленности» России, 01.03.2016 https://www.youtube.com/watch?v=I1jS8vabFik&t=438s
  12. Видеообращение от Виктора Алейникова, строителя ЛАЭС-2 «Ленинградская АЭС-2 все еще опасна», 2017,
  13.  НИТИ им. А. П. Александрова 40 лет. – СПб. ООО «НИЦ Моринтех», 2002 – 360с.
  14. Приказ Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 14 августа 2009 г. N 708 «Об утверждении заключения экспертной комиссии государственной экологической экспертизы материалов обоснования лицензии на осуществление деятельности в области использования атомной энергии «Вывод из эксплуатации комплекса с экспериментальным ядерным реактором (стенда-прототипа ВАУ-6с ЯЭУ корабля)» ФГУП «НИТИ им. А.П. Александрова»
  15. Приказ Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 3 июня 2011 г. № 278 “Об утверждении Годового отчета о деятельности Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору в 2010 году” http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/2074801/#ixzz6dODFLWdi
  16.  Приказ Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 9 октября 2009 г. N 855 «Об утверждении заключения экспертной комиссии государственной экологической экспертизы материалов обоснования лицензии на осуществление деятельности в области использования атомной энергии «Вывод из эксплуатации стенда-прототипа ЯЭУ КМ-1» ФГУП «НИТИ им. А.П. Александрова» (г. Сосновый Бор Ленинградской области)»
  17.  Приказ Федеральной службы по надзору в сфере транспорта от 19 января 2011 г. № ГК-14-фс «О предоставлении лицензии на осуществление погрузочно-разгрузочной деятельности применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте работ ФГУП «НИТИ им. А.П. Александрова»
  18.  Отчет о работе «Комплексная экологическая экспертная оценка техногенного воздействия на население и окружающую среду объектов атомной энергетики, расположенных на территории Сосновоборского городского округа», утвержден В.П. Тишковым, И.О. Генерального директора ФГУП «Радиевый институт им. В.Г. Хлопина, Договор №650-651-63-11/Ц-ПЗ/ИФ05-411-200/11 от 14.11.201, СПб. 2011г. 223 с.
  19.  НИТИ им. А.П. Александрова 40 лет. – СПб. ООО «НИЦ Моринтех», 2002 г., 360с.
  20.  Е.В. Аккуратов и др., Город Сосновый Бор, Лики России, 1998г., стр. 118.
  21.  НИТИ им. А. П. Александрова 40 лет. – СПб. ООО «НИЦ Моринтех», 2002г., 360с.
  22.  Распоряжение Правительства РФ №1197-р от 1 сентября 1995 года об одобрении Целевой программы «Переработка и утилизация металлических радиоактивных отходов» и возложении на «Экомет-С функции головного исполнителя Программы http://docs.cntd.ru/document/9013443
  23. «Зеленый Мир не запугать, Вести СоЭС, №1 (20), 2002 http://www.seu.ru/vesti/2002-01/12.htm
  24.  Отчет о работе «Комплексная экологическая экспертная оценка техногенного воздействия на население и окружающую среду объектов атомной энергетики, расположенных на территории Сосновоборского городского округа», утвержден В.П. Тишковым, И.О. Генерального директора ФГУП «Радиевый институт им. В.Г. Хлопина, СПб. 2011г. 223 с.
  25.  Отчет о работе «Комплексная экологическая экспертная оценка техногенного воздействия на население и окружающую среду объектов атомной энергетики, расположенных на территории Сосновоборского городского округа», утвержден В.П. Тишковым, И.О. Генерального директора ФГУП «Радиевый институт им. В.Г. Хлопина, 2011 год, 223 с
  26.  Э.С. Брянских, И.И. Крышев, Изучение распределения и изменчивости природных популяций гидробионтов и физико-химических характеристик водной среды, Отчет о научно-исследовательской работе, 1984, 67 стр.
  27.  В. Е. Соколов, директор ИЭМЭЖ АН СССР им. В.Е.Северцова, академик, Отчет по теме договора с НИТИ от 10 октября 1979 года «Влияние теплового сброса Ленинградской АЭС им. В.И. Ленина на особенности размножения и развития рыб прибрежных вод Финского залива, М., 1980, 166 с.
  28.  О. Н. Степанова, главный специалист по здравоохранению администрации г. Сосновый Бор, Человек и его здоровье в атомном городе, Балтийский регион – наша общая среда обитания, общественно-политическое и научно-публицистическое издание, № 3-4, осень 1995, № 3-4. http://www.biometrica.tomsk.ru/ftp/medicine/bulln36.htm
  29. Отчет и заключение экспертной комиссии по комплексному анализу обстановки в районе г. Сосновый Бор (по данным, представленным заказчиком), Санкт-Петербургского научного центра «Ассоциация ученых будущее Санкт-Петербурга” РАН, Санкт-Петербург, 1992, 107 стр., утв. чл.-корр. РАН, зам. председателя Президиума РАН С.Г. Инге-Вечтомовым, инв. № 018-ЭС
  30. В. М. Кузнецов, Основные проблемы и современное состояние безопасности предприятий ядерного топливного цикла Российской Федерации, М. ООО «Агентство Ракурс Продакшн», 202, с. 26.
  31.  Комплексная экологическая экспертиза техногенного воздействия на население и окружающую среду объектов атомной энергетики, расположенных на территории городского округа Сосновый Бор», отчет о работе Федерального государственного унитарного предприятия (ФГУП) «Научно-производственное объединение «Радиевый институт имени В.Г. Хлопина», том 1, 143 стр., утвержденный в декабре 2011 г. к.т.н. В.П. Тишковым, и.о. генерального директора ФГУП «Научно-производственное объединение «Радиевый институт имени В.Г. Хлопина»
  32.  Комплексная экологическая экспертиза техногенного воздействия на население и окружающую среду объектов атомной энергетики, расположенных на территории Сосновоборского городского округа», доклад о работе ФГУП «Научно-производственное объединение «Радиевый институт имени В.Г. Хлопина», Книга 1, 143 страницы, утвержденный в декабре 2011 г. к.т.н., и.о. Генерального директора ФГУП «НПО «Радиевый институт имени В.Г. Хлопина» к.т.н. Тишковым В.П.»
  33. Виктор Казаков, Новоуральский полигон РАО. Открытие зимнего сезона.  https://novikvsluh.blogspot.com/2020/10/blog-post.html?fbclid=IwAR0OBUwqOsCtL05-JtsFj92h4IC1Yy3dx1VMNgqMAWongFGj0QqQ6E3Lkq0&m=1
  34.  В Москве суд отправил советника главы «Росатома» под домашний арест, РБК, 17.09.2020 https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5f62d5699a7947be2d676626
  35.  Эколог сдал вахту следствию. Бывший глава комитета Госдумы по экологии помещен под домашний арест, Коммерсант 16.09.2020,  https://www.kommersant.ru/doc/4493672
  36.  Бывший глава комитета Госдумы по экологии помещен под домашний арест, Радио Свобода 17.09.2020. https://www.svoboda.org/a/30843336.html
  37.  В. Грачев, «Ни малейшего воздействия», газета Маяк, г. Сосновый Бор, 11 июля 2007 https://mayaksbor.ru/news/atomgrad/ni_maleyshego_vozdeystviya/
  38. А.П. Еперин, д.т.н., профессор, Лауреат Ленинской и Государственной премий, Заключение ветеранов атомной промышленности о проекте строящейся ЛАЭС-2, 6 июня 2013 года, http://www.greenworld.ooo/laes2_gradir_zak6613
  39.  Др. Хорст Лепс, Милитаризация региона Балтийского моря, Гамбург, Хельсинки, Санкт-Петербург, 2020, стр. 40 http://decommission.ru/wp-content/uploads/2021/02/%D0%9C%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%91%D0%B0%D0%BB%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8-05102020.pdf
  40. Водный кодекс Российской Федерации от 03.06.2006 N 74-ФЗ ст 34 (ред. от 08.12.2020)https://fzrf.su/kodeks/vk/st-34.php

 

Депутаты Ленинградской области испугались атомной ответственности!

Н. А. Кузьмин, заместитель председателя Постоянной комиссии по экологии и природным ресурсам Законодательного Собрания Ленинградской области, председатель рабочей группы по разработке проекта закона Ленинградской области, г. Сосновый бор, Ленинградской области. На фото справа.
О. В. Бодров, генеральный директор ООО Декомиссия, председатель Общественного совета южного берега Финского залива, эксперт рабочей группы по разработке проекта закона Ленинградской области, г. Сосновый Бор, Ленинградской области. На фото слева.
А.А. Талевлин, к.ю.н., доцент кафедры гражданского права и процесса Челябинского государственного университета, эксперт рабочей группы по разработке проекта закона Ленинградской области, г. Челябинск.
24 марта 2021 года большинство депутатов-единороссов в Законодательном Собрании Ленинградской области заблокировало законопроект Николая А. Кузьмина (КПРФ), позволяющего Законодательному Собранию публично обсуждать и участвовать в принятии решений при размещении атомных объектов на территории области.
Отказ взять на себя ответственность депутаты объяснили… своей некомпетентностью. Кроме того, некоторые законодатели усмотрели «сепаратистские настроения», которые могут помешать федеральной власти строить на территории Ленинградской области новые радиационно-опасные объекты. А прокурор Ленинградской области, вдобавок, усмотрел в проекте закона признаки «коррупциогенности».
Уместно упомянуть как готовился отклоненный законопроект. Для работы над ним два года назад была создана рабочая группа, в которую вошли заинтересованные стороны, представляющие Правительство Ленинградской области, эксперты атомной отрасли, эксперты-экологи, юристы, а также общественность, в том числе член Общественного совета Росатома. В результате дискуссий в текст закона были внесены многочисленные уточнения. Окончательная версия была поддержана Правовым Управлением Законодательного Собрания Ленинградской области.

Заседание рабочей группы по обсуждению проекта закона в Законодательном Собрании Ленинградской области,
22 апреля 2019 года, фото Студия Зеленый мир

 

 

 

 

 

 

 

Попробуем разобраться так почему же законопроект был отклонен, а также как он мог влиять на радиационную и социально-экологическую обстановку Ленинградской области и Санкт-Петербурга?

В настоящее время действует следующий механизм принятия решений по размещению атомных объектов Ленинградской области: губернатор области, получив от Росатома
ходатайство о намерениях разместить новый атомный объект, направляет его в Комитет экономического развития и инвестиционной деятельности Ленинградской области.
Несколько чиновников этого комитета, оценив за закрытыми дверями сколько денег поступит в Ленинградскую область из федерального бюджета, соглашаются с таким «подарком». Губернатор, получив «добро» своих подчиненных, сообщает в Москву о поддержке «атомной инициативы». Далее проект реализуется как по маслу, не встречая серьезных сопротивлений, обсуждений и учета других региональных интересов.

Что мог изменить отклоненный законопроект в этой цепочке принятия решений? По мнению членов рабочей группы, работавших над проектом закона, он дает возможность проанализировать и учесть не только национальные, но и региональные интересы, найти их оптимальный баланс. Такой баланс должен учитывать и интересы Ленинградской области, муниципалитета размещения атомного объекта, атомного бизнеса и заинтересованной общественности.

Механизм выработки баланса интересов мог обеспечивается тем, что Губернатор Ленинградской области, должен, в соответствии с законопроектом, получать согласие
Законодательного собрания Ленинградской области на размещение атомного объекта.

Эта процедура позволяет депутатам провести консультации со своими избирателями и муниципалитетом, на территории которого планируется размещение объекта. Появляется
возможность оценить не только выгоды от поступления федеральных денег, создания новых рабочих мест, но и сопоставить с бременем проблем, которые такой объект будет создавать. Да и коррупционные риски при такой схеме снижаются благодаря публичности, а также расширению числа участников, участвующих в принятии решения.

К сожалению, коррупционные риски, существующие при действующей схеме принятия решений, не абстрактные опасения. Достаточно вспомнить как проходило продвижение
проекта нового энергоблока Ленинградской АЭС. Владимир Грачев, советник главы Росатома и по совместительству руководитель Общероссийского движения конкретных дел зарегистрировал в Сосновом Бору и организовал общественную экологическую экспертизу материалов ОВОС новых энергоблоков Ленинградской АЭС. В результате г-н Грачев от имени общественности заявил, что новый энергоблок ЛАЭС не будут оказывать «ни малейшего воздействия» (!!!) на окружающую среду.

С этим выводом не согласилась сосновоборская группа экспертов-атомщиков во главе с д.т.н., проф. А. П. Епериным. Они предлагали заменить опасную для природы и соседних атомных объектов систему охлаждения нового энергоблока – влажные испарительные градирни . Но эти предложения не были восприняты Росатомом как значимые.
Позднее, Владимир Грачев, автор общественной экспертизы об «экологически невидимых» новых энергоблоках Ленинградской АЭС-2 был задержан ФСБ при получении взятки в пользу продвижения опасного проекта. Решением суда он был посажен под домашний арест .

Другие примеры, показывающие необходимость учета региональных интересов

Росатом обещал атомграду Сосновый Бор до пуска первого энергоблока ВВЭР-1200 в 2018 году построить объездные авто и железную дороги, подключить защищенный (подземный) источник питьевого водоснабжения городу. Но ни одно из этих обещаний так и не было выполнено. Не построенные объездные дороги вокруг сосновоборского атомного кластера создают дополнительные риски для террористических атак и разрушения более десятка ядерно-и радиационных объектов Соснового Бора.

В добавок к этому, увеличивающееся число ядерных объектов создает дополнительные риски радиоактивного загрязнений единственного открытого источника питьевого
водоснабжения – реки Систа, водозабор в которой расположен всего в нескольких километрах от сосновоборского атомного кластера. Это не только неприемлемый риск для 68 тысяч
жителей моногорода, обслуживающего атомные объекты, но и нарушение федерального закона.

Согласно статье 34 Водного кодекса РФ в Сосновом Бору должен быть защищенный (подземный) источник водоснабжения. И это не абстрактная угроза для горожан. Уже приобретён горький опыт. В мае 1986 года из кранов всех сосновоборцев текла радиоактивная вода, поставляемая из реки Систа, загрязненной чернобыльскими радиоактивными выпадениями. Все продукты питания, производимые в городе на грязной воде, также были радиоактивны. Даже биологическая очистка сточных вод в городе вышла из строя, поскольку погибли биологически активные компоненты системы очистки.

В результате были и негативные последствия для здоровья сосновоборцев. Например, к 1993 году почти в 3 раза по сравнению с дочернобыльским 1985 годом возросло число детей,
родившихся с врожденными аномалиями. Их число достигло 61.8 на 1000 родившихся живыми. Таким образом, защищенный источник водоснабжения – актуальная, но так и не решенная региональная проблема спустя 35 лет после преподнесенного чернобыльского урока.

Еще пример, показывающий важность учета региональных интересов жителей Ленинградской области и Санкт-Петербурга. Одна из острых проблем – сохранение рабочих мест, связанных с промышленным рыболовством, рыбопереработкой, а также защита естественного воспроизводства рыб в Финском заливе.

Восемь действующих сегодня ядерных энергетических установок в Сосновом Бору ежесуточно прокачивают через системы охлаждения до 9 миллионов кубометров воды
Финского залива. При этом ни один из водозаборов не имеет рыбозащитных сооружений. По многолетним данным исследований экологов в морских системах водозаборов для
охлаждения конденсаторов турбин ежегодно гибнут сотни миллионов экземпляров рыб, в том числе промысловых. (В. Л. Зимин, О. В. Бодров, Обобщение результатов исследования динамики рыб на водозаборных сооружениях ЛАЭС, Отчет о научно-исследовательской работе, № 460, НИТИ, июнь 1986 и В. Л. Зимин, О. В. Бодров, И. Н. Рябов, Воздействие водозаборных сооружений Ленинградской АЭС на ихтиофауну водоема-охладителя, Вопросы Ихтиологии, т. 32, № 3, 1992 год, стр. 184-188.) Это способствовало (наряду со строительством индустриальных и логистических объектов в соседней Лужской губе) нарушению воспроизводства рыбы в Финском заливе.

Промышленное рыболовство, рыбопереработка – основное занятие жителей побережья, в том числе коренных малочисленных народов водь, ижора, прекратило существование к началу двухтысячных годов. Утрачены тысячи рабочих мест и целая отрасль столь важная для региона!

Более того, подорвано воспроизводство возобновляемых  рыбных ресурсов в Финском заливе – национального достояния России!

Всех упомянутых рисков и реально случившихся негативных последствий можно избежать, если на стадии согласования о размещении атомных объектов проводился системный
анализ возможных последствий для региона и его обсуждение в Законодательном Собрании.

Ленинградской области объективно нужны региональные законодательные нормы, позволяющие на демократических принципах вовлекать в обсуждение принимаемых решений
не только правительство, атомный бизнес, но и избранных народом региональных депутатов, атомные муниципалитеты и заинтересованную общественность. На региональном уровне необходим механизм реализации права граждан на участие в формировании политики в области использования атомной энергии (указанное право закреплено в
федеральном законе «Об использовании атомной энергии»).

Таким образом, региональный закон может позволить найти баланс интересов всех заинтересованных сторон, сохранить возобновляемые природные ресурсы, а также обеспечить
воспроизводство здоровой среды обитания – основы национального  благополучия. Он, несомненно, будет принят, но скорее всего депутатами нового созыв

Ссылка на статью на портале Проатом

Ссылка на журнал «Атомная стратегия»

 

 

Атомный портал ПроАтом продолжает публикации участников международной онлайн конференции

Вывод из эксплуатации АЭС с уран-графитовыми реакторами, обращение с облученным реакторным графитом. Вызовы и возможные решениякоторая прошла 17 октября  2020 u/

При поддержке Тамары Алексеевны Девятовой, журналиста портала, опубликованы статьи на основе выступлений следующих участников  конференции:
Александра  Германского http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9435
Планируются публикации других выступавших участников. О выходе новых статей мы сообщим дополнительно.

 

Конференция Российского социально-экологического союза обсудила атомную безопасность

25 ноября 2020 г. прошла онлайн конференция программы «Против ядерных и радиационных угроз» (ПЯРУ) Российского социально-экологического союза.
 Были обсуждены текущие проблемы безопасности объектов и проектов госкорпорации Росатом.
Среди главных вызовов безопасности вывода АЭС, автором были  обозначены:
  • отсутствие долговременных решений по изоляции радиоактивных отходов,
  • отработавшего ядерного топлива;
  • недемократичность продвижения проектов связанных с этим.
Кроме этого, были представлены критерии безопасности для выбора мест и механизмов принятия решений по решению этой проблемы, опубликованные в докладе «Обращение с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом в России. Взгляд международной сети ДЕКОМИССИЯ» .
 Был представлен, также,  последний доклад Общественного совета южного берега Финского залива с анализом проблем и возможных решений при обращении с реакторным графитом при выводе из эксплуатации реакторов РБМК-1000  , и текущая ситуация с разработкой закона Ленинградской области о полномочиях региональных властей, муниципалитетов и общественности при принятии решений по атомным проектам.
 
Обсуждая возможные формы совместной работы общественности, Олег Бодров предложил работу над проектом «Атомная Россия» Более полное описание проекта Атомная Россия здесь

Вывод из эксплуатации АЭС с уран-графитовыми реакторами, обращение с облученным реакторным графитом. Вызовы и возможные решения

17 октября 2020 года прошла международная онлайн конференция «Вывод из эксплуатации АЭС с уран-графитовыми реакторами, обращение с облученным реакторным графитом. Вызовы и возможные решения»

Миссия конференции:

Продвижение безопасного социально-экологически приемлемого вывода из эксплуатации атомных электростанций (АЭС) с уран-графитовыми реакторами и обращения с облученным графитом, учитывающего мировой опыт и опирающегося на эффективное взаимодействие всех заинтересованных сторон.

Задачи конференции:
  • обсуждение современных тенденций и существующего опыта вывода из эксплуатации АЭС с уран графитовыми реакторами и безопасного обращения с облученным реакторным графитом;
  • обсуждение возможных социальных и экологических последствий воздействия радиоактивного углерода С14 на экосистемы и популяции;
  • обсуждение правового регулирования безопасного вывода из эксплуатации АЭС в России;
  • обсуждение возможных заинтересованных сторон, механизмов их взаимодействия и учета их интересов для принятия сбалансированных решений; 
  • обсуждение роли регионов, муниципалитетов и заинтересованной общественности при выводе из эксплуатации АЭС с уран-графитовыми реакторами.
Основания для проведения конференции

По данным МАГАТЭ в мире более 120 уран-графитовых реакторов, находящихся в разных стадиях эксплуатации. На них наработано порядка 260 000 тонн облученного реакторного графита. 

Пока не существует общепризнанных социально и экологически приемлемых технологий безопасного вывода из эксплуатации реакторов этого типа, а также долговременной изоляции облученного реакторного графита, содержащего радиоуглерод С14 с периодом полураспада 5730 лет.

В России начинается этап массового вывода из эксплуатации уран-графитовых реакторов (УГР) РБМК-1000. В 2018 году окончательно остановлен старейший из реакторов этого типа Ленинградской АЭС (ЛАЭС). Официальная Концепция вывода из эксплуатации энергоблоков Ленинградской АЭС с реакторами РБМК-1000 предполагает изъятие графита из реакторов и размещение его в пока не существующем глубинном могильнике. 

На базе ЛАЭС создан Опытно-демонстрационный инженерный центр по выводу из эксплуатации канальных реакторов (ОДИЦ) для обобщения опыта и его последующего тиражирования на других станциях.

Опубликовано Заключение общественной экспертизы по «Концепции вывода из эксплуатации энергоблоков Ленинградской АЭС с реакторами РБМК-1000», а также доклад Обращение с Графитом при Выводе Реакторов РБМК, который обсуждался на портале ПроАтом.

К концу текущего десятилетия число окончательно остановленных реакторов УГР РБМК-1000 на Ленинградской, Курской, Смоленской АЭС достигнет 10. 

МАГАТЭ в своем документе отмечает, что «…заинтересованные стороны должны быть вовлечены в процесс лицензирования вывода из эксплуатации, равно как и прекращения действия лицензии, и должны иметь возможность представить замечания до принятия решений регулирующим органом о выдаче или прекращении действия разрешения на вывод из эксплуатации».

В конференции участвовали:
  • представитель Законодательного Собрания Ленинградской области;
  • эксперты из научных и конструкторских организаций Росатома;
  • независимые эксперты атомной индустрии и экологи России, Литвы, Великобритании, США, вовлеченные в процесс вывода из эксплуатации атомных объектов, и оценку возможных последствий воздействия на природные экосистемы;
  • заинтересованная общественность России, Литвы, Норвегии, США вовлеченная в процесс вывода из эксплуатации атомных объектов.
На конференции были сделаны и обсуждены доклады:

Андрей Александрович Талевлин, к.ю.н., общественное движение За Природу, международная сеть ДекомАтом, Челябинск, Россия. 

«Основы правового регулирования вывода из эксплуатации ядерных установок»  Показана необходимость совершенствования существующего законодательства, а также разработка новых региональных законов, усиливающих роль регионов, муниципалитетов и заинтересованной общественности при строительстве новых и выводе из эксплуатации атомных объектов.  

Николай Алексеевич Кузьмин, г. Сосновый Бор, Ленинградская область, Россия, зам. председателя Постоянной комиссии по экологии и природопользованию Законодательного Собрания Ленинградской области.

Вывод из эксплуатации объектов атомной энергии: роль регионов.  О проекте областного закона О регулировании отдельных вопросов в области обеспечения радиационной безопасности населения в Ленинградской области

Олег Энверович Муратов, к.т.н., Санкт Петербург, член Общественного совета госкорпорации Росатом.
Проблемы обращения с облученным графитом при выводе из эксплуатации уран-графитовых реакторов. Об опыте обращения с облученным реакторным графитом в России и других странах.

Дэвид Лоури (Dr. David Lowry), доктор, Лондон, Англия, старший международный научный сотрудник Института исследований ресурсов и безопасности, Кембридж, Массачусетс, США (проживает в Лондоне)
Особые проблемы управления наследием облученного графита в Великобритании.  Об опыте Великобритании решения проблем изоляции облученного реакторного графита.

Александр Михайлович Германский, к.т.н, Санкт-Петербург, Россия,
Критерий выбора технологии утилизации реакторного графита.  О важности учета биологической и генетической значимости радиоактивного углерода С14 при выборе технологии его долговременной изоляции и возможных последствиях для природы и людей в случае его поступления в природные экосистемы в виде двуокиси углерода. Эпидемия коронавируса как эхо ядерных испытаний в атмосфере

Коровкин Сергей Викторович, Москва, главный специалист АО Атомэнергопроект
Вывод из эксплуатации энергоблоков АЭС по технологии «Зеленый курган». О способе долговременной изоляции реакторной установки с помощью запатентованной технологии “Зеленый курган”.

Борис Ефимович Серебряков, к.ф-м.н. Москва, Россия,
О недопустимости захоронения ядерных реакторов на месте. О критериях показывающих опасность захоронения реакторных установок на месте. 

Ян Фэрли (Ian Fairlie), доктор, Лондон, Англия, независимый консультант по радиоактивности в окружающей среде,
Выбросы трития из выведенных из эксплуатации реакторов. О недооценке значимости воздействия на среду обитания радиоактивного трития, поступающего в среду обитания при выводе из эксплуатации АЭС и переработке отработавшего ядерного топлива.  

Шевалдин Виктор Николаевич, Висагинас, Литва, бывший Генеральный директор Игналинской АЭС (видеопрезентация 2018 года)
Опыт планирования и вывода из эксплуатации Игналинской АЭС. О практическом опыте планирования и вывода из эксплуатации Игналинской АЭС и желательности его учета при планировании вывода Ленинградской АЭС, в том числе при обращении с облученным реакторным графитом. 

Кузнецов Владимир Николаевич, г. Висагинас, Литва, председатель Объединение ветеранов Игналинской АЭС, бывший заместитель начальника реакторных цехов  Ленинградской, Игналинской, Чернобыльской АЭС
Первый в мире вывод из эксплуатации двухблочной Игналинская АЭС с реакторами РБМК. Об технологическом опыте и некоторых ошибках при выводе Игналинской АЭС, которых стоит избежать при выводе Ленинградской АЭС.  

Олег Викторович Бодров, г. Сосновый Бор, Ленинградской области, генеральный директор ООО Декомиссия, председатель Общественного совета южного берега Финского залива, Проект Рекомендаций Конференции при планировании и мониторинге вывода из эксплуатации энергоблоков ЛАЭС и обращения с реакторным графитом. 

Участники Конференции после обсуждения докладов приняли проект рекомендаций, которые были доработаны членами оргкомитета.

Рекомендации конференции:  

1.Правительству РФ совместно с Росатомом, а также Министерству энергетики Литвы:
пересмотреть принцип обязательного захоронения облученного реакторного графита в пользу долговременного, контролируемого хранения.

Это позволит:

  • легче осуществлять мониторинг состояния инженерных и природных барьеров безопасности этих долгоживущих радиоактивных отходов (РАО);
  • утилизировать РАО исходя из новых более безопасных технологий в случае их появления;
  • более безопасно ликвидировать негативные последствия при чрезвычайной ситуации природного или антропогенного характера.

2. Законодательному Собранию Ленинградской области:

принять областной закон «О полномочиях органов государственной власти Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии», для более широкого вовлечения регионов, муниципалитетов и заинтересованной общественности в процесс принятия решений при разработке и реализации  проектов связанных с атомной энергетикой, в том числе с выводом из эксплуатации УГР. 

3. Правительству Ленинградской области совместно с Правительством Санкт-Петербурга:

воссоздать межрегиональную экологическую лабораторию (Санкт-Петербург и Ленинградская область) для комплексного экологического мониторинга южного берега Финского залива и возможности принятия сбалансированных управленческих решений для обеспечения воспроизводства здоровой среды обитания.

4. Оператору Ленинградской АЭС (Концерну Росэнергоатом): 

  • отложить фрагментацию, демонтаж металлоконструкций, технологических и других каналов, а также графитовой кладки реакторов РБМК-1000 ЛАЭС до разработки безопасных, экологически и экономически приемлемых промышленных технологий их утилизации, долговременной изоляции или перевода в нерадиоактивное состояние; 
  • рассмотреть возможность использования курганной технологии и других возможных вариантов временной (на 100-300 лет) изоляции облученного реакторного графита с исключением выщелачивания радиоуглерода С14 водой и минимизации негативных последствий обращения с облученным реакторным графитом непосредственно после окончательной остановки энергоблоков. В конечном итоге реакторная установка может быть законсервирована в соответствии с требованиями по захоронению радиоактивных отходов, в приемлемых радиационно- и экологически-безопасных условиях;
  • не перемещать облученный реакторный графит, учитывая его чрезвычайно опасные свойства, приобретенные в процессе облучения нейтронами (выделение Н3 и Cl36 в окружающую среду); в случае крайней необходимости перемещение целесообразно осуществлять на минимальные расстояния от мест его образования.

5. Органам местного самоуправления г. Сосновый Бор:

создать «Общественный совет по экологии и энергетике при администрации Соснового Бора» для обсуждения проектов оценки воздействия на окружающую среду и выработки рекомендаций органам местного самоуправления по социальным, экологическим, проблемам, возникающим при выводе из эксплуатации АЭС.
В состав такого Совета (7-8 человек) могут входить ветераны АЭС, представители профсоюза АЭС, муниципальные депутаты, представители заинтересованной общественности

Организаторы Конференции:
  • Международная сеть ДекомАтом;
  • Общественный совет южного берега Финского залива при ООО Декомиссия;
  • Объединение ветеранов Игналинской АЭС.
Члены Оргкомитета конференции:

Видеозапись ZOOM конференции:https://youtu.be/F6yyY520n9Y

Конференция на Радио Свобода

Приложение: 

Некоторые материалы о мировом опыте вывода из эксплуатации АЭС, обращении с РАО и ОЯТ, подготовленные сетью «Декомиссия»

1. Керсти Альбум, Олег Бодров и др. “Концепции плана вывода из эксплуатации энергоблоков АЭС, выработавших проектный ресурс. Предложения общественных экологических организаций”, 2008 год, 98 стр. Обобщение опыта вывода из эксплуатации АЭС, обращения с отработавшим ядерным топливом и радиоактивными отходами, решения комплекса социально-экологических и технологических проблем в России, Литве, Германии и некоторых других странах. http://www.greenworld.org.ru/sites/default/greenfiles/conception_rus_1610.pdf
2. «Вывод из эксплуатации старых АЭС», дистанционный курс обучения студентов по комплексному решению проблем вывода из эксплуатации АЭС, обращению с отработавшим ядерным топливом и ра- диоактивными отходами на основе мирового опыта. Совместно с университетом Коннектикут (США).
https://draft.decom.geography.uconn.edu/#
3. Олег Бодров, Юрий Иванов, Андрей Талевлин, Ингвельд Лорентзен, «Вывод из эксплуатации энергоблоков АЭС, выработавших проектный ресурс», ПроАтом 27.11.2012, Результаты обсуждения в формате круглого стола комплекса проблем и возможных решений при выводе из эксплуатации АЭС.
http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=4158
4. “Когда приходит час”, документальный фильм 25 минут. Опыт Литвы по комплексному решению технологических, экологических, социальных и политических проблем при выводе из эксплуатации Игналинской АЭС, 2005 год. https://www.youtube.com/watch?v=bAcDvUuES7Y&feature=youtu.be
5. “В поисках решения”, документальный фильм 23 минуты, 2006 год. Опыт Литвы по комплексному решению проблем вывода из эксплуатации Игналинской АЭС глазами представителей российских муниципальных властей г. Сосновый Бор, работников и профсоюзных лидеров Ленинградской и Нововоронежской АЭС.
https://www.youtube.com/watch?v=CceWEVLWeUA
6. «АЭС Грейфсвальд. Остановка по требованию», документальный фильм 21 минута, 2007 год. О реализации крупнейшего в мире проекта по выводу из эксплуатации АЭС Грейфсвальд (Норд) на балтийском побережье Германии и построении эффективной системы взаимодействия властей, атомного бизнеса и общественности для учета интересов всех заинтересованных сторон. https://www.youtube.com/watch?v=FI78LJmDcW8
7. «В поисках взаимодействия», документальный фильм 20 минут, 2008 год, Немецкий опыт комплексного решения социально-экологических, технологических и социальных проблем при выводе из эксплуатации АЭС Грейфсвальд (Норд) глазами российских представителей властей Мурманской области,
атомных муниципалитетов г. Сосновый Бор (Ленинградская область), Полярные Зори (Мурманская область), работников и профсоюзных лидеров Кольской АЭС и журналистов. https://www.youtube.com/watch?v=gyAkRwe7VQc
8. “Все что в наших силах”, документальный фильм 44 минуты, 2010 год. Опыт США по выводу из эксплуатации АЭС Мэйн Янки до состояния зеленой лужайки и взаимодействие общества, регулятора ядерной безопасности и атомного бизнеса для обеспечения безопасности этого процесса. https://www.youtube.com/watch?v=d3MCPqGwURk
9. “Вермонт штат против Вермонт Янки”, документальный фильм, 35 минут, 2012 год. О конфликте инте- ресов региональных властей штата Вермонт (США), общественности и атомного бизнеса и методах его регулирования при принятии решения владельцами АЭС о продлении эксплуатационного ресурса, АЭС Вермонт Янки. https://youtu.be/jtROOExJzO0
10. «Территория непригодная для жизни», документальный фильм, 32 минуты, 2009 год. О социально-экологических последствиях производстве деятельности ПО «Маяк», ЗАТО Озерск, Челябинской области при производстве оружейного плутония, переработке ОЯТ Кольской АЭС для производства свежего топлива для Ленинградской АЭС. https://www.youtube.com/watch?v=_E3t5u1Aj6Q
11. “Особенности национального могилостроения”, документальный фильм, 38 минут, 2014 год. О продвижении проектов захоронения радиоактивных отходов в Ленинградской области, Красноярском крае, реакция общества, региональных властей и возможных механизмах оптимального решения с учетом заинтересованных сторон. https://www.youtube.com/watch?v=WTKfCnXt58Q&t=20s
12. «Вывод из эксплуатации АЭС» цикл из 7-ми коротких инфо-роликов для политиков, студентов и общественности по решению ключевых проблемам вывода из эксплуатации. https://www.youtube.com/playlist?list=PLmMD4KjErBG0bsyLCwoRkCoStfJDc1XN-

 

В порт Усть-Луга прибыли очередные 600 тонн ядерных отходов, вывезенных из Германии в Россию

22 сентября в российском порту Усть-Луга перегрузили на железнодорожные платформы очередные 600 тонн ядерных отходов, вывезенных из Германии в Россию.

        Скоро год как был возобновлен незаконный импорт химически токсичного радиоактивного обедненного гексафторида урана — отходов процесса обогащения урановой руды на западноевропейской компании Уренко 
           Незаконный ввоз отходов продолжается несмотря на протесты международной коалиции
           Открытое Обращение Коалиции в адрес Президента. РФ, Канцлера Германии и главы МАГАТЭ было опубликовано в журнале Атомная Стратегия, обсуждалось на независимом атомном портале ProAtom.
         Любопытна реакция администрации Президента РФ, на получения Открытого Обращения Коалиции. Оно было переслано для ответа… Росатому, политику которого призывали изменить авторы Коалиции. Кроме того, на другой день получения этого Заявления Администрацией Президента было собрано срочное заседание Законодательного Собрания (ЗакС) Ленинградской области на котором без обсуждения и без объявления причин был уволен с должности Председателя Постоянной комиссии по экологии ЗакСа депутат Николай Кузьмин, подписавший Открытое Обращение Коалиции.
       Реакции на открытое обращение со стороны МАГАТЭ и Канцлера Германии пока не поступало.
Олег Бодров,
Председатель Общественного Совета Южного Берега Финского Залива (ООО Декомиссия),

Защитники среды обитания уральского и сибирского регионов России получили международное признание.

8 сентября 2020 года фонд За безъядерное будущее, (Nuclear Free Future) Мюнхен, Германия, объявил, что решением международного жюри Федор Марьясов, Природа Сибири (ЗАТО Железногорск, Красноярского края) и Андрей Талевлин, движение За Природу (Челябинск) стали лауреатами этой международной награды в номинации Сопротивление  http://nuclear-free.com/presse-18/die-preistr%C3%A4gerinnen-des-nuclear-free-future-award-2020.html

Такое решение стало признанием международным сообществом значимости заслуг российских экологических активистов в защите среды обитания не только сибирского и уральского регионов, но и всей нашей живой планеты Земля.

Мы присоединяемся к поздравлениям наших коллег, желаем здоровья и сил для преодоления всех вызовов и барьеров, возникающих на пути к справедливому, гармоничному и безопасному миру. 

Награды фонда За безъядерное будущее ежегодно, с 1988 года, присуждаются приверженцам мира без ядерного оружия и ядерной энергетики. 

Церемония вручения проходит в разных странах. Лауреатами этой награды становились граждане различных стран всех континентов в том числе граждане России:

    • Лидия Попова, Москва, Социально-экологический союз (церемония в Лос-Аламосе, США, 1999);
    • Алексей Яблоков, Москва, Центр экологической политики (церемония в Санкт-Петербурге, Россия, 2002);
    • Олег Бодров, Сосновый Бор, Ленинградской области, Зеленый мир (церемония в Нью Йорке, США, 2010);
    • Надежда Кутепова и Наталья Манзурова, Планета надежд, ЗАТО Озерск, Челябинской области (церемония в Берлине, Германия, 2011); 
    • Федор Марьясов, Природа Сибири, ЗАТО Железногорск, Красноярского края, Андрей Талевлин, За природу, Челябинская область (онлайн церемония 8 сентября 2020).

 

Подробнее:

 

Федор Марьясов  (видеоролик ) опубликовал более сотни статей-расследований об атомной реальности в России и обнародовал секретные планы государственной атомной компании «Росатом» по строительству подземного хранилища ядерных отходов в Железногорске, закрытом ядерном городе в Сибири. Он организовал сбор под петицией против строительства международного могильника ядерных отходов на берегу Енисе. Сегодня ее поддержали около 150 тысяч человек. Документальный фильм с его участием «Особенности  национального могилостроения» разоблачает колониальную  политику Росатома в отношении Сибири. Спецслужбы оказывают беспрецедентное  давление на Федора. Его квартиру обыскивали,  конфисковали компьютер и возбудили уголовное дело  по обвинению в экстремизме. Несмотря на все это Федор продолжает действовать, защищая нашу планету от ядерных угроз.

 

 

 

 

 

 

Андрей Талевлин изучал право в в Челябинском государственном университете и в настоящее время является доцентом кафедры экологического, земельного и атомного права в нем. Неоднократно представлял российские НПО в суде. В 2002 году по его инициативе Верховный суд РФ отозвал разрешение на ввоз 370 тонн отработавшего ядерного топлива с Венгерской АЭС Пакш. В результате международной кампании, которую он помог инициировать, в 2010 году правительство Германии отказалось от плана отправки облученного ядерного топлива из исследовательского реактора для переработки по экологически грязным технологиям на ПО завод «Маяк». В 2020 году Андрей Талевлин был одним из инициаторов открытого обращения  к канцлеру Ангеле Меркель и президенту Владимиру Путину. 50 неправительственных организаций из России, Германии и Голландии призвали остановить экспорт обедненного урана с завода по обогащению урана Urenco в закрытые ядерные города России. В 2015 году министерство юстиции России присвоило статус «иностранного агента» и закрыло региональную организацию «За природу», которой руководил Андрей. Несмотря на все это, Андрей Талевлин продолжает защищать природу и людей.

 

 

Олег Бодров, Председатель Общественного Совета Южного Берега Финского Залива (ООО Декомиссия).

Ссылка на Церемонию вручения премии: https://youtu.be/w40lAeFO2E4

 

Ядерные отходы снова прибыли из Германии в Россию

Ядерные отходы снова доставлены из Германии в российский порт Усть-Луга, на южном берегу Финского залива. По железной дороге они через радиационно-загрязненные чернобыльские территории Ленинградской области двинулись в ЗАТО Новоуральск, свердловской области.   Грязный атомный бизнес России пока не удалось остановить.

Импорт ядерных отходов из Германии нарушает Конституцию РФ, законы РФ и подрывает экологическое благополучие настоящего и будущих поколений. Рано утром 12 августа 2020 года в порт Усть-Луга прибыло очередное судно «Михаил Дудин» с 600 тоннами обедненного гексафторида урана (ОГФУ) из Германии. Это продолжение челночных рейсов судна между портом Амстердама и Усть-Луги. http://decommission.ru/2020/07/23/yadernaya_khronika_yuli/ 

ОГФУ — отходы обогащения урановой руды, дальнейшее извлечение урана из которых в Германии считается экономически нецелесообразным. 

После перегрузки на железнодорожные платформы в порту Усть-Луга, недалеко от населенных пунктов, ОГФУ отправятся на Урал, в закрытый атомный город Новоуральск Свердловской области. 

Для того, чтобы сбить волну протестов в Санкт-Петербурге, российский атомный бизнес в декабре 2019 года перенес перегрузку химически токсичных радиоактивных материалов из пятимиллионного мегаполиса в порт Усть-Луга. При этом в Кингисеппском районе не проводились общественные слушания в обоснование лицензии по обращению с радиоактивными материалами в порту Усть-Луга, как того требуют Федеральноые законы (N 170 ФЗ Закон Об использовании атомной энергии, ст. 26 и N 174 ФЗ Об экологической экспертизе, ст.11). 

Это циничное решение бизнеса, с которым согласились власти Ленинградской области, поскольку риски негативного воздействия в случае аварии при перегрузке контейнеров с ОГФУ сместились из Санкт-Петербурга на территорию уже пострадавшую от чернобыльской катастрофы. 

Тысячи жителей Кингисеппского района Ленинградской области проживают на опасных для здоровья радиационно-загрязненных территориях будут подвержены дополнительным рискам. Госкорпорация Росатом утверждает, что ОГФУ являются ценным энергетическим ресурсом, и ввозится в Россию для до-обогащения, после которого отправится обратно поставщику. При этом не уточняется что, в страну происхождения ОГФУ может вернуться лишь от 2 до 10 процентов от ввозимых радиоактивных материалов, а до 98 процентов останется в России на вечное хранение. 

По имеющимся сведениям, сегодня в России под открытым небом в контейнерах накоплено более 1 миллиона тонн ОГФУ. Фактически, продолжающийся десятки лет ввоз в Россию этих высокотоксичных ядерных материалов, превращает территорию нашей Родины в мировую свалку опасных отходов. 

Жители южного берега Финского залива возмущены нарушением их прав на благоприятную окружающую среду и правовым нигилизмом властей и грязного бизнеса! Открытого обращение Российско-Германской коалиции к властям России, Германии и МАГАТЭ, под которым стоят 50 подписей представителей общественности, региональных и муниципальных властей, а также экспертов и жителей атомных регионов России.

Обращение к Президенту РФ

ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ. В чем опасность гексафторида урана

По данным Международного Агентства по Атомной Энергии (МАГАТЭ), в результате пожара при транспортировке крупной партии гексафторида урана опасными концентрациями урана и плавиковой кислоты может быть загрязнена территория в несколько квадратных километров. 

По оценке британского эксперта А. Прайса (A. Price) из компании British Nuclear Fuels Limited при крупной аварии и неблагоприятных погодных условиях зона поражения смертельными концентрациями гексафторида урана может достигать радиуса 32 км от места аварии. 

Как авария может сказаться на здоровье людей. 

Возгонка гексафторида урана (переход из твердого в газообразное состояние) происходит при температуре 56 градусов Цельсия. Газообразные продукты его взаимодействия с воздухом легко проникают в кровь человеку. По данным шведских исследователей примерно 10% урана, попавшего в человеческое тело, выводится с мочой в течение нескольких дней, а до 90%, аккумулируясь в костных тканях, замещая кальций. Внутреннее облучение урана, «застрявшего» в человеческом теле может вызвать рак. Наиболее серьезные последствия от этого будут у детей. 

Кто рискует? 

Наибольшему риску подвергается природа и люди вдоль трассы следования контейнеров в Европе (Германии, Нидерландов и др. стран), экосистемы Балтийского моря, а также многие десятки тысяч жителей южного побережья Финского залива Ленинградской области, Санкт- Петербурга, а также населенных пунктов вдоль железнодорожного пути следования, городов, где происходит хранение контейнеров под открытым небом и их переработка. Это ЗАТО Новоуральск, Свердловской области (Уральский Электрохимический комбинат), ЗАТО Зеленогорск, Красноярского края (ПО Электрохимический Завод), ЗАТО Северск (Сибирский Химический Комбинат), Ангарск (Ангарский электролизный химический комбинат». 

Контейнеры, привезенные в Россию, хранятся на площадках под открытым небом. По данным ежегодных отчетов Ростехнадзора, российского регулятора ядерной безопасности, хранение ОГФУ не всегда отвечало требованиям безопасности. 

Кто зарабатывает деньги? 

Выгоду от сомнительных коммерческих операций получают представители российского атомного бизнеса и чиновники, которые находят пути обхода Российского законодательства, увеличивая негативные риски здоровью природы и граждан России нынешнего и будущих поколений. 

Желтым цветом обозначена территория в 32 км по обе стороны от железной дороги, на которой, в случае пожара и разгерметизации контейнеров при транспортировке ОГФУ могут возникнуть смертельные концентрации паров. Карта выполнена на основе экспертной оценки эксперта МАГАТЭ, A. Price (1978), British Nuclear Fuel Limited. Fuel Division, England. 

Карта мощности дозы гамма-излучения на южном берегу Финского залива после чернобыльских выпадений в мае 1986 года. После чернобыльской аварии мощность экспозиционной дозы в Кингисеппском районе возросла в 2 с лишним раза. 29 населенных пунктов Кингисеппского, Ломоносовского и Волосовского районом имеют статус радиационно-загрязненных территорий, в соответствии с Постановлением Правительства РФ. 

Олег Бодров,

Председатель Общественного Совета Южного берега Финского залива

Подробности по тел. +7 921 74 52 631

Ядерная хроника южного берега Финского залива, июль 2020

  • Обращение к Президенту РФ: «Требуем остановить импорт ядерных отходов!»
  • Депутат-эколог, противник импорта отходов, уволен с должности и лишен зарплаты
  • Ядерные отходы немецкого бизнеса снова едут в Уральскую колонию Росатома

 

6 июля 2020 г.

Администрация Президента РФ получила коллективное «Открытое обращение российско-германской коалиции» с требованием «прекратить колониальную политику перемещения опасных грузов из Европы в Сибирский и Уральский регионы России», поскольку, по мнению подписавших, это перемещение нерешенных экологических проблем из Германии в Россию. Речь идет о поставках по контракту 12.000 тонн обедненного гексафторида урана (ОГФУ) — химически агрессивных радиоактивных материалов, отходов обогащения урановой руды для производства свежего топлива АЭС.

Немецкий атомный бизнес считает экономически нецелесообразно дальнейшее извлечение урана. Фактически это ядерные отходы, размещение которых на длительное хранение в Германии требует значительных средств. Дешевле отправить в Россию. По оценкам экспертов МАГАТЭ в случае аварии с контейнером летальный концентрации радиоактивных паров плавиковой кислоты могут распространяться на расстояние до 32 км.

Под «Открытым обращением…» к Президенту РФ стоят 50 подписей. Это лидеры международных, национальных, региональных, муниципальных общественных объединений России Германии и Голландии, региональные и муниципальные депутаты атомных регионов. Документ подписан, также, независимыми экспертами и жителями населенных пунктов по пути следования опасного груза из от российского порта Усть-Луга (Ленинградской области) до уральских и сибирских закрытых атомных городов. 

Один из подписантов «Открытого обращения…» был представитель КПРФ – Николай Кузьмин, председатель Постоянной комиссии по экологии и природопользованию Законодательного Собрания (ЗакС) Ленинградской области, проживающий в атомграде Сосновый Бор. 

7 июля  2020 г.

Департамент коммуникаций Администрации Президента РФ сообщил подписантам, что полученное коллективное «Открытое обращение…»  переправлено в Следственный Комитет РФ , а на следующий день то же документ отправлен в Госкорпорацию Росатом и Министерство энергетики РФ .

По имеющимся сведениям, синхронно с этими пересылками «Открытого обращения…» между федеральными ведомственными, в ЗакСе Ленинградской области происходили важные события. Сначала экстренно собралась Постоянная комиссия по экологии и природопользованию, а на другой день срочная сессия ЗакСа, на которой Спикер ЗакСа Ленинградской области заявил, что необходимо срочно уволить с должности Николая Кузьмина, председателя Постоянной комиссии по экологии и природопользованию. При этом, как стало известно, снимаемому с должности Н. Кузьмину, опытному политику, ранее работавшему в Комитете по экологии Государственной думы, не предъявляется никаких претензий. Депутатам ЗакСа предложили проголосовать за снятие с должности, и тут же председателем Постоянной комиссии избрали представитель партии Единая Россия. Таким образом, большинством голосов правящей партии Николай Кузьмин был лишен не только должности, но и зарплаты.

«Нет человека – нет проблем» – эта модель решения проблем, широко практиковавшаяся в прошлом веке, становится все более популярной в настоящее время и не только в Ленинградской области. 

А между тем, по результатам социологических исследований «81 % россиян считают неоправданными контракты «Росатома» по ввозу зарубежных ядерных материалов, в том числе урановых «хвостов, … а 89 % опрошенных ответили, что отходы от переработки таких материалов необходимо отправлять в ту страну, из которой в Россию поступило ядерное сырьё» .

 

17 июля 2020 г.

Пришел ответ из Росатома на «Открытое обращение…»,  в котором объясняются экономические и технологические потребности российского атомного бизнеса импортировать из Германии ОГФУ. При этом, не дается ответа почему после извлечения из германского ОГФУ урана и отправки его заказчику, в России остается от 90 до 98% еще более обедненного гексафторида урана. В настоящее время не существует социально-экономически и экологически приемлемых технологии использования подавляющей массы ввезенных химически агрессивных радиоактивных материалов. Фактически это отходы, ввезенные в Россию на вечное хранение. Это обременение будущих поколений. 

 

20 июля 2020 г.

Судно Михаил Дудин под панамским флагом доставило из Германии в порт Усть-Луга Ленинградской области очередные 600 тонн ОГФУ от компании Уренко из города Гронау земли Северный Рейн Вестфалия, Германия.  

После перегрузки контейнеров на железнодорожные платформы эти химически токсичные радиоактивные материалы отправились в закрытый атомный город ЗАТО Новоуральск Свердловской области. 

Перегрузка контейнера на портовый авто-челнок
Авто-челнок движется к ж-д платформе

 

Поезд двинулся в Новоуральск.

 

21 июля 2020 

Получен ответ из Министерства энергетики РФ , в котором даны рекомендации обратиться в другие властные структуры РФ, для получения ответов на поставленные в «Открытом обращении…»  вопросов.

К настоящему времени Росатом уже разместил под открытым небом в закрытых атомных городах (ЗАТО) России примерно половину из 2 млн. тонн ОГФУ, произведенных мировой атомной промышленностью.

Англоязычная версия «Открытого обращения…»  отправлена, также, главе МАГАТЭ .

Росатом продолжает зарабатывать деньги на импорте ОГФУ, подрывая стратегическую экологическую безопасность России. 

Похоже, в современных российских социально-политических условиях не существует возможности повлиять на российскую политику зарабатывания денег на импорте ядерных отходов. 

 

Кто нафонил над Балтикой?

Ни одна из стран Балтийского региона не призналась в инциденте с ядерным объектом на своей территории в июле 2020. При этом достоверно известно о повышении концентрации  реакторных радионуклидов в атмосфере, зафиксированных в нескольких странах.
Это означает, что в случае возникновения ядерного инцидента, способного повлиять на здоровье 90 миллионов человек в 9 странах Балтийского региона не будут даны эффективные рекомендации жителям о том как защитить себя.
Вероятность таких сценариев возрастает из-за старения более 30 атомных реакторов АЭС и одновременном вводе в эксплуатацию новых.
Нужен наднациональный инструмент мониторинга радиационной обстановки над Балтикой и выдачи рекомендации жителям о мерах по защите здоровья, в случае возникновения реальной угрозы.
Подробности см. здесь

«Все флаги в гости к нам…» в Россию с ядерными отходами

1 июля в 6 утра судно Михаил Дудин доставило в порт Усть-Луга Ленинградской области очередные 72 контейнера (864 тонны) с ядерными отходами из Германии. После перегрузки на 18 железнодорожных платформ опасный груз через сутки двинулся по радиационно-загрязненным территориям Ленинградской области в закрытое административное территориальное образование Новоуральск Свердловской области.

Судно Михаил Дудин под панамским флагом отправилось обратно, в порт Амстердама, откуда, судя по всему, в Россию через пару недель прибудет новая порция ядерных отходов. 

По имеющимся сведениям, в очередь к Германии для отправки опасных ядерных отходов встал атомный бизнес Франции и США. 

Таким образом, азиатская часть России становится отхожим местом для мирового атомного бизнеса, принимая риски, связанные с переработкой или хранением опасных отходов.

Общественность России и Германии протестуют против колониальной политики России и Германии в отношении уральского и сибирского регионов России. http://decommission.ru/2020/06/15/russia_ne_svalka/

http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9228

 

Россия — не свалка ядерных отходов!

Российско-Германская коалиция требует остановить перемещение ядерных отходов из Германии в Россию!
Обращение об этом в адрес властей России и Германии подписали 50 международных, национальных, региональных, а также муниципальных общественных объединений России, Германии, Голландии. Под документом стоят подписи региональных и муниципальных депутатов атомных регионов России,  а также экспертов и граждан, живущих по пути следования опасного груза.
15 июня, 2020 года в 05:33 в очередной раз судно «Михаил Дудин» доставило очередные 600 тонн обедненного гексафторида урана (UF6). В рамках контракта до 2022 года из Германии в Россию может быть перемещено 12.000 тонн UF6 — химически агрессивных радиоактивным материалов.

Олаф Бандт, председатель Федерации защиты окружающей среды и охраны природы Германии (BUND): «Федеральное правительство стоит в сторонке, наблюдая  как часть нерешенной проблемы с ядерными отходами тихо и тайно утилизируется в России. Немецкие ядерные отходы не должны утилизироваться в других странах и подвергать жизнь там опасности. Германия должна наконец завершить отказ от ядерной энергетики, но пока заводу по обогащению урана в Гронау и заводу по производству топливных элементов в Лингене разрешено работать, об этом не может быть и речи».

Матиас Эйкофф, Альянс действий земли Мюнстера против ядерных объектов. «Федеральное правительство позволяет Urenco и его акционерам RWE и E.ON вывозить ядерные отходы за границу: это очень рентабельно, но крайне безответственно — производители и спекулянты не несут никакой личной ответственности. Поэтому мы требуем от федерального правительства обязательного и полного замораживания экспорта урановых отходов и обогащенного урана из Гронау и топливных элементов из Лингена«.

Олег Бодров, председатель Общественного совета южного берега Финского залива, сеть Декоматом: «Если у немецкой атомной промышленности нет экономически и социально-экологически приемлемой технологии переработки обедненного гексафторида урана, то это отходы. В соответствии с Базельской конвенцией о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением от 22 марта 1989 года экономика Германии должна найти решение для безопасного хранения этих материалов на территории Германии. Экспорт в Россию обедненного гексафторида урана это экспорт проблемы, но не ее решение».

Андрей Талевлин, председатель «За Природу» — регионального общественного движения, координатор сети Декоматом г. Челябинск: «Россия необходимо подписать Орхусскую Конвенцию «О доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды», а также ратифицировать Эспо конвенцию «Об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте». В этом случае можно будет обеспечить равные стандарты безопасности России со странами, бизнес которых пытается реализовать совместные атомные проекты на территории нашей страны».

«Перемещение такой проблемы в страну с более слабыми экологическими нормами и общественным контролем является безответственным и несправедливым. Росатом должен прекратить обогащаться за счёт превращения огромной российской территории в свалку. Преступление против следующих поколений россиян должно быть немедленно прекращено” — считает Виталий Серветник, сопредседатель «Российского социально-экологического союза».

Марина Любушкина, руководитель общественной приемной политической партии «Справедливая Россия» в Кингисеппском районе Ленинградской области: «Перегрузка на железную дорогу токсичных радиоактивных веществ в порту Усть-Луга и их транспортировка по радиационно-загрязненным «чернобыльским» территориям Ленинградской области создает дополнительные риски здоровью тысячам жителей по пути следования поезда. Это  незаконно и несправедливо! Необходимо провести общественные обсуждения с участием заинтересованной общественности и муниципалитета Кингисеппского района для обоснования лицензии по обращению с радиоактивными материалами при перегрузке в порту Усть-Луга!»

Николай Кузьмин, председатель Постоянной комиссии по экологии и природопользованию Законодательного Собрания Ленинградской области, г. Сосновый Бор, Ленинградской области:
«Для обеспечения радиационной безопасности жителей Ленинградской области необходимо принять дополнительные региональные законодательные нормы, обеспечивающие реальное участие в принятии решений  избранных депутатов и заинтересованной общественности».
Российские экологические и правозащитные организации выступают против импорта урановых хвостов в Россию. Коллективное заявление в ноябре 2019-го года подписали более 30 организаций.
В январе 2020 года экологи передали подписи 70 000 россиян против ввоза урановых хвостов в Министерство экологии Германии.
В марте 2020 года свой протест против транспорта ядерных отходов через порт Усть-Луга выразили жители побережья Финского залива, проживающие в непосредственной близости от перегрузки и транспорта опасного груза по территории Ленинградской области
Текст Открытого Обращения к властям Германии и России на русском языке прилагается.
Мы благодарим наших коллег из Германии и Российского Социально-экологического Союза за эффективное взаимодействие и поддержку.

Заявление на портале «Проатом» и журнале «Атомная стратегия»

Бодров Олег Викторович,
тел. +7 921 74 52 631,
э-почта: bodrov@greenworld.org.ru

 


Ангеле Меркель, Канцлеру Германии

Владимиру Путину,  Президенту РФ

Бундестагу ФРГ

Федеральному Собранию РФ

Рафаэлю Гросси, Генеральному Директору МАГАТЭ

 

Открытое обращение 

 

Уважаемая г-жа Канцлер! Уважаемый г-н Президент! 

Уважаемые депутаты и члены парламентов России и Германии, 

Уважаемый г-н Генеральный Директор МАГАТЭ

 

Год назад возобновилось остановленное в 2010 году перемещение из Германии в Россию тысяч тонн обедненного гексафторида урана (ОГФУ) – побочного продукта обогащения урановой руды. 

Эти транспортировки опасных радиоактивных материалов не останавливаются даже в период пандемии коронавируса (COVID-19)!  

Очередной судно «Михаил Дудин» с 600 тоннами ОГФУ из Гронау (Германия) прибывает 15 июня 2020 года в российский порт «Усть-Луга» на Балтике. По железной дороге груз проследует в Уральский регион России через радиационно-загрязненные после чернобыльской катастрофы территории Ленинградской области. 

Мы считаем это угрозой безопасности жителей Балтийского региона, а также территорий по пути транспортировки опасного груза, в особенности, — жителей конечных пунктов назначения – Уральского и Сибирского регионов, которые уже сейчас являются наиболее радиационно-загрязненными территориями.

В закрытых атомных городах России уже накоплено и хранятся в контейнерах под открытым небом более 1,200,000 тонн этих высокотоксичных материалов! 

По существующим контрактам, в лучшем случае, лишь десятая часть до-обогащенного гексафторида урана может вернуться обратно в Германию.  Остающийся в России после до-обогащения еще более обедненный гексафторид урана фактически является отходами, поскольку не существует социально- и экологически приемлемых технологий его дальнейшего использования. 

Мы, подписавшие настоящее обращение, требуем от властей Германии и России прекратить колониальную политику перемещения опасных грузов из Европы в Сибирский и Уральский регионы России!  Это противоречит целям устойчивого развития ООН и Базельской конвенции по контролю над трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением.

Мы обращаемся к г-же Ангеле Меркель, Канцлеру Германии следовать политике отказа от экспорта своих ядерных отходов, не перекладывая ответственность за них на другие страны и народы. 

Германия — высокотехнологичная страна и, закрывая все свои АЭС, должна на своей территории позаботиться о возникших продуктах обременения производства атомного электричества!

Россия не свалка! 15 июня 2020

Международные неправительственные организации:

  1. Айя Кауне (Aija Caune), Председатель «Коалиции Чистая Балтика» (Coalition Clean Baltic, CCB), Гётеборг, Щвеция
  2. Святослав Забелин, «Международный социально-экологический союз», Москва, Россия.

Неправительственные организации России:

  1. Артемова Татьяна, сопредседатель «Ассоциации экологических журналистов Санкт-Петербурга», Санкт-Петербург, Россия; 
  2. Блоков Иван, директор по программам, «Российского отделение Гринпис», Москва, Россия;
  3. Бодров Олег В., председатель «Общественного совета южного берега Финского залива» — межрегионального экологического движения Ленинградской области и Санкт-Петербурга, член Совета Международного бюро мира (IPB) г. Сосновый Бор, Ленинградской области, Россия, Bodrov(at)greenworld.org.ru ;
  4. Бочкарёва Людмила Анатольевна, «Саратовское городское общество защиты животных», г. Саратов;
  5. Виноградова Анна, «Всероссийское общество охраны природы», отделение города Балаково, Саратовская область, Россия;
  6. Гарапов Альберт Ф., «Антиядерное общество Татарстана», Казань, Республика Татарстан, Россия;
  7. Иванов Юрий В., координатор регионального общественного движения «Кольский экоцентр», г. Апатиты, Мурманская область Россия;
  8. Мартин Кайзер, исполнительный директор «Гринпис Германии», Гамбург, Германия;
  9. Каюмов Асхат, экологический центр «Дронт», Нижний Новгород, Россия;
  10. Котовец Валерия А., сопредседатель «Экологического парламента Волжского бассейна и Северного Каспия» — межрегиональной общественной организации, г. Волгоград, Россия;
  11. Кутепова Надежда Л., правозащитник и адвокат, «Планета надежд», ЗАТО Озерск – Париж, (Россия – Франция);
  12. Лалетин Андрей, председатель совета «Друзей Сибирских лесов», Красноярск, Россия;
  13. Марьясов Федор В., председатель правления «Красноярского краевого радиоэкологического центра», руководитель общественного протеста Мы-против-могильника.рф, ЗАТО Железногорск Красноярского края, Россия;
  14. Пинчук Андрей Анатольевич, «Центр содействия экологическим инициативам», г. Саратов, Россия;
  15. Пицунова Ольга Николаевна, «Российский Социально-экологический союз – Друзья Земли России», Саратовское отделение, г. Саратов, Россия;
  16. Родин Борис Михайлович, общественное движение «Самозащита», г. Саратов, Россия;
  17. Серветник Виталий, «Российский социально-экологический союз — Друзья Земли России», Санкт-Петербург, Россия;
  18. Сливяк Владимир, сопредседатель, «Экозащита», Москва, Россия;
  19. Талевлин Андрей А., к.ю.н., председатель «За Природу» — регионального общественного движение, г. Челябинск, Россия;
  20. Ямщикова Валентина, сопредседатель областного общественного экологического движения «Во имя жизни», Кострома, Россия.

Неправительственные организации Германии, Голландии:

  1. «Aachener Aktionsbuendnis gegen Atomenergie» (Ахенский альянс за действия против ядерной энергии), Ахен, Германия;
  2. «Aktionsbuendnis Muensterland gegen Atomanlagen» (Действующий альянс Земли Мюнстера против ядерных объектов), Мюнстер, Германия;
  3. «Anti Atom Berlin» (Анти Атом Берлин), Берлин, Германия; 
  4. «AntiAtom Bonn» (Антиатом Бонн), Бонн, Германия;
  5. «AntiAtom-Bündnis Niederrhein»  (Антиатомный Альянс Нижнего Рейна), Германия;
  6. «Arbeitskreis Umwelt» — AKU, (Экологическая рабочая группа (AKU) Гронау, Германия;
  7. «Arbeitskreis Umwelt» — AKU Schuettorf (Рабочая группа по окружающей среде AKU) Шютторф, Земля Нижняя Саксония, Германия;
  8. «Buergerinitiative Umweltschutz Luechow-Dannenberg» (Гражданская инициатива по охране окружающей среды Люхов-Данненберг, Германия;
  9. «Buergerinitiative «Kein Atommuell in Ahaus» (Гражданская инициатива Нет ядерным отходам в Ахаусе, земля Северный Рейн-Вестфалия, Германия;
  10. Olaf Bandt, Vorsitzender «BUND — Friends of the Earth Germany» (Олаф Бандт, председатель БУНД – Федерации окружающей среды и охраны природы Германии – Друзья Земли Германии), Берлин, Германия;
  11. «BUND», Regionalgruppe Muensterland, (БУНД Региональная группа Земли Минстера), Германия;
  12. «BUND, NRW — Landesarbeitskreis Atom» (Государственная рабочая группа БУНД по атомным проблемам), Германия;
  13. «BUND, Kreisgruppe Steinfurt» (БУНД, район Штайнфурт), Германия;
  14. «Bundesverband Buergerinitiativen Umweltschutz» -BBU (Федеральная ассоциация гражданских инициатив по защите), Берлин, Германия; 
  15. Franz Moll, chairman and founder «Nuclear Free Future Foundation» (Франц Моль – председатель и основатель «Фонда за безъядерное будущее», Мюнхен, Германия; 
  16.  Kieler Initiative gegen Atomanlagen (Кильская инициатива против ядерных объектов), Германия;
  17. «Laka Foundation», Фонд Лака, Амстердам, Голландия;
  18. «SOFA — Sofortiger Atomausstieg», (Немедленный отказ от ядерного энергии) Мюнстер, Германия;
  19. «Stop Tihange Deutschland» e. V. (Стоп Тиханге Германия e. V.), Ахен, Германия.

Депутаты региональных парламентов, члены муниципальных советов и представители политических партий России:

  1. Артемов Андрей, руководитель фракции Коммунистической партии Российской Федерации в Совете депутатов муниципального образования Сосновоборский городской округ, Ленинградская область, Россия;
  2. Вахтина Елена Анатольевна, депутат Совета депутатов Центрального района города Челябинска, Россия;
  3. Кузьмин Николай Алексеевич, председатель Постоянной комиссии по экологии и природопользованию Законодательного Собрания Ленинградской области, г. Сосновый Бор, Ленинградской области, Россия;
  4. Любушкина Марина, руководитель общественной приемной партии «Справедливая Россия» в Кингисеппском районе Ленинградской области, Россия.

Эксперты и граждане России:

  1. Десятов Владимир М., г. Санкт-Петербург, Россия;
  2. Кузнецов Владимир Н., «Объединение ветеранов Игналинской АЭС», г. Висагинас, Литва;
  3. Серебряков Борис Е., кандидат физико-математических наук, Москва, Россия;
  4. Углев Владимир, кандидат химических наук, Краснодар, Россия;
  5. Черная Людмила, деревня Лужицы (район порта Усть-Луга), Кингисеппский район Ленинградской области, Россия.

Ленинградская АЭС — генератор облаков

Ленинградская АЭС — генератор облаков. Ежесуточно в атмосферу выбрасывается 50.000 тонн пара (одного из парниковых газов) и мелкодисперсных капелек солоноватых вод Финского залива Балтики. В этом году выброс достигнет 100.000 т/сутки, после пуска второго энергоблока ВВЭР-1200.
Выбрасываемые капельки содержат загрязнители вод, а также токсины сине-зеленых водорослей в период их цветения. Возможны и радиоактивные выбросы через градирни в случае если старые реакторы РБМК-1000 ЛАЭС аварийно сбросят в Финский залив радионуклиды в район водозабора градирен новых реакторов ВВЭР-1200.

Интересный социально-экологический эксперимент ставит Росатом.
Ждем результатов….

Глубинный ядерный могильник как-бы сквозь тусклое стекло

Прототип настоящей статьи – книга «Восемь с половиной мифов о радиоактивных отходах». Издатель — ФГУП «Национальный оператор по обращению                                                                         радиоактивными отходами». В книге рассмотрены мифы, генерируемые обществом. Тематика нами распространена на корпоративные мифы. Конкретная основа мифотворчества, при предположении возможного соучастия в нем Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ РАН), – горно-геологическая ситуация пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов. Рассмотрены новые мифы о выборе массива пород, его названии и качестве, подземной исследовательской лаборатории и другие. Новые корпоративные мифы затруднят доказательство безопасности массива для захоронения радиоактивных отходов. Схемы информирования общества на их основе не являются оптимальными. Приведены некоторые примеры.

Полностью статью читайте здесь

 

Ядерные отходы Германии двигаются на Урал

Ранним утром 15 мая 2020 г. судно Михаил Дудин с  некоторой задержкой доставило около 600  тонн ядерных отходов из Германии в российский порт Усть-Луга.
После перегрузки на железнодорожные платформы опасный груз двинулся в середине дня в ЗАТО Новоуральск, Свердловской области. Поезд проследовал через радиационно загрязнённые территории Ленинградской области, создавая новые риски для десятков населенных пунктов по пути следования (см. Карту).
Так российско-германский атомный бизнес делает деньги, реализуя, при попустительстве властей колониальную политику в отношении уральского и сибирского регионов…

Все на акцию!

Уважаемые друзья, коллеги!
12 мая в 9:00 в российский порт Усть-Луга прибывает судно Михаил Дудин с 600 тоннами ядерных отходов из Германии. Поездом их повезут на Урал.
В закрытых атомных городах Урала и Сибири уже скопилось не менее 1млн. тонн этих токсичных материалов. Только 10% ввезенного гексафторида урана может быть использовано.
90% — неперерабатываемые отходы. Фактически, Росатом торгует нашей с Вами землей размещая европейские отходы.
Призываем каждого из Вас заявить свой протест, используя соцсети «В Контакте», «Одноклассники», «Фэйсбук» и другие.
12 мая с 9 до 10 часов утра разместите на своих страничках в соцсетях сэлфи с плакатом в руках.
Плакат на стандартном листе бумаги формата А4.
Возможные варианты сэлфи смотрите в пристегнутых файлах. В посте разместите Хэштеги:
Образцы плакатов: в формате .doc
Зона возможных летальных концентраций при аварии во время транспортировки отходов через г. Кингисепп

Подарок из Германии ко дню Победы!

Десятая с мая 2019 года партия ядерных отходов из Гронау (Германия) движется в Россию – примерно 600 тонн обедненного гексафторида урана (UF6).

Это своеобразный подарок к 75-й годовщине Победы стране победителю от атомного бизнеса Германии. К счастью, немецкая и голландская общественность активно протестует против перемещения в Россию обременений производства атомного электричества из Германии https://novikvsluh.blogspot.com/2020/05/blog-post_6.html?fbclid=IwAR0P6rg7HbBNvxQ6JcvXjjDLKvYl5j2eWj0YUdfC8siXTsSINOikM3BzkKo

12 мая судно Михаил Дудин со смертельно опасным грузом ожидается в порту Усть-Луга на южном берегу Финского залива. После перегрузки на железнодорожные платформы контейнеры с ядерными отходами проследует через радиационно-загрязненные после Чернобыля территории Ленинградской области, подвергая новым рискам здоровье людей.

 Важная деталь – по сообщению жителей населенных пунктов в районе порта Усть-Луга не участвовали в общественных слушаниях по обоснованию лицензии по безопасному обращению с радиоактивными материалами в порту Усть-Луга. При этом по оценкам экспертов МАГАТЭ в случае аварии с контейнером с Гексафторидом урана радиус зоны смертельно-опасных концентраций этого вещества может достигать 32 км.

 Контейнеры планируют, как обычно, хранить под открытым небом в закрытом атомном городе Новоуральск, где уже накоплено 500 тысяч тонн этого «ценного сырья» по терминологии Росатома.

Итак, через порт Усть-Луга, в Западную Европу отправляют российские минеральные ресурсы (газ, уголь, нефть, лес), а в обратном направлении в Россию движутся ядерные отходы.

Мы, граждане России, протестуем вместе с коллегами-экологами Германии против колониальной политики властей Германии и России в отношении территорий Урала и Сибири http://decommission.ru/2020/04/14/gexaftorid_new/.

РОССИЯ НЕ СВАЛКА ОТХОДОВ!

Пандемия пандемией, а ядерные отходы по расписанию!

Очередное судно Михаил Дудин с 600 тоннами ядерных отходов из Германии прибыло во вторник, 14 апреля в 5 часов утра в порт Усть-Луга на южном берегу Финского залива  https://www.svoboda.org/a/30488146.html
Российские власти остановили из-за коронавируса весь бизнес, кроме жизнеобеспечивающего, но импорту ядерных отходов — обедненному гексафториду урана (ОГФУ) дана зеленая улица!
 
Удивительный цинизм Росатома:  жители российского южного берега Финского залива, рискующие здоровьем, проживая на радиационно-загрязненных (после Чернобыля) территория, в период пандемии коронавируса  будут подвергаться дополнительному риску здоровью от возможных аварий при перегрузки контейнеров с судна на на железнодорожные платформы и их транспортировке в Сибирь!.
По данным экспертам МАГАТЭ летальные концентрации ОГФУ в случае пожара и повреждения контейнеров могут быть на расстоянии 32 км.
Смотрите карту здесь http://decommission.ru/2020/03/19/application_gexaftorid/
По этой  ссылке Вы можете пройти и подписаться под обращением к властям Германии и России с требованием остановить грязный бизнес:https://forms.gle/5gaiLbaoSXr4D2tR7

Опасное мифотворчество Росатома может иметь тяжелые последствия для настоящего и будущих поколений.

РОССИЙСКИЙ ПРИМЕР РАДИОГЕОЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ИРРАЦИОНАЛЬНОСТИ

RUSSIAN EXAMPLE OF RADIOGEOECOLOGICAL IRRATIONALITY

В.Н. Комлев В.Н., V.N. Komlev

пенсионер, Апатиты, retiree, Apatity

Аннотация. Прототип настоящей статьи – книга «Восемь с половиной мифов о радиоактивных отходах». Издатель — ФГУП «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ОПЕРАТОР ПО ОБРАЩЕНИЮ С РАДИОАКТИВНЫМИ ОТХОДАМИ». В книге рассмотрены мифы, генерируемые обществом. Тематика нами распространена на корпоративные мифы. Конкретная основа мифотворчества, при предположении возможного соучастия в нем Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ РАН), – горно-геологическая ситуация пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов. Рассмотрены новые мифы о выборе массива пород, его названии и качестве, подземной исследовательской лаборатории и другие. Новые корпоративные мифы затруднят доказательство безопасности массива для захоронения радиоактивных отходов. Схемы информирования общества на их основе не являются оптимальными. Приведены некоторые примеры.

Ключевые слова. Захоронение радиоактивных отходов, мифология, источники мифов, PR-технологии, общество, Росатом, участок «Енисейский», Красноярск, Россия.

Abstract. The prototype of this article is the book “Eight and a half myths about radioactive waste”. Publisher — Federal State Unitary Enterprise “NATIONAL OPERATOR FOR RADIOACTIVE WASTE MANAGEMENT”. The book discusses the myths generated by society. Themes we extended to corporate myths. The specific basis of myth-making, under the assumption of possible complicity of the Nuclear Safety Institute of the Russian Academy of Sciences in it, is the mining and geological situation of the deep radioactive waste disposal site. New myths about the choice of the massif of rocks, its name and quality, the underground research laboratory and others are considered. New corporate myths will make it harder to prove the safety of a radioactive waste disposal facility. Public awareness schemes based on them are not optimal. Some examples are given.

Key words. Radioactive waste disposal, mythology, sources of myths, PR technology, society, Rosatom, Yenisei site, Krasnoyarsk, Russia.

 

Сотрудники ФГУП «НО РАО» опубликовали книгу «Восемь с половиной мифов о радиоактивных отходах», РАО [1]. Рассмотрены в сравнении с явью и мечтами мифы, как подчеркивают авторы, от «широкой общественности». Публикация относится к реальной и важной, обусловленной наличием РАО и необходимостью их изоляции от биосферы, проблеме человечества с потенциальной опасностью до миллиона лет и затратами в сотни миллиардов долларов (только применительно к доступной по времени ближайшего будущего перспективе оценок и открытым для анализа процессам образования отходов), несомненно, нужная, при впечатляющем кругозоре и оригинальной упаковке мыслей авторов. Хотя необходимо отметить, что такое просвещение населения с общих, сформированных односторонне атомной отраслью, позиций – не в первый раз; оно было, есть (https://www.atomic-energy.ru/interviews/2020/03/13/102190) и будет.

 

Вместе с тем, к настоящему времени сформировалась другая категория исключительно российских как бы знаний по теме, которые генерирует уже, в частности, Национальный оператор с партнерами. Вот результаты этого творческого «познания мира и своего места в нем» почти никто не идентифицирует как мифы, а в публикациях для «широкой общественности» они выгодно представлены неколебимой правдой.  При этом параллельно замалчиваются альтернативные, никак не менее объективные знания.

 

Авторы позиционируют книгу [1] как начало обсуждения темы, допуская, что со временем появление новых мифов о РАО возможно и демифологизация этого сектора общественного сознания необходима. Продолжая эту мысль, предлагаем кратко и на отдельных примерах рассмотреть мифы: 1) от ФГУП «НО РАО» и 2) уже не с общих позиций, а конкретно, в привязке к стратегии создания основного объекта системы захоронения радиоактивных отходов в России – Красноярского ПГЗРО (пункт глубинного захоронения радиоактивных отходов), единственного в стране для наиболее опасных долгоживущих отходов высокой активности (ВАО).

 

Настоящая статья подготовлена исключительно на основе опубликованной информации свободного доступа.

 

Миф первый. «Красноярский ПГЗРО создается в полном соответствии с международным опытом».

 

За рубежом место для ПГЗРО целенаправленно выбирается в результате длительных (несколько десятилетий) поэтапных поисков разных площадок по всей отдельной стране подальше от наземной гидросети, публичного сравнения и обсуждения их параметров, при горно-геологических характеристиках выбранного массива пород – главного защитного барьера ПГЗРО, отвечающих комплексу критериев… На площадках бывших оборонных атомных предприятий времен «холодной войны» (если они есть) такие национальные объекты размещать не планируют. Там приоритет – стабильная геосреда.

 

Выбранный иным способом и по иным мотивам (вспомогательное обслуживание продвигаемых новых  ядерных энергетических технологий) рядом с промзоной ГХК (Горно-химический комбинат) и ЗАТО Железногорск (которые в свое время размещались не под задачу захоронения крупных объемов РАО), вблизи Енисея, исходя из потребностей развития (далеко не всеми странами принятой идеи!) комплекса переработки ОЯТ (отработавшее ядерное топливо), первоначально всего лишь для нужд ГХК, участок «Енисейский» по этим и другим признакам международному опыту не соответствует. Способ и мотивы, возможно, достойные, но они не только не являются мировыми приоритетами, но и применены впервые в России как национальная новинка.

 

Миф второй.«1992-2001. Выполнены региональные исследования, в результате которых выбраны два перспективных участка».

 

Региональные исследования как первый этап по единой программе и в общепринятом понимании для федерального, как минимум, с потенцией на международный (http://ecovestnik.ru/index.php/2013-07-07-02-13-50/kommentrij-specialista/3157-evolyutsiya-temy-zakhoroneniya-radioaktivnykh-otkhodov-vblizi-krasnoyarska-kak-neobkhodimost-korrektirovki-vzglyadov-v-tselom-na-sudbu-otrabotavshikh-materialov-vysokoj-opasnosti-v-rossii; http://bezrao.ru/n/3438) ПГЗРО вряд ли выполнялись вообще и вряд ли были вообще необходимы (см. смысл первого мифа). Региональные исследования для такого ПГЗРО на порядки сложнее, чем для истинно регионального и, тем более, объекта для одного предприятия. Регион для федерального ПГЗРО – страна в целом или крупная ее административная часть. Исследования 1992-2001 годов (Радиевый институт с партнерами) были выполнены на удалении от ГХК 30 км. С целью поиска массива для подземного захоронения твердых РАО исключительно от деятельности ГХК – для специализированного цеха этого предприятия (подход, само собой разумеется, тот же, что и при создании/проектировании полигонов захоронения жидких отходов «Северный» и «Западный» — вблизи основного производства комбината). Но и первые десятки километров не устроили ГХК, возможно, по экономическим и режимным соображениям. Волевым порядком место для цеха комбината перенесли внутрь «контролируемого периметра». И появилась идея цех трансформировать в федеральный ПГЗРО. И не только без региональных исследований.

 

Миф третий.«ПГЗРО будет размещен в породах Нижнеканского массива».

 

Предназначенные для строительства ПГЗРО горные породы известному по государственной геологической документации Нижнеканскому массиву гранитов не принадлежат. Других массивов с названием «Нижнеканский» (кроме как в документации Росатома, который не имеет права на новую геологическую терминологию) нет.

 

Миф четвертый.«В настоящее время строится не ПГЗРО, а подземная исследовательская лаборатория (ПИЛ) для оценки пригодности/безопасности участка и обоснования будущего решения о возможности/невозможности захоронения РАО здесь».

 

Оформленные уже разрешительные документы (право хоронить РАО) на федеральный и единственный, на миллион лет, ПГЗРО — Распоряжение Правительства Российской Федерации от 6 апреля 2016 г. № 595-р и многовековая («на срок эксплуатации»!) лицензия Минприроды КРР 16117 ЗД, другие документы, объемы финансирования и начавшегося строительства наземной инфраструктуры возвышенной легенде о ПИЛ никак не соответствуют. Поддержанию мифа удобно способствует удачное отсутствие указанных разрешительных документов, фиксирующих уже принятое решение, на сайтах ФГУП «НО РАО» (http://www.norao.ru/, разделы «Нормативные документы» и «Лицензии»; http://nkmlab.ru/, раздел «Краткая история ведения работ по созданию ПИЛ»).

 

Дополнительно Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору (лицензия ГН 01 02 304 3318) дано Национальному оператору «право на размещение и сооружение пункта хранения радиоактивных отходов» на участке «Енисейский» — пока без наполнения его отходами.

 

Таким образом, три опубликованных разрешительных государственных документа фиксируют уже принятое решение строить ПГЗРО, два из них – принятое решение хоронить в нем РАО. Как этот факт удается ФГУП «НО РАО», при его задекларированной открытости миру, тотально, настойчиво и неуважительно «забывать» при работе с общественностью и через сайт государственного предприятия, и через СМИ, и на разного рода общественных встречах?

 

А вообще, строительство Красноярского ПГЗРО и размещение в нем РАО было предопределено еще в 2007 году еще одним государственным документом. Федеральной целевой программой «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года» (http://www.fcp-radbez.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=159&Itemid=211) было предписано «выполнение (и завершение – второй этап) работ по строительству опытно-промышленного объекта окончательной изоляции высокоактивных радиоактивных отходов», то есть — строительство именно ПГЗРО, деньги были выделены для этого – ничего другого значительного, видимо, первоначально и не мыслилось. Но и планировавшийся объект к 2015 году не был создан.

 

Явление уже более десяти лет развивают целенаправленно и фиксируют документами. Каковы причины параллельного существования мифа вопреки документам?

 

Миф пятый.«Лаборатория в Нижнеканском массиве — уникальный центр, где пройдут исследования по 150 научным направлениям, которые дадут нам возможность доказать долговременную безопасность размещения в скальном массиве радиоактивных отходов».

 

Исследования по 150 научным направлениям в ПИЛ, как и ПИЛ в целом, сами по себе не дадут возможность доказать безопасность «Нижнеканского скального массива».

 

ПИЛ – весьма локальное образование на периферии подлежащего оценке значительно большего объема пород (контур выработок непосредственно захоронения РАО, горный отвод, сопряженные с ним пространства по критическим направлениям к ближайшим рекам бассейна Енисея и Енисею), которые никак не попадают в зону ее исследований. Авторы мифа о «150 направлениях» понимают это, хотя публично предпочитают говорить о другом, придерживаясь идейной линии четвертого мифа. Но «Стратегический мастер-план» исследований «уникального центра» (не основная часть, а вторая, как бы рабочий документ, раздела «Планируемый комплекс проводимых исследований», http://nkmlab.ru/issledovaniya/) снабдили без лишней шумихи и восторгов самостоятельным, лишь формально вписанным в «бумагу» ПИЛ, фактически к ПИЛ не относящимся, классическим комплексом «глубоких геологоразведочных скважин» с поверхности (и наземными исследованиями в дополнительно создаваемом Опытно-демонстрационном центре, искусственно введенными в состав работ ПИЛ). Этот комплекс наземных скважин, а не ПИЛ, — главная материальная база для выводов про опасность/безопасность на основе разведки. Такая позиция, подмена основных работников/работ второстепенными, в народе объясняется так: «На чужом горбу — в рай».

 

Кроме того, опережающее создание ПИЛ до разведки (вскрытие массива горными выработками) может исказить естественные гидрогеологические процессы в ближней зоне «150 направлений исследований», которые затем безосновательно будут возведены в статус реальной гидрогеологии для массива в целом после полного наполнения ПГЗРО отходами и ликвидации подходных выработок к нему.

 

Миф шестой.«Горный массив площадки ПГЗРО должным образом изучен и безопасен».

 

Не изучен и вряд ли безопасен. Стадии геологической разведки на массиве не было, бурения на поисковой и оценочной стадии недостаточно, планируемые исследования в ПИЛ разведку не заменят. Нет разведки – не будет и цифровой базы данных для надежного математического моделирования. Кроме того, как показал недавний независимый анализ специалистами трех разных институтов РАН геологической изученности на основании материалов двух выполненных начальных стадий работ, официальные представления от 2016 года о удовлетворительном качестве массива (прежде всего, по гидрогеологии), сформированные участниками «Енисейского проекта» и положенные в основу трех государственных решений, скорей всего, ошибочны [2-4] и опасны [5].

 

Работа [6], соавторами которой являются представители центрального аппарата Росатома, руководители ФГУП «НО РАО» и ИБРАЭ РАН, подтверждает «дефицит данных, вызванный недостаточной степенью изученности массива» (с. 15).Ее содержание также подтверждает (табл.1 и рис. 3)важное заключение работы [2] о том, что каналы водопроводимости имеются по всему разрезу, включая и целевой горизонт захоронения РАО, а не только в верхней части массива. Негативное влияние такой гидрогеологии массива при строительстве и на стадии активной эксплуатации ПГЗРО будет демпфировано временной гидроизоляцией проблемных интервалов пород и системой шахтного водоотлива. Однако уже сейчас понятно, что достаточно быстро и на миллион лет ПГЗРО затопит после его загрузки отходами, ликвидации подходных выработок и прекращения обслуживания подземного комплекса. А что же известно о гидрогеологии пород под целевым горизонтом? Мало известно, так как глубже этого горизонта практически не бурили.

 

Имеющиеся официальные представления вряд ли помогли, видимо, надежно обосновать указанные выше разрешительные документы и не обеспечат в будущем повторное (?) доказательство безопасности/пригодности участка «Енисейский».

 

Разговоры о ПИЛ и 150 направлениях исследований целесообразно на время приостановить. Сначала разведка реально глубокими скважинами – потом возобновление разговоров (если они понадобятся в новой ситуации). Напомним, что после рассмотрения материалов поисковых и оценочных работ Минприроды в 2012-2016 годах уже рекомендовало выполнить разведку участка «Енисейский» [2]. Материалы о бурении скважин и выполненных исследованиях на первых двух начальных стадиях должны быть в полном объеме опубликованы для свободного доступа, чтобы общими усилиями разных специалистов качественно подготовить и обсудить проект геологоразведочных работ необходимой разведочной стадии.

 

Миф седьмой.«Мониторинг геологической среды в течение всего срока эксплуатации ПГЗРО».

 

Кто, помимо авторов этой «умной» мысли, может представить суть и стоимость мониторинга на миллион лет? Уже пробуренные для этого на участке исследовательские скважины, как следует из материалов закупок услуг по их ликвидации или консервации, начали выходить из строя (разрушение стенок – блокирование доступа к массиву по глубине) в первые же годы эксплуатации (индикатор качества массива!). Предусмотренное для осуществления той же функции мониторинга восстановление части скважин с обсадкой железными трубами и цементированием затрубного пространства по всему стволу сразу исключит контроль пород в естественном залегании, не гарантируя, к тому же, долговечность такого «инструмента».

 

Миф восьмой.«В европейской части страны мест под глубокие захоронения долгоживущих отходов 1-го и 2-го классов нет».

 

Дезинформация. Есть такие места. Как минимум, на Кольском полуострове [7,8]. Специалисты ФГУП «НО РАО» не могут этого не знать. А если не знают, тогда возникает вопрос о их профессионализме. Ожидаемое дальнейшее снижение для п. Никель основной деятельности ПАО «ГМК «НОРИЛЬСКИЙ НИКЕЛЬ»» и численности населения (стратегическая сессия «Никель: от моногорода к поливозможностям», декабрь 2019 г.; встреча рабочей группы по созданию концепции развития Печенгского района и поселка Никель, январь 2020 г.; [9]) дополнительно может мотивировать создание Печенгского ПГЗРО как замещающего промышленного объекта для серьезной стабилизации социально-экономического положения региона. И на Новой Земле можно найти площадку, если уйти под многолетнемерзлые породы, на глубину 400-500 метров (целевой горизонт предполагаемого захоронения в Красноярском ПГЗРО). Такая комбинация мерзлоты и стабильных пород будет по-настоящему уникальной. Да, дороговато строить на Новой Земле. А миллион лет исправлять последствия нынешней мифологии – дешево? Да и строит же сейчас Росатом там порт и горнорудный комбинат, осваивая Павловское месторождение. На Шпицбергене давно горняки – свои люди. И российская Арктика в целом во многом переходит под контроль Росатома.

 

Миф девятый.Экологическая безопасность: «изоляция радиоактивных отходов на весь период их потенциальной опасности, окончательная изоляция РАО с учетом любых потенциальных экологических рисков».

 

Где это доказано? Особенно для РАО, содержащих активный в биологических процессах изотоп углерод-14, а также химически токсичные изотопы плутония, америция и других минорных актинидов, которые могут создать опасность стерилизации [10] крупных регионов планеты. Чем подкреплены обещания ФГУП «НО РАО» в самом-самом начале пути?

 

Миф десятый.«Доступность для граждан и общественных объединений информации об обращении с РАО».

 

Как с этим соотносится:

— активное внедрение в общественное сознание мифов 1 – 9;

— оставление без ответа прямого публичного обращения в адрес ФГУП «НО РАО», Н.В. Медянцеву (http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6997);

— оставление без ответа массы вопросов (в том числе, и для ФГУП «НО РАО») в научных публикациях (например: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=7722; http://www.ecovestnik.ru/index.php/2013-07-07-02-13-50/kommentrij-specialista/2943-gde-dolzhny-upokoitsya-radioaktivnye-otkhody-rossii; http://www.ecovestnik.ru/index.php/2013-07-07-02-13-50/kommentrij-specialista/3157-evolyutsiya-temy-zakhoroneniya-radioaktivnykh-otkhodov-vblizi-krasnoyarska-kak-neobkhodimost-korrektirovki-vzglyadov-v-tselom-na-sudbu-otrabotavshikh-materialov-vysokoj-opasnosti-v-rossii)?

 

И дополнительно «то ли сказка, то ли быль, то ль иной какой-то стиль».«История атомной энергетики за свои более 70 лет существования показала, что единственной угрозой безопасности может стать только человеческий фактор. Если всё делать так, как предписано в правилах и регламентах, ничего плохого случится не может. У нас очень высококвалифицированные специалисты, и поэтому мы можем гарантировать безопасность»(Н.Н. Трохов).

 

Каково здесь соотношение реальности и мифа? Неужели человек настолько победил природу, что в горе миллион лет без него угрозы безопасности природно-техногенный ПГЗРО, созданный в полном соответствии с нынешними правилами и регламентами (которые реально для условий «вечного» захоронения нигде еще не проверены), не будет представлять? Как применяемые правила и регламенты учитывают международный опережающий опыт? Насколько создатели ПГЗРО изучили и поняли его и российский? Кроме того, в России появились научные претензии к реальному использованию глин в конкретных ПЗРО – следующего после горного массива по практической значимости защитного барьера [11]. А вот [12] судьба бетонных барьеров через несколько десятков лет в контакте с водой.

 

Профессиональная горно-геологическая и в сфере РАО подготовка научного, административного и по части взаимодействия с обществом персонала ФГУП «НО РАО», если принять во внимание (хотя бы по информации на сайте организации, особенно, раздела http://www.norao.ru/about/direction/) базовое образование, опыт предыдущей работы, наличие и содержание личных научных публикаций, суть публичных высказываний по теме, — она соответствует «крайне важной для радиационной безопасности и стабильности региона и страны в целом» задаче? Хотелось бы, чтобы читатели попытались сами в этом разобраться.

 

Перспектива нахождения новых мифов от ФГУП «НО РАО». Сотворение мифов и близкое этому творчество сотрудников ФГУП «НО РАО» не ограничено рамками работ на участке «Енисейский» и горно-геологической тематикой.

 

Важна оценка анализируемой ситуации корпоративного мифотворчества с позиций представлений науки о мифах.Видный представитель этой науки А.В. Ставицкий (автор множества разнообразных публикаций, организатор серии конференций «Миф в истории, политике, культуре», кандидат философских наук, Севастопольский филиал МГУ), отвечая на мою просьбу ознакомиться со статьей, заключает по данному конкретному случаю [13]: «Сложилось три уровня рассмотрения мифа(например, [14]): 1 — обывательский, профанный, который характерен для людей, когда миф приравнивается к банальному вранью; 2 — классический, который рассматривает миф как сказание о богах и героях и свойствен узким специалистам, не разбирающимся в мифологической онтологии; 3 — философский, феноменологический, который рассматривает миф как универсалию культуры, которая свойственна человеку и обществу на всех этапах и уровнях их существования… Ваша статья отражает 1-й уровень понимания мифа».

 

Литература

 

  1. Книга «Восемь с половиной мифов о радиоактивных отходах», [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.norao.ru/.
  2. Морозов О. А., Расторгуев А. В., Неуважаев Г. Д. Оценка состояния геологической среды участка Енисейский (Красноярский край) // Радиоактивные отходы. 2019. № 4 (9). С. 46—62. DOI: 10.25283/2587-9707-2019-4-46-62.
  3. Кочкин Б. Т. Задачи изучения геологической среды участка Енисейский на текущем этапе реализации проекта захоронения // Радиоактивные отходы. 2019. № 2 (7). С. 76—91. DOI: 10.25283/2587-9707-2019-2-76-91.
  4. Мартынов К. В. Захарова Е. В. Анализ локализации и сценария эволюции ПГЗРО на участке Енисейский (Красноярский край) // Радиоактивные отходы. — 2018. — № 2 (3). — С. 52–62.
  5. «Сегодняшняя Газета» от 06 февраля 2020 г., Красноярск, Атомная тема. Могильником займётся специальная комиссия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://vk.com/atom26.
  6. Абрамов А. А., Большов Л. А., Дорофеев А. Н., Игин И. М., Казаков К. С., Красильников В. Я., Линге И. И., Трохов Н. Н., Уткин С. С. Подземная исследовательская лаборатория в Нижнеканском массиве: эволюционная проработка облика // Радиоактивные отходы. 2020. № 1 (10). С. 9–21. DOI: 10.25283/2587-9707-2020-1-9-21.
  7. Melnikov N.N., Konukhin V.P., Komlev V.N. etal. Jmprovement of the Safety of Radioactive Waste Management in the North West Region of Russia. Disposal of Radioactive Waste. TACIS Project. NUCRUS 95410. Task 3.Report. — Apatity — Orlean, Russian Federation — France, 1998.-270p.
  8. Комлев В.Н. Методология и пример выбора мест для захоронения радиоактивных отходов. — Экологический вестник России. – 2020, №№ 2 и 3.
  9. «Никель — это только начало». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://bloger51.com/.
  10. Статьи Д. Башкирова на сайте http://www.proatom.ru/.
  11. Современное состояние в разработках и использовании глинистых материалов в качестве инженерных барьеров безопасности на объектах консервации и захоронения РАО в России, [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.atomic-energy.ru/.
  12. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://bezrao.ru/n/3494.
  13. Ставицкий А.В. Электронное письмо от 18.03.2020.

14.Габриелян О.В., Карабыков А.В. Проблема мифа в контексте современности,[Электронный ресурс]. – Режим доступа:https://sev.msu.ru/wp-content/uploads/2019/12/Sbornik-_Mif-2019.pdf, с. 560.

 

Послесловие

 

Институт проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ РАН) письмом за подписью академика Л.А. Большова от 17.02.2020 (https://drive.google.com/file/d/1jzgsSPNV-Ib86OAOU-a0W3UaAKrH3Io6/view) обозначил желание участвовать в работе Краевого радиоэкологического центра и комиссии по общественному контролю за деятельностью Росатома и строительством красноярского пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов. Одновременно он изложил свое понимание проблемы и свои принципы работы в рамках новой общественной инициативы. Полезно было бы с помощью ответов Института на ряд вопросов соответственно смыслам его письма уточнить реальную позицию ИБРАЭ и убедиться в отсутствии предпосылок очередного мифотворчества.

 

  1. Цитата: «Нет оснований для отказа от выбранного участка».

Первый вопрос администрации ИБРАЭ. Появились ли дополнительно к рекомендациям Минприроды 2012-2016 годов основания для подготовки отдельного проекта геологоразведочных работ (разведочная стадия) и выполнения этих работ до начала горных работ по вскрытию массива участка «Енисейский»?

 

  1. Судя по обозначенному в письме году (2016) подключения ИБРАЭ к работам по геологической изоляции РАО в России, выбор участка сделан без него.

Второй вопрос администрации ИБРАЭ. Какое смысловое содержание заложено в понятие «выбор» его авторами, от результата которого — выбранного участка «Енисейский» — ИБРАЭ не видит оснований отказываться?

 

  1. ИБРАЭ планирует подготовить монографию и статьи, которые задним числом должны обосновать выбор участка «Енисейский» как наиболее перспективного в стране.

Третий вопрос администрации ИБРАЭ.В каких научных публикациях показаны, «до» а не «после» принятия судьбоносных разрешительных документов по участку «Енисейский», планы, процесс и результаты сравнительного выбора среди российских альтернатив наиболее перспективного участка?

 

  1. В письме декларируется прозрачная последовательность: ПИЛ-исследования- принятие решений.

Четвертый вопрос администрации ИБРАЭ. Как объяснить реализованную на деле последовательность: решения о ПГЗРО и праве хоронить там РАО есть — ПГЗРО строится — ПИЛ отсутствует — исследования в ПИЛ отсутствуют?

 

  1. В письме справедливо избегают употреблять сомнительное название массива, от которого его авторы образовали даже броское — «НКМ-лаборатория».

 

Пятый вопрос администрации ИБРАЭ. Чем объяснить настойчивое, в разных словесных комбинациях, приписывание авторами выбора участка «Енисейский» расположенному в его недрах массиву названия «Нижнеканский»?

 

  1. Цитата: «Кратко отметив, что приведенные в статье «Могильником займется …» заключения экспертов не вполне корректны».

Шестой вопрос администрации ИБРАЭ. Какие конкретно заключения экспертов в статье «Могильником займется …» не вполне корректны?

 

  1. Цитаты: «Естественно желание использовать для подтверждения своих позиций информацию из серьезных источников»; «Необходима полная открытость в отношении всех неопределенностей»; «Отражение и учет различных научно обоснованных точек зрения, позволяющие научной общественности и просто заинтересованным гражданам производить самостоятельную оценку» …

Седьмой вопрос администрации ИБРАЭ. Это сказка или быль, иль иной какой-то стиль?

 

  1. Цитаты: «Отражение и учет различных научно обоснованных точек зрения, позволяющие научной общественности и просто заинтересованным гражданам производить самостоятельную оценку»; «… утверждена «Стратегия создания пункта глубинного захоронения РАО»».

ИБРАЭ является соавтором Стратегии.

Восьмой вопрос администрации ИБРАЭ. Как Институт «отразил» и «учел» критические замечания и вопросы к смыслам Стратегии и к ней самой, предложения по системе захоронения РАО многократно и в разных изданиях опубликованные мной и другими?

Примеры критических публикаций: За Енисей обидно, http://www.proatom.ru/; Стратегия замкнутого ядерного топливного цикла и нестратегическая экология захоронения радиоактивных отходов: рецензия на документ Росатома / В. Н. Комлев // Экологический вестник России. — 2018. — № 11. — С. 28-31; Рецензия на документ Росатома «Стратегия создания пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов» / В.Н. Комлев // Геофизический журнал. — 2018. — Т. 40, № 6. — С. 177-183; Комлев В.Н., Горно-геологический журнал, 2019. №2 (58), Радиогеоэкология командора; https://www.proza.ru/2018/02/13/284.

 

  1. Судя по обозначенному в письме году (2016) подключения ИБРАЭ к работам по геологической изоляции РАО в России, он не является соавтором выбора и «старослужащим» в проблеме.

Девятый вопрос администрации ИБРАЭ. Достаточен ли собственный опыт Института?

ИБРАЭ-УТОЧНЕНИЕ: Достаточность собственного опыта?

ИБРАЭ существует 30 лет. Был вызван к жизни Чернобылем. Это, первоначально и в основном, определило и формирование кадрового состава.

Основные достойные темы до 2016 года (по «ИБРАЭ РАН заложил научные основы стратегического планирования в ядерной и радиационной безопасности в России»: Л.А. Большов, И.И. Линге, С.С. Уткин – руководители и ответственные исполнители; http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=297622a9-1c10-4868-bd4b-6a6012fbbf6c&print=1):

  1. Последствия Чернобыля и безопасность АЭС на будущее;
  2. Ликвидация «ядерного наследия» на Северо-Западе России;
  3. Теченский каскад водоемов (ТКВ).

Прежние руководители и ответственные исполнители начали с 2016 года формировать и исполнять тему Красноярского ПГЗРО (ИБРАЭ был определен головной организацией): консолидировать вопросы научно-технического сопровождения создания ПГЗРО в формате стратегического мастер-плана, видимо, и для генерирования тех правил и регламентов, при выполнении которых «ничего плохого случится не может». При этом, Стратегия создания федерального ПГЗРО (п. 10) тесно консолидирована с комплексным, включая вопросы рыночной (на международном рынке?!) конкуренции, решением проблемы переработки ОЯТ на ГХК.

Для темы ПГЗРО необходимы горно-геологические знание, понимание и умение применительно к подземному захоронению РАО, включая выбор площадок, или к подземному строительству особо важных объектов. Эти необходимые компетенции приобретаются в ходе базового образования и дальнейшей профессиональной деятельности.

Базового горно-геологического образования лидеры ИБРАЭ по теме ПГЗРО не имеют (http://www.ibrae.ac.ru/contents/29/). Тематика ИБРАЭ до 2016 года комплексного горно-геологического опыта не требовала. Но она, что важно для будущего, не могла его и дать.

Кроме того, во всех темах основным является «стратегическое планирование». Лидеры ИБРАЭ, например, обосновали горизонты такого планирования (смотрения вперед, прогнозирования последствий) для ТКВ в 20 и 200 лет. Но для ПГЗРО опыта такого подхода мало.

 

  1. При огромных априори итоговых затратах на захоронение отходов и создание инфраструктуры для этого, в «Стратегии создания пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов» (ИБРАЭ), а также в брошюре «Подземная исследовательская лаборатория (в составе пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов в Нижнеканском массиве, Красноярский край). Рабочий документ» главного толкователя Стратегии «от общественности» ООО «Экологический правовой центр «БЕЛЛОНА» отсутствуют даже какие-либо намеки на предварительные и опережающие комплексные технико-экономические сравнительные исследования разных вариантов площадок, типа ПГЗРО и этапов его создания.

Десятый вопрос администрации ИБРАЭ.Почему в документах для широкой публики, отражающих видение Госкорпорации «Росатом», нет экономических ориентиров — результатов каких-либо укрупненных оценок бюджетных трат на создание ПГЗРО?

Рабочая группа обсудила проект закона

26 марта 2020, Санкт-Петербург, ЗакС Ленинградской области.

Проект Закона Ленинградской области «О полномочиях органов Государственной власти Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии» обсудила сегодня рабочая группа, созданная Н.А. Кузьминым, председателем Постоянной Комиссии по экологии и природопользования ЗакСа Ленинградской области.

В дискуссии участвовали представители законодательной и исполнительной власти области, эксперты, в том числе автор проекта закона к.ю.н. Андрей Талевлин, а также представители общественности.
За прошедший год, с начала обсуждения проекта произошли важные события, которые подтвердили актуальность принятия такой нормы регулирования:
  • остановлен 1-й из четырех энергоблоков Ленинградской АЭС, разрабатывается проект его  вывода из эксплуатации. По документам Росатома процесс вывода энергоблоков должен сопровождаться широким вовлечением заинтересованных сторон;
  • необходимо найти решение для долговременной изоляции сотен тысяч тонн радиоактивных отходов, которые появятся при выводе атомной станции и которые накоплены за последние 60 лет и «временно хранятся на берегу Финского залива» в РосРАО.;
  • Ленинградская область без публичных обсуждений стала коридором для импорта ядерных отходов через порт Усть-Луги.

 

Проект нового регионального закона, опирается на опыт реализации аналогичных законов в других атомных субъектах РФ и может обеспечить принятие сбалансированных решений, учитывающий интересы более широкого круга заинтересованных сторон.
Решение Постоянной комиссии по экологии ЗакСа по поводу проекта Закона может быть принято в ближайшие недели.
Дополнительные материалы

Проект закона «О полномочиях органов государственной власти  Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии»

Пояснительная записка

Нет импорту из Германии в Россию опасных урановых отходов!

Заявление жителей берегов Финского залива и Санкт-Петербурга в связи с прибытием опасных ядерных отходов в порт Усть-Луга, Ленинградской области

19 марта 2020 года в порт Усть-Луга прибыло судно «Михаил Дудин» с 600 тоннами обедненного гексафторида урана (ОГФУ) из Германии. Это отвалы обогащения урановой руды, дальнейшее извлечение урана из которой в Германии считается экономически нецелесообразным. 

После перегрузки на железнодорожные платформы в порту Усть-Луга, эти опасные отходы отправятся через территорию Ленинградской области в закрытое административно-территориальное образование (ЗАТО) Новоуральск Свердловской области.

Для того, чтобы сбить волну протестов в Санкт-Петербурге, российский атомный бизнес перенес перегрузку гексафторида урана из пятимиллионного города в порт Усть-Луга. Это циничное решение, поскольку риски смещаются на территорию уже пострадавшую от чернобыльской катастрофы, тысячи жителей которой живут в опасных для здоровья условиях (см. карту http://www.cottagesspb.ru/ekologiya/chernobyl/)

Представители российского атомного бизнеса утверждают, что обедненный гексафторид урана являются ценным энергетическим ресурсом, и ввозятся в Россию для дообогащения, после которого отправится обратно поставщику. При этом, в страну происхождения ОГФУ может вернуться до 10% от всех ввозимых радиоактивных материалов, а 90% останется в России на вечное хранение. На сегодняшний день более 100 тысяч тонн ОГФУ хранится в России в контейнерах под открытым небом. 

Фактически, продолжающийся десятки лет ввоз в Россию ОГФУ, превращает территорию нашей Родины в мировую свалку опасных отходов. 

Мы требуем от властей России и Германии остановить перемещение обременений производства атомной энергии из Германии в Россию. 

РОССИЯ – НЕ СВАЛКА!

Мы поддерживаем Заявление общественных организаций и движений против ввоза в Россиию ОГФУ http://rusecounion.ru/ru/no-uf6, а также обращение более 70 тысяч граждан к властям России и Германии с призывом прекратить ввоз в Россию побочных продуктов обогащения урана  https://act.greenpeace.org/page/50805/-/1

 

Подписаться можно здесь https://forms.gle/5gaiLbaoSXr4D2tR7 сообщив Фамилию, Имя Отчество, организацию (не обязательно), населенный пункт, электронный адрес.

 

  1. Акишин Александр Алексеевич  Ивангород  Кингисеппского раона, Ленинградской области 
  2. Акишина Евгения Алексеевна  Ивангород Кингисеппского раона  Ленинградской области 
  3. Альвовская Роза Санкт-Петербург
  4. Ананьева Анастасия Леонидовна Кингисепп
  5. Бабинцева Елена Анатольевна Лебяжье
  6. Бабурин Л.К. Санкт-Петербург
  7. Барановская Ирина Александровна, житель Усть-Лужского сельского поселения, Кингисеппского района Ленинградской области.
  8. Барановская Анна Юрьевна Курголово, Кингисеппский р-н
  9. Белкина Оксана Владимировна Ест Усть луга
  10. Березина Анна Александровна дер. Ранолово, Кингисеппского района, ленинрадской области. 
  11. Бочарова Лилия Ринатовна Санкт-Петербург
  12. Бодров Олег Викторович  председатель Общественного совета южного берега Финского залива  г. Сосновый Бор Ленинградской области bodrov@greenworld.org.ru,
    моб. +7 921 74 52 631. 
  13. Бодрова Елена Игоревна,  Сосновый Бор
  14. Бруев Алексей Анатольевич г. КИНГИСЕПП
  15. Варзугина Екатерина Николаевна Санкт-Петербург
  16. Веретенников Николай Алексеевич  дер. Шойкула  Кингисеппского района  Ленинградской области 
  17. Власов Николай Никитич СК МДМ пос. Курголово, Кингисеппского р-на
  18. Волгина Мария Владимировна Санкт-Петербург
  19. Волкова Елена Николаевна Кингисепп
  20. Воробьёва Марина Владимировна Кингисепп
  21. Воронкова Анна Александровна Санкт-Петербург
  22. Гарбузова Таисия Георгиевна Санкт- Петербург
  23. Врански Красимир Христов «Красивый Петербург» Санкт-Петербург
  24. Германский Александр Михайлович Санкт-Петербург
  25. Глазкова Елена Александровна , Ботанический институт им. В. Л. Комарова РАН, Ленинградская область, г. Всеволожск,
  26. Григорьева Светлана Васильевна, Ивангород, Ленинградской области
  27. Дурманова Любовь Анатольевна Кингисепп
  28. Ефимов Владимир, Вистино, Сойкинский полуостров, Кингисеппского района Ленинградской области.
  29. Зайцева Ольга Вячеславовна Союз Художников России Санкт — Петербург
  30. Зернова Лина Сергеевна, сопредседатель Гильдии экологических журналистов Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. 
  31. Зубец Валентина Васильевна Сойкинское поселение. Дер. Залесье
  32. Ильюшко Елена Валерьевна Большая Ижора
  33. Ильина Ксения Олеговна Ленинградская область, Кингисепп
  34. Кваша Юрий Николаевич г. Санкт-Петербург
  35. Королюк Галина Николаевна Пос.Курголово, Киегисеппский р-он Ленинградской обл.
  36. Кинза Мария Викторовна, Санкт-Петербург,
  37. Ковалёва Вероника Санкт-Петербург
  38. Кожевникова Ольга Петровна ЗАО НТЦ «Мониторинг Мостов» пос. Курголово, Кингисепского р-на
  39. Ковальчук Оксана Ивановна д. Вистино
  40. Ковалева Наталия Виталиевна Общественный Совет Южного Берега Финского Залива Санкт-Петербург
  41. Комарова Наталья Викторовна пенсионер Санкт-Петербург
  42. Комарова Ольга Александровна Курголово
  43. Кронова Анна Алексеевна Активист Территориально-общественного самоуправления Общины малочисленного народа ижор «Шойкула» Ленинградская область, деревня Вистино
  44. Кордюченко Яна Юрьевна Дружносельская психиатрическая больница Кингисепп
  45. Кузнецова Наталья Алексеевна
  46. Курбатов Александр Алексеевич   Канильярви
  47. Левченко Владимир Федорович Гильдия экологических журналистов СПб и ЛО Санкт-Петербург
  48. Лизункова Светлана Анатольевна, г. Кингисепп, Ленинграсдкой области. Кингисепп.
  49. Ликсакова Надежда Сергеевна, Ботанический институт им. В. Л. Комарова РАН, Санкт-Петербург.
  50. Лукашонок Татьяна Юрьевна Ленинградская область, Кингисеппский район, Ивангород
  51.  Любушкина Марина Викторовна — житель Кингисеппского района, представитель объединения Друзья Побережья Финского залива.
  52. Малеванная Наталья Борисовна г. Сосновый Бор Ленинградской области
  53. Маханева Зоя Семеновна Член общины «Шойкула» Д. Валяницы, Кингисеппский р-н,Ленинградская обл.
  54. Михайлова Елизавета Олеговна, Санкт-Петербург, координатор проектов Общественного Совета Южного берега Финского залива.
  55. Михнов-Вайтенко Григорий Александрович Правозащитный совет СПб Лебяжье
  56. Муслимов Мехмет С-Петербург 
  57. Мухачев Сергей Германович Татарстанское отделение Российского Социально-экологического союза г. Казань
  58. Никулин Валерий Олегович Санкт-Петербург, Металлострой
  59. Норкина Любовь Михайловна общественный деятель г. Волосово Ленинградская область
  60. Овчаренко Вера Владимировна, Сестрорецк
  61. Орёл Евгения Владимировна Санкт-Петербург
  62.  Паркина Марина, координатор движения «Stop Порт!» (Приморск)
  63. Подмазко Дмитрий Николаевич, Ивангород, Кингисеппского района, Ленинградской области. 
  64. Рогова Кристина Львовна Посёлок УСТЬ-ЛУГА кингисеппский район
  65. Румянцева М.Е.
  66. Сенотрусов Александр Иванович, житель Лебяжьего, Ломоносовского района Ленинградской области.
  67. Сергеева Татьяна Александровна Санкт-Петербург
  68. Сметанюк Марина Валерьевна город Кингисепп, Ленинградская область
  69. Сергеев Денис Олегович Санкт-Петербург
  70. Сорока Наталья Валерьевна Кингисепп
  71. Cутягин Александр Николаевич, Проект «Мониторинг БТС», Санкт-Петербург,
  72. Тарасова Юлия Викторовна Санкт-Петербург
  73. Тохтер Людмила Петровна, г. Кингисепп, Ленинградской области.
  74. Тохтер Петр Владимирович, г. Кингисепп, Ленинградской области.
  75. Ульянова Ольга Викторовна Госучреждение Кингисепп
  76. Федотов Юрий Александрович физ.лицо Кингисепп
  77. Федорова Наталья Петровна Кингисепп
  78. Филиппова Юлия Николаевна РФ Кингисепп
  79. Харакка-Зайцев Дмитрий, к.ю.н., председатель правления Территориально-общественного самоуправления Общины малочисленного народа ижор «Шойкула».
  80. Ходченко Галина Александровна Пенсионер Санкт-Петербург
  81. Черноволенко Олег Анатольевич, дер. Александровская Горка, Кингисеппского района Ленинградской области. 
  82. Черноволенко Людмила Владимировна, г. Ивангород, Кингисеппского района, Ленинградской области.
  83. Чёрная Людмила Ивановна Лужицы
  84. Чиркова Валентина Ксенофонтовна, Вистино, Кингисеппского района Ленинградской области.
  85. Шабарин Геннадий Викторович, Санкт-Петербург, Общественный Совет южного берега Финского залива
  86. Шароградская Анна Аркадьевна Институт региональной прессы Санкт Петербург
  87. Шевырталова Дарья Сергеевна Кингисепп
  88. Шилова Ирина Юрьевна Кингисепп

 

Жители других регионов России, поддержавшие Заявление.

  1. Александрова Светлана Сергеевна Москва
  2. Артов Андрей Михайлович Крымская Республиканская Ассоциация «Экология и мир» г. Симферополь
  3. Булатов Валерий Иванович Ханты-Мансийск
  4. Внуков Владислав Викторович Воронеж
  5. Дунаевская Ксения Владимировна Сарапул
  6. Дюмина Валентина Анатольевна Красноярск
  7. Забелин Святослав Игоревич  Международный социально-экологический союз  Москва  
  8. Зименко Алексей Владимирович Центр охраны дикой природы Москва
  9. Ждановская Александра Александровна Москва
  10. Иванов Юрий, координатор программы Энергетика Мурманской области, общественное движение «Кольский экоцентр», г. Апатиты Мурманской области.
  11. Кочкина Наталья Михайловна Ижевск
  12. Корякина Татьяна Анатольевна г.Ижевск
  13. Кубарева Лариса Александровна, Рязанская область
  14. Лазарева С.А. Ростов-на-Дону
  15. Лопухина Диана  МОД «Народный контроль» Ижевск
  16. Марьясов Фёдор Владимирович Красноярский краевой радиоэкологический центр Красноярск
  17. Машир Лариса Николаевна Москва
  18. Мешкова Вероника Николаевна пекарня Воронежская обл г. Поворино
  19. Михайлова Татьяна Робертовна г. Петропавловск-Камчатский
  20. Могилюк Тарас Игоревич Москва
  21. Никулина Лариса Георгиевна Москва
  22. Одрова Любовь Николаевна Нижний Новгород
  23. Ожгихина Ольга Германовна Народный контроль . Мы за экологию . Ижевск
  24. Пискунова Наталия Константиновна Кострома
  25. Рожина В.А. г. Киров
  26. Савельева Мая Михайловна пенсионер Москва
  27. Селезнев Андрей Валерьевич Г. Красноярск
  28. Смирнова Людмила Евгеньевна Против ввоза ядерных отходов Воронеж
  29. Талевлин Андрей Александрович, к.ю.н., Челябинск, движение «За природу».
  30. Толстогузова Анастасия Александровна Красноярск
  31. Челышев Виталий Алексеевич СоЭС Москва
  32. Урусов Валентин Яковлевич Центр защиты профсоюзных прав Москва
  33. Храмцов Анатолий Алексеевич  Координационный Совет Общественных организаций и Объединений Удмуртской Республики г. Ижевск УАССР
  34. Цитцер Оксана Юрьевна Новоивановское, Одинцовского района
  35. Ямщикова Валентина Николаевна Костромское областное общественное экологическое движение «Во имя жизни» г. Кострома
  36. Янссен Марина MTÜ Rakendusökoloogia Keskus Sillamäe (Эстония)

 

ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

В чем опасность гексафторида урана.

По данным Международного Агентства по Атомной Энергии (МАГАТЭ), в результате пожара при транспортировке крупной партии гексафторида урана опасными концентрациями урана и плавиковой кислоты может быть загрязнена территория в несколько квадратных километров.

По оценке британского эксперта А. Прайса (A. Price) из компании British Nuclear Fuels Limited при крупной аварии и неблагоприятных погодных условиях зона поражения смертельными концентрациями гексафторида урана может достигать радиуса 32 км от места аварии.

Как авария может сказаться на здоровье людей.

Возгонка гексафторида урана (переход из твердого в газообразное состояние) происходит при температуре 56 градусов Цельсия. Газообразные продукты его взаимодействия с воздухом легко проникают в кровь человеку. По данным шведских исследователей примерно 10% урана, попавшего в человеческое тело, выводится с мочой в течение нескольких дней, а до 90%, аккумулируясь в костных тканях, замещая кальций. Внутреннее облучение урана, «застрявшего» в человеческом теле может вызвать рак. Наиболее серьезные последствия от этого будут у детей.

Кто рискует?

Наибольшему риску подвергается природа и люди вдоль трассы следования контейнеров в Европе (Германии, Нидерландов и др. стран), экосистемы Балтийского моря, а также многие десятки тысяч жителей южного побережья Финского залива Ленинградской области, Санкт-Петербурга, а также  населенных пунктов вдоль железнодорожного пути следования, городов, где происходит хранение контейнеров под открытым небом и их переработка. Это ЗАТО Новоуральск, Свердловской области (Уральский Электрохимический комбинат), ЗАТО Зеленогорск, Красноярского края (ПО Электрохимический Завод), ЗАТО Северск (Сибирский Химический Комбинат), Ангарск (Ангарский электролизный химический комбинат».

Контейнеры, привезенные в Россию, хранятся на площадках под открытым небом. По данным ежегодных отчетов Ростехнадзора, российского регулятора ядерной безопасности, хранение ОГФУ не всегда отвечало требованиям безопасности. 

Кто зарабатывает деньги?

Выгоду от сомнительных коммерческих операций получают представители российского атомного бизнеса и чиновники, которые находят пути обхода Российского законодательства, увеличивая негативные риски здоровью природы и граждан России нынешнего и будущих поколений.

 

Зона возможных летальных концентраций при аварии во время транспортировки отходов через Сосновый Бор

 

Зона возможных летальных концентраций при аварии во время транспортировки отходов через г. Кингисепп

 

 

 

 

 

Что делать с радиоактивным графитом при выводе ЛАЭС

Доклад российско-литовской группы экспертов

17 марта 2020 г. Общественный Совет южного берега Финского залива  провел пресс-конференцию в Институте Региональной Прессы. Тема пресс-конференции «Что делать с радиоактивным графитом при выводе ЛАЭС»

21 декабря 2018 года окончательно остановлен 1-й энергоблок Ленинградской АЭС с реактором РБМК-1000. 2-й, 3-й и 4-й энергоблоки планируют окончательно остановить в 2020, 2024 и 2025 годах. Завершение вывода из эксплуатации всех энергоблоков по сценарию немедленного демонтажа до состояния «коричневой лужайки» запланировано на 2059 год. 

С 2040 по 2054 год на ЛАЭС запланирован дистанционный демонтаж и последующее захоронение примерно 15 000 тон радиоактивного графита с четырех реакторов РБМК-1000, содержащего экологически и генетически значимый радиоуглерод 14С с периодом полураспада 5730 лет. При этом в России пока не существует могильников, отвечающих требованиям, предъявляемым к захоронению радиоактивного графита – РАО 2-го класса опасности. 

Остановленный энергоблок ЛАЭС – первый из 11 РБМК-1000, которые будут выводиться из эксплуатации в ближайшие 15 лет на Ленинградской Курской и Смоленской АЭС. Поэтому приобретаемый ЛАЭС опыт безопасного вывода блоков РБМК – национальная задача. 

 

Общественный совет южного берега Финского залива инициировал в 2019 году подготовку аналитического доклада «Обращение с графитом при выводе из эксплуатации реакторов РБМК». 

Актуальность анализа мирового опыта безопасного обращения с реакторным графитом связана с тем, что углерод является основой строения всех живых систем. 

Для анализа мирового опыта по были приглашены эксперты из России и Литвы, много лет работающих над проблемами безопасного вывода из эксплуатации АЭС.

Ключевой проблемой обращения с реакторным графитом является его долговременная изоляция от живых систем.  Особенно от попадания в атмосферу радиоуглерода в виде 14СО2. Усвоение двуокиси радиоуглерода растениями может позволить мигрировать радиоуглероду по пищевым цепям, создавая внутреннее облучение живых организмов за счет включения в состав их структуры, в том числе в молекулы генетических молекул ДНК.  

Опасность поступления 14С в природную среду впервые проявилась во время массового испытания атомного оружия в атмосфере с 1945 по до начала 1960-х годов. К концу этого периода в результате 423 взрывов ядерного и термоядерного оружия концентрация радиоуглерода возросла в 2 раза по сравнению с природным фоном. Это сопровождалось ростом раковых заболеваний и «естественной смертности» жителей северного полушария. Последнее явление исследователи связывают с процессами распада 14С и превращения в 14N в молекулах ДНК, сопровождающееся повреждениями, считающиеся необратимыми. 

Благодаря договору о запрете испытаний атомного оружия в атмосфере в 1963 году удалось остановить рост 14С в атмосфере и его постепенному снижению за счет депонирования в глубинных отложениях мирового океана. 

Авторы доклада проанализировали мировой опыт поиска возможных решений долговременной изоляции примерно 260 000 тонн радиоактивного графита, накопленного в мире  (Великобритания 86 000 т, Россия 60 000 т, США 55 000 т, Франция 23 000 т, остальные страны более 27 000). Накопленная к сегодняшнему дню активность 14С в военных и «мирных» уран-графитовых реакторах в 3 раза больше, чем было образовано в атмосфере во время испытаний атомного оружия. 

Таким образом, надежная изоляция накопленного 14С в реакторах – мировая проблема, не менее значимая чем запрет испытания атомного оружия в атмосфере.

Авторы доклада проанализировали опыт обращения с реакторным графитом в разных странах за 75 лет атомной эры. 

Главный вывод — в мире пока не найдено оптимального решения проблемы изоляции реакторного графита, которое бы отвечало критериям экологической безопасности, экономической, социальной и нравственной приемлемости. 

Авторы доклада, анализируя имеющийся в мире опыт обращения с реакторным графитом, не предлагают набор конкретных решений, но считают необходимым более широкое обсуждение безопасных вариантов изоляции реакторного графита в России с учетом интересов атомного бизнеса, властей всех уровней, органов местного самоуправления, независимых экспертов и заинтересованной общественности.

Кроме этого, авторы доклада предлагают:

Правительству РФ совместно с Госкорпорацией Росатом рассмотреть возможность пересмотра принципа обязательного захоронения облученного реакторного графита в сторону долговременного, контролируемого хранения этих РАО.

Правительству Ленинградской области совместно с администрацией СПб. рассмотреть вопрос о создании межрегиональной экологической лаборатории Санкт-Петербурга и Ленинградской области для проведения комплексного экологического мониторинга на южном берегу Финского залива в соответствии с рекомендациями Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

Законодательному Собранию Ленинградской области — разработать и принять областной закон «О полномочиях органов государственной власти Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии», который бы обеспечил более широкое вовлечение общественности в процесс принятия решений при продвижении проектов связанных с атомной энергетикой, в том числе с выводом из эксплуатации. 

Концерну Росэнергоатом: 

  1. Отложить демонтаж графитовой кладки реакторов РБМК-1000 ЛАЭС до разработки безопасных, экологически и экономически приемлемых промышленных технологий ее утилизации, долговременной изоляции или перевода в нерадиоактивное состояние. 
  2. Учитывая, что перемещение облученного графита чрезвычайно опасно на всех этапах транспортировки, не осуществлять его без крайней необходимости, на возможные минимальные расстояния от объектов их образования. 
  3. Рассмотреть возможность использования курганной технологии для временной (на 100- 300 лет) изоляции облученного реакторного графита всех типов уран-графитовых реакторов. 

Органам местного самоуправления Соснового Бора создать «Общественный совет по экологии и энергетики при администрации Соснового Бора» по аналогии с аналогичным Советом в городе Висагинас (Литва), который успешно консультирует органы местного самоуправления по социальным, экологическим, проблемам, возникающим при выводе из эксплуатации АЭС. 

Ознакомиться с Докладом можно здесь   Доклад частично опубликован на портале ПРОатом и в журнале «Атомная стратегия»

Смотрите трансляцию пресс-конференции

Статья в газете «Маяк» (Сосновый Бор)

Ссылка на публикацию на сайте «Беллона»

Что делать с радиоактивным графитом?

 

Современные вызовы и возможные решения по обращению с реакторным графитом при выводе из эксплуатации реакторов РБМК

Аналитический доклад подготовлен экспертами, много лет проработавших в области вывода из эксплуатации атомных электростанций, обращения с отработавшим ядерным топливом и радиоактивными отходами в России и Литве.

Ознакомиться с Докладом можно здесь   Доклад частично опубликован на портале ПРОатом и в журнале «Атомная стратегия»

 

 

 

 

Урановые «хвосты» и российское общество: голоса протеста

Экологические активисты России предупреждают об опасности ввозимых в страну отходов атомной энергетики

Поздно вечером 17 декабря сотрудники петербургского уголовного розыска задержали эксперта по ядерной безопасности российского отделения Greenpeace Рашида Алимова и доставили его в отделение полиции.

После составления протокола с обвинением в «захвате земельного участка» Алимов был отпущен, однако, теперь его, по-видимому, ожидает суд и назначение крупного административного штрафа.

Задержание произошло после того, как активисты Greenpeace России провели перед фасадом Гостиного двора акцию протеста против ввоза в страну урановых «хвостов» из Германии. На этой неделе ожидается прибытие в Санкт-Петербург судна «Михаил Дудин» с очередной порцией радиоактивного груза. Организаторы акции в этой связи иронично замечают: «Занятно получается. «Санкционные» яблоки ввозить нельзя, опасно. А урановые “хвосты” – ОК».

Контейнеры с обогащенным ураном, которые будут погружены на российский грузовой самолет Ильюшин-76 в аэропорту Дрездена

Торговый ларек высотой 900 метров

Во время пикета на тротуаре перед Гостиным двором, рядом с украшенной елкой и трехметровой фигурой Деда Мороза были выставлены бочки, в которых перевозят отходы ядерного производства. Надпись на бочках гласила «С новым годом!», а сам Рашид Алимов стоял с плакатом «Россия – не ядерная свалка!».

В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» эксперт Greenpeace России рассказал, что к нему подходили журналисты, записывали его комментарии по поводу ввоза урановых «хвостов», а затем задавали аналогичные вопросы прохожим. «На Невском проспекте люди обычно торопятся, и если их кто-то останавливают, общаются кратко. Я еще не видел репортажей на тему этого пикета, но не думаю, что петербуржцы говорили, что одобряют ввоз ядерных отходов в нашу страну. Я также видел, что рядом стояли полицейские, но ко мне никто из них не подходил и не просил предъявить документы. … Через полчаса я оттуда ушел», – добавил Рашид Алимов.

А после 11 часов вечера, в квартиру эколога попытались проникнуть «люди в штатском». Домашним Алимова они говорили, что они – всего лишь водопроводчики и хотят проверить работу отопительных батарей. «Но им, слава Богу, не открыли. Меня в это время дома не было, но позже меня задержали около парадной. Меня отвезли в 28 отделение полиции, где, не торопясь, составили и выдали протокол о нарушении статьи 7.1. административного Кодекса РФ об административных нарушениях», – пояснил эксперт Greenpeace.

Отметим, что в протоколе Рашиду Алимову вменяется в вину «самовольное занятие земельного участка» длиной в 580 метров, и… высотой в 900 метров. Для сравнения – высота офисного небоскреба «Газпрома», известного как «Лахта-центр», равняется, включая шпиль, 462 метрам. А 900 метров – это высота, на которой самолет при посадке выпускает шасси.

«Скорее всего, эта статья относится к людям, которые поставили торговый ларек без соответствующего разрешения. И, кстати, в протоколе сказано, что у меня нет лицензии на торговую деятельность и что я должен явиться в службу картографии кадастра. Я абсолютно не согласен с предъявленными обвинениями, но мы с адвокатами посмотрим, как будет развиваться ситуация», – сказал собеседник Русской службы «Голоса Америки». И в конце разговора подчеркнул: «Важно, чтобы сейчас по всей России люди выходили с протестами против ввоза урановых “хвостов”. Еще 15 лет назад против этого выступал член-корреспондент Российской академии наук Алексей Владимирович Яблоков, который говорил, что это процесс неприемлем. И мы обязаны продолжить его дело».

Олег Бодров: для решения проблемы урановых «хвостов» потребуется 60 лет

Задержание Алимова и давлением на «зеленых» активистов вызвало возмущение у председателя общественного совета межрегионального общественного экологического движения «Южный берег Финского залива» Олега Бодрова.

В комментарии для Русской службы «Голоса Америки» он сказал, что такая нервная реакция властей свидетельствует о том, что у них «нет убедительных аргументов для доказательства правильности решения о транспортировке опасного груза из Германии. Они действуют по правилам “нет человека – нет и проблемы”, поэтому изолируют тех людей, которые пытаются рассказывать гражданам России о реальных рисках транспортировок урановых “хвостов”. Я считаю, что такие действия властей ничем не оправданы», – подчеркивает эксперт.

Физик по образованию, Олег Бодров много лет занимается природоохранной деятельностью, в частности – предупреждал об опасности атомной электростанции в городе Сосновый Бор Ленинградской области.

Что же касается ввоза «урановых хвостов», то, по словам собеседника «Голоса Америки», со стороны российских властей и госкорпорации «Росатом» это – «грязный бизнес».

«Германия покидает “атомный клуб”, закрывает все атомные электростанции и освобождается от тех рисков, которые были связаны с эксплуатацией АЭС в этой стране в течение многих лет», – продолжает Бодров. И поясняет: в ФРГ производилось обогащение природного урана с целью получения свежего топлива для АЭС. По завершении этих операций оставалась обедненная руда, перерабатывать которую было экономически невыгодно. «И многие тысячи тонн обедненного гексафторида урана перемещаются в Россию. Причем делается это не впервые – еще в начале 2000-х годов в Россию из Европы было завезено, примерно, 110 000 тонн этих отходов. Примерно то же самое происходит и сейчас», – рассказывает эколог.

О том, чем такие подобное опасно для России, предупреждали эксперты МАГАТЭ, на которых ссылается Бодров: «Они утверждали, что при определенных климатических условиях и сильном ветре в случае разгерметизации контейнеров может возникнуть радиационное загрязнение радиусом до 32 километров. А ведь, как известно, содержимое этих контейнеров перевозится через центр Петербурга. Т.е., фактически, под угрозой радиационного поражения находятся 5 миллионов человек! Ну, и, поскольку транспортировка будет продолжена вглубь России через города-миллионники, подобная угроза будет и для них».

Олег Бодров напоминает: для переработки всего ввозимого в Россию гексафторида урана потребуется 60 лет. «А что сможет произойти в стране до начала 80-х годов XXI века? Давайте оглянемся назад, и посмотрим, как изменилась России, то есть – тогдашний Советский Союз за прошедшие 60 лет. Мир стремительно меняется, и говорить о каких-то выгодах, которые можно будет получить о переработки урана-238, который остается в большом количестве в этих “хвостах” – просто наивно и смешно… Мы имеем дело с желанием как можно скорее заработать побольше денег, а все проблемы спрятать в закрытых атомных городах. И мы видим, что “Росатом” фактически противопоставляет себя остальной России», – заявляет председатель общественного совета межрегионального общественного экологического движения «Южный берег Финского залива».

На прошлой неделе восемь депутатов городского Законодательного собрания Санкт-Петербурга подписали обращение к Владимиру Путину с просьбой прекратить перегрузку урановых «хвостов» в пределах городской черты. Вопрос о недопустимости ввоза опасных грузов из Германии поднимался и на заседании Заксобрания в среду 18 декабря.

В этот же день один из подписавших обращение к президенту РФ – депутат городского парламента Санкт-Петербурга Алексей Ковалев – выступил на заседании Общественного совета при «Росатоме», где представил позицию «группы восьми».

Несколько экологических общественных организаций призвали граждан России не только продолжить акции протеста, но и распространять о них информацию в социальных сетях с хештегом #НетУрановымХвостам.

 

 

 

Европе и России нужен диалог, а не конфронтация

Крупнейшая финская газета на шведском языке Hufvudstadsbladet 30.11.2019 опубликовала статью Олега Бодрова https://www.hbl.fi/artikel/dialog-behovs-mellan-europa-och-ryssland-inte-konfrontation/ в качестве обсуждения ранее опубликованной статьи бывшего премьер-министра Финляндии Аско Ахо (Asko Aho) 06.11.2019 «Оцифровка России — это не настоящая модернизация» https://www.hbl.fi/artikel/esko-aho-rysk-digitalisering-ar-ingen-riktig-modernisering/ . Аско Ахо, кроме всего прочего, является членом правления Сбербанка России. 

Перевод статьи на русский выполнен InoSMI

Если в Балтийском регионе начнется военный конфликт, он, вероятно, разрушит жизни 90 миллионов человек из девяти стран, включая Россию. К такому выводу пришли эксперты. Но Россия была частью европейской цивилизации более 300 лет, еще со времен Петра I, напоминает автор. Зачем конфликтовать с ней сейчас?

Олег Бодров, физик, эколог, председатель Общественного совета южного берега Финского залива

Будучи российским гражданином, я подтверждаю слова бывшего премьер-министра Эско Ахо (Esko Aho), который в статье HBL от 6 ноября «Российская диджитализация — это не настоящая модернизация» говорит, что России необходима модернизация, ориентированная на Европу. Однако я должен сказать, что это невозможно без крепких институтов и общества, основанного на верховенстве закона и правовой безопасности.

Россия была частью европейской цивилизации более 300 лет, еще со времен Петра Великого. Несмотря на политические потрясения, наши культуры все это время влияли друг на друга в различных областях. Сегодня мы взаимозависимы как технически, так и в плане ресурсов. Диалог и сотрудничество необходимы и для решения важных общих для всех вопросов — климатических, экологических и миротворческих.

Однако западные санкции против России не только создают политические и экономические помехи, но и способствуют формированию взаимной враждебности. Это стимулирует милитаризацию сознания граждан и подстегивает гонку вооружений. Вместо столь необходимого диалога между Россией и Европой нарастает конфронтация.

В сентябре 2019 года российские ученые из Балтийского федерального университета в Калининграде и Санкт-Петербургского государственного университета опубликовали доклад «Безопасность в Восточной Балтике».

В докладе они сделали вывод, что вероятность конфронтации в ближайшем будущем составляет 90%, а вероятность локального военного конфликта в четыре раза выше, чем вероятность «тяжелых и продолжительных, но потенциально эффективных переговоров по мерам безопасности и доверия в регионе под условным названием „Хельсинки»».

Если в Прибалтийском регионе начнется военный конфликт, он, вероятно, разрушит жизни 90 миллионов человек в девяти странах (включая Россию). Нельзя гарантировать, что мишенью конвенционального, а в худшем случае и ядерного оружия, не станут 30 реакторов расположенных в регионе атомных станций, а также сооружения для отработанного топлива.

Финляндия сейчас председательствует в Совете Европейского союза. Это дает ей прекрасную возможность продемонстрировать политическую волю и, как это уже бывало ранее в истории, стать инициатором развития новых мирных связей между скандинавскими странами, ЕС и Россией. Развития, основанного на диалоге и взаимопонимании.

Что граждане России и стран ЕС думают о нынешней ситуации на границе между ЕС и Россией? Я уверен, спроси мы жителей Санкт-Петербурга, Хельсинки или любого другого прибалтийского города, что для них ценнее всего в жизни, большинство ответят «здоровье моих родных и близких, приличная работа и мирная жизнь в гармонии с окружающим миром».

В исследовании, проведенном в сентябре 2019 года Европейским советом по международным отношениям, людей среди прочего спрашивали: «Чью сторону выберет ваша страна в случае конфликта между США и Россией?» Опрашивали более 60 тысяч человек из 14 стран ЕС (в том числе Франции, Германии, Испании, Польши, Румынии, Венгрии, Дании и Швеции). Подавляющее большинство ответило: «Ничью».

Я убежден, что если санкционную политику изменить с целью создания условий для сотрудничества между Европой и Россией, для культурного и научного обмена между ними, это будет стимулировать реформы в российском обществе и снизит уровень политической конфронтации и милитаризации, которые сейчас потребляют огромные экономические ресурсы, необходимые для других целей.

Я помню уникальную финско-российскую конференцию «Наша общая окружающая среда», прошедшую в Санкт-Петербурге в 1992 году. Ее организовали по инициативе Финляндии и нынешнего министра иностранных дел Пекки Хаависто (Pekka Haavisto). На конференции собрались участники и из других скандинавских стран, и она стала великолепным началом неустанного сотрудничества, направленного на сохранение нашего общего дома — Балтийского региона.

Учитывая нынешнюю ситуацию, напоминающую дни холодной войны, самое время организовать новую совместную конференцию с участниками разных уровней: политиками, чиновниками, некоммерческими организациями, представителями культуры и другими. «Европа — наш общий дом» — вот подходящий для нее лозунг.

Урановое бремя Германии прибыло в Россию

Началась транспортировка отходов от обогащения урана из Германии. «Страна Росатом» делает «выгодный бизнес», а Россия получает бремя экологических рисков на десятки лет. Причем граждане России, которые подвергаются рискам лишены реальной возможности влиять на этот опасный процесс.

https://www.rbc.ru/spb_sz/28/11/2019/5ddf932e9a7947b02918332c

Современные вызовы и возможные решения для обеспечения безопасности южного берега Финского залива

Общественный совет южного берега Финского залива  представляет свое видение ситуации с развитием побережья Финского залива от Санкт-Петербурга до границы с Эстонией.
Мы приглашаем партнеров для выработки общего взгляда на существующие вызовы и возможные пути урегулирования конфликта интересов на основе демократических принципов для обеспечения сбалансированного развития.

Захоронение радиоактивных отходов: научные, технические, экологические и экономические аспекты

Нужно ли хоронить высокорадиоактивные отходы на берегу Енисея? Или возможно это сделать значительно ближе к месту их образования, на Севере Европейской России? Об этом размышляет ветеран — геолог из Мурманской области.

Комлев В.Н., инженер-физик, пенсионер, Апатиты

Аннотация. Рассмотрены методология и пример применения архивных геологических материалов для выбора места захоронения радиоактивных отходов. Сформулированы предпосылки и мотивация предлагаемого подхода. Цель – пополнение объема горно-геологических знаний Росатома и кооперация компетенций разных отраслей при конкретном деле. Обозначены этапы работ для Печенгской вулканогенно-осадочной структуры.Выбор предполагает оперативную и упрощенную оценку базы — геологических условий площадок. За основной выбран критерий гидравлической проницаемости пород. По данным разведочных скважин глубиной до 2 км. определена площадка «SAMPO-Pechenga-I».Выражено пожелание специалистам Росатома публично обозначить свое мнение относительно методологии работ и полученных результатов.

Ключевые слова. Кольская сверхглубокая скважина, разведочные скважины, радиоактивные отходы, захоронение, гидравлическая проницаемость пород, Печенгская вулканогенно-осадочная структура.

 

Abstract. The methodology and an example of the use of archival geological materials to select the location of the disposal of radioactive waste are considered. The prerequisites and motivation of the proposed approach are formulated. The goal is to replenish the volume of mining and geological knowledge of Rosatom and the cooperation of competencies of various industries in a particular case.The stages of work for the Pechenga volcanic-sedimentary structure are indicated. The choice involves an operational and simplified assessment of the base — the geological conditions of the sites. The criterion of hydraulic permeability has been chosen to be the main one. According to the data of test trial boreholes of approximately 2 km deep there has been specified the site «SAMPO-Pechenga-I». The desire was expressed to Rosatom specialists to publicly express their opinion on the methodology of work and the results obtained.

Key words. The Kola Superdeep Borehole, trial boreholes, radioactive waste, burial, hydraulic permeability rocks, The Pechenga volcanic-sedimentary structure.

 

Посвящается геологами горнякам,

причастным к освоению медно-никелевых месторождений Печенги:

руда скоро закончится,

добытые же знание, понимание, умение могут эффективно пригодиться вновь

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Существует важная задача (при геологическом приоритете) по «вечной» изоляции от биосферы радиоактивных отходов (РАО). Она весьма затратна (см., например, [1]; здесь и везде далее — источники информации открытого доступа) и мало где в мире безупречно решается. К сожалению, и Росатом, мягко говоря, испытывает трудности при обосновании, прежде всего, природных объектов как основы комплексного выбора мест приповерхностного/подземного размещения/захоронения РАО. Скоропалительное создание нынешней национальной системы изоляции РАО, по нашему мнению, не похоже на достойный, с допустимыми затратами, эффективный и безопасный вариант.

 

ПРЕДПОСЫЛКИ КОРРЕКТИРОВКИ ПОДХОДОВ

 

Красноярский край. Здесь сложилась необычная, противоречивая, нигде в мире не встречающаяся ситуация. Хороший выход из которой найти трудно, но необходимо.

 

В рекордный срок около десяти лет по одной из версий начала (инициатива П.М. Гаврилова 2006 года) изучения участка «Енисейский»(по другим данным – за четыре года, ответ на вопрос 21: «Проектно-изыскательские работы начались после заключения контракта на их проведение в 2012 году», ПРОТОКОЛ ОБЩЕСТВЕННЫХ СЛУШАНИЙ, Железногорск, 2015 год) оформлены все/основные разрешительные документы на федеральный и единственный, на миллион лет, ПГЗРО (пункт глубинного захоронения радиоактивных отходов) -Распоряжение Правительства Российской Федерации от 6 апреля 2016 г. № 595-р и многовековая («на срок эксплуатации»!) лицензия Минприроды КРР 16117 ЗД (встречается еще обозначение КРР16117ЗД, см. также закупки№№0573100027019000007, 0573100027019000002). Разрешение на таком уровне строить ПГЗРО и размещать там РАО наивысшей опасности (прежде всего, ВАО – высокой активности) означает, что главное(как минимум) горно-геологическое (наиболее распространено и обязательно применение классического набора геологических исследований) и экологическое обоснование массива пород полностью выполнено и дополнительных крупных исследовательских проектов не требуется. Создание мощной наземной инфраструктуры для ПГЗРО (энергетической и транспортной) начато.Главные технологические вопросы эксплуатации ПГЗРО предусмотрено отработать в наземном Опытно-демонстрационном центре. Еще раз зафиксируем: в 2016 году Росатом получил полное геолого-экологическое право (в том числе, от Минприроды, т.е. по части геологического объекта!) ХОРОНИТЬ РАО НА УЧАСТКЕ «ЕНИСЕЙСКИЙ». Не изучать свойства массива с точки зрения его безопасности (это уже как бы пройденный этап), а ХОРОНИТЬ РАО.Такого права пока нет даже у лидеров этого дела после нескольких десятков лет исследований – Швеции и Финляндии (снова мы на Енисее впереди планеты всея). И вкладывает Росатом деньги в площадку именно для этого. Наличие лицензии КРР 16117 ЗД многократно задокументировано (например, [2]).

Правительство Красноярского края, судя по письму Администрации Президента РФ № А26-02-99156691 от 27.09.2019, согласование Распоряжения Правительства Российской Федерации от 6 апреля 2016 г. № 595-р и лицензии Минприроды КРР 16117 ЗД не осуществляло.

Может возникнуть впечатление, что практически одновременно с получением разрешительных документов дело скачком вернулось к истокам – вновь,как бы, к подготовке еще лишь материальной базы научного обоснования ПГЗРО и непосредственно к обоснованию. На этот раз, база — ПИЛ (подземная исследовательская лаборатория;имя собственное от ФГУП «НО РАО» — Подземная исследовательская лаборатория в Нижнеканском скальном массиве или НКМ-лаборатория,что по некоторым обстоятельствам следовало бы, видимо, лучше понимать, как Нижнеканская мистическая лаборатория). Деньги осваивают, ЛЭП и железнодорожные пути прокладывают. И все это в масштабе – отнюдь не для ПИЛ.При настойчивых (противореча указанным документам Правительства и Минприроды РФ) публичных заявлениях типа: «Решение о строительстве ПГЗРО и о захоронении РАО будет приниматься не ранее 2030-2035 годов и только после выполнения в ПИЛ всего комплекса исследований по более чем 150 направлениям», «к работам по верификации полученных данных и прогнозированию безопасности планируется привлекать ведущих специалистов российского и международного научного сообщества», «всестороннее обсуждение и международные экспертизы».При настойчивой «подтанцовке» отдельных экологов, не имеющих горно-геологических знаний и опыта. Людей, которые, как следствие, не могут, видимо, увидеть инфраструктурные и финансовые различия ПИЛ и ПГЗРО.

 

В чем причина явной непоследовательности? Заметим, что создание ПИЛ непосредственно на площадке будущего ПГЗРО возможно, но совсем не обязательно. Назначение ПИЛ – дополнять (особенно для специфических условий захоронения), а не подменять результаты классического изучения массива. Кроме того, появление ПИЛ не должно искажать главные параметры натуры, которые определяются классикой (при варианте ПИЛ на площадке ПГЗРО допустима только такая последовательность: сначала в полном объеме классика, после нее ПИЛ)[3].

 

В чем причина явно невыполнимых обещаний? Навязчивые внушения о планировании и гарантиях активного массового общения с населением, международными и российскими экспертами [4] не противоречат тому, что работы по ПГЗРО/ПИЛ, с некоторых пор, выполняются, как бы, по государственному оборонному заказу [5], хотя упоминания о принадлежности этих объектов к которому вряд ли можно найти в публикациях ранее 2019 года, включая Стратегию-2018 создания ПГЗРО? И тому,что «основная геологическая информация,полученная в ходе работ поисковой и оценочной стадий, по-прежнему находится в «серой зоне» отчетов ограниченного доступа»[6, Кочкин, с. 79]. К слову сказать, ограничения на информацию (прежде всего, горно-геологическую по площадке) не встречаются в проектах зарубежных ПИЛ и ПГЗРО. Пока же авторы и исполнители «Енисейского проекта» «активное общение» заменяют на активное оставление без какого-либо ответа многих поступивших в их адрес профессиональных вопросов (даже по линии прокурорского надзора, письма прокуратуры г. Железногорска № 353 от 12.04.2019, Генеральной прокуратуры № 73/1-р-2019 от 20.05.2019 и другие — https://vk.com/atom26?z=photo-66070450_457239510%2Falbum-66070450_00%2Frev). Причины ограничений на информацию, видимо, не подлежат обсуждению. Но при наличии таких ограничений разумно, честно и законно ли причастным к работам(включая экологов – общественных контролеров) содержать центры общественных и международных связей/отделы по связям с общественностью и СМИ/советников (которые всегда и в полном объеме готовы«сформировать у аудитории представление о функциях и специфике будущего объекта»),развивать местное экспертное сообщество и прессу,а также активно контактировать с иностранцами (в том числе, на территории закрытого города Железногорска), повсеместно обещая прозрачность деятельности ФГУП «НО РАО»?

 

Это не все(не по науке, зарубежному опыту, российским регламентам-аналогам геологоразведочных работ) странности в начале истории национального ПГЗРО, развивающейся как волюнтаристская трансформация идеи площадки ЦЕХА (первоначально не более того!)Горно-химического комбината (ГХК), для обеспечения переработки ОЯТ (отработавшее ядерное топливо), без серьезных геологических исследований альтернатив. До уникальной («с ног на голову») последовательности работ по участку «Енисейский» были назначение, без должного выбора, приоритетности Красноярска среди регионов страны(непосредственно для ПГЗРО не было федерального «обзорного обследования обширной территории» и сравнения федеральных альтернатив) и участка «Енисейский»по сравнению с площадками Нижнеканского массива (введен в рассмотрение первым и впервые федеральной целевой программой «Энергоэффективная экономика» на 2002-2005 годы и на перспективу до 2010 года») гранитов. При таком командно-административном подходе можно не заметить тревожные признаки. А они есть и их много.

 

В чем причина небрежного геологического изучения площадки? На участке «Енисейский» до 2015 года выполнены «в какой-то мере» лишь поисковая и оценочная стадии (это очень важный негативный факт) геологоразведочных работ. По их данным (!) в 2016 году получены все разрешительные документы. После 2015 года и до 2019 года никакой геологоразведки здесь не было[6, Кочкин, с. 79]. Разведочную стадию еще только «можно рассматривать» в жесткой увязке с созданием ПИЛ -первой очереди ПГЗРО (при немалых капитальных затратах). Поэтому и зафиксировано в [6, разные авторы] множество геологических (в том числе, и гидрогеологических) важных неопределенностей, не позволяющих дать обоснованное заключение о безопасности для предлагаемой проектной локализации объекта в условиях достаточно сложного геологического строения участка, а также рекомендовано продолжить разведку скважинами с поверхности. Трудно представить, чтобы подземный объект добычи полезных ископаемых, ни в какое сравнение по важности, экономическим параметрам и потенциальным экологическим последствиям и «рядом не стоящий» с ПГЗРО – объектом государственного оборонного заказа на миллион лет, мог бы финансироваться и строиться без нескольких (!) последовательных стадий непосредственно разведки.

 

Весьма локальная и сбоку от основных планируемых подземных сооружений ПИЛ не может помочь в доразведке даже конкретного блока размещения РАО и предполагаемого горного отвода (подземной санитарно-защитной зоны), объем которых несопоставим с объемом ПИЛ (рис 1, http://www.atomic-energy.ru/articles/2019/11/12/98998). И, например, при детальном изучении путей водной миграции радионуклидов к Енисею (по прямой около четырех километров) через прилегающие к этому блоку территории от нее польза вряд ли будет. Локальные выработки ПИЛ не охарактеризуют всю территорию, как система скважин с поверхности. Кроме того, неизбежный при строительстве и проведении «исследований по 150 направлениям» шахтный водоотлив исказит (воронка депрессии) природную гидрогеологию, которая будет до строительных работ и восстановится после полного затаривания ПГЗРО отходами, прекращения его обслуживания и изоляции подходных коммуникаций навечно.

 

Геологоразведки в классическом понимании не было (как следует из последовательности событий с резким возвратом к необходимости обоснования безопасности и разных источников информации), есть не выдерживающие критики обещания заменить ее в будущем работой ПИЛ, а ПГЗРО строим уже сейчас, на авось! Но официально от научных руководителей – соответственно международному опыту.Про это «соответствие» мы неоднократно писали ранее. До чего ж как бы оторванная от жизни, без понимания реального «камня»,может дойти удобно обосновавшаяся в отдельных персональных умах научная теоретическая мысль!

 

Многие также уже излагали, например, свою точку зрения по поводу количества, глубины, качества исследовательских скважин (это первая материальная база научного обоснования) на директивном участке «Енисейский» и прочих особенностей «Енисейского проекта» [7]. В 2019 году низкое в среднем качество как открытой, так и под обсадкой частистволов вновь обнародовано в работе [8]. Кроме того, дополнительно сообщается о случаях нарушения (менее, чем после десяти/четырех лет эксплуатации) интервалов цементирования зазоров между стенкой скважины и обсадной колонной. Сторонникам горного массива участка «Енисейский» и бетонных инженерных барьеров изоляции РАО здесь (как, к слову, и могильников в подземных выработках Красноярского ГХК) следовало бы, вероятно, задуматься над результатами этого эксперимента. Не худо было бы задуматься и тем, кто живет по берегам Енисея. Эксперимент будет продолжен минимум на шести консервируемых скважинах при установке обсадных колонн и цементировании затрубного пространства в каждой из них от устья до забоя.Если качество стенок скважин хорошее, то зачем стволы ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ СКВАЖИН полностью оборудовать обсадкой с цементированием? Тем самым, исключать/блокировать при мониторинге практически всех свойств массива доступ к естественному природному объекту. Наблюдение за «слойкой» из железных труб и цементного камня хотя и познавательно, но не входит в первоочередные задачи.

 

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ СКВАЖИНЫ на участке «Енисейский» формально будут, а контроля/мониторинга непосредственно массива пород –скорей всего, не будет. Напомним, что обязанностью ФГУП «НО РАО» является (приложение № 1, п. 3.2.4, лицензия КРР 16117 ЗД,условия пользования недрами) «мониторинг геологической среды в течение всего срока (!?) эксплуатации ПГЗРО».

 

Думается, что при отсутствии детальной разведки (изучения должным образом) участка «Енисейский», т.е. соответствующих задаче исходных данных, и реальных (не «потемкинских») исследовательских скважин (мониторинга исходных данных во времени) выполнить правильно в настоящее время научно-техническое доказательство безопасности сооружаемого ПГЗРО, по нашему мнению, нельзя в принципе.

 

Росатом и ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами»,с другой стороны,недальновидно идут не путем скважинной геологоразведки прибрежного(да еще и на стыке глобальных геологических структур) участка «Енисейский» в целом, а «переводят стрелки» на ПИЛи усиленно по-своему информируют (вразрез с содержанием Распоряжения Правительства Российской Федерации от 6 апреля 2016 г. № 595-р и лицензии КРР 16117 ЗД) общество о светлом и тщательно подготовленном/готовящемся будущем заказными, путаными/с лакировкой действительности, поверхностными, излишне пропагандистскими, странно, но не в русле главных документов(как бы замалчивая федеральные решения) публикациями в СМИ «на территории Красноярского края информационных материалов о безопасности при обращении с радиоактивными отходами»[9], отчетами о многочисленных зарубежных и российских пресс-турах и круглых столах.Это обусловлено, видимо, какими-то особыми схемами контроля расхода бюджетных денег, слабым профессиональным уровнем в горно-геологической сфере и иными, не как для большинства разумных практик подземного строительства, основаниями для           горно-экологической позиции именно ФГУП «НО РАО» в связи с глубинным геологическим (официальный термин МАГАТЭ)захоронением отходов. Безопасность, по новым планам даже самого Национального оператора, еще только предстоит доказать (не факт, что доказательство будет убедительным), а опережающие «информационные» материалы о безопасности как факте обильно им эксплуатируются.

 

Показательный образчик крайних (во многих смыслах) «информационных» материалов от ФГУП «НО РАО» со товарищи (Н.Н. Трохов и др.). «Камень размером 1,5*1,5 км» (П.М. Гаврилов был более размашист, живописуя уникальность неразведанного массива, «сплошной камень длиной около 120 километров и 70 километров в диаметре», https://www.pravda.ru/science/1298450-gubarev/), «двадцать массивов рассматривалось по всей Сибири», «до того смотрели на Кольском полуострове, на севере, нету там такого, чтоб это было единое пространство, в котором это можно разместить» (кто и когда смотрел?),«в европейской части страны мест под глубокие захоронения долгоживущих отходов 1-го и 2-го классов нет» (О.Л. Кедровский и Минатом считали иначе,с. 41 — https://www.nnc.kz/media/bulletin/files/2Z8ANU5Dsc.pdf,[Bradley D.J.]),«поиск подходящего каменного массива на территории России начался ещё полвека назад», «образцовая прочность в шести километрах от Железногорска» (авторы цитаты, видимо, не заметили на экскурсиях с показом таких участков керна, как, например, на фото рис. 9 и 38, https://dspace.spbu.ru/bitstream/11701/11727/1/st024791.pdf), «только здесь есть цельный камень без трещин и воды» (всероссийское чудо: только здесь, без трещин и воды!; а прогнозные притоки 346 кубических метров воды в сутки в ПИЛ  по [6,Мартынов, Захарова], а «владелец лицензии обязан… проводить размещение РАО в отложениях архейского водоносного горизонта», приложение № 1, п. 3.2.2, лицензия КРР 16117 ЗД– это как?),«это довольно редкая порода», «в 2012 году в Железногорске прошли слушания, и после долгих споров большинство из 450 пришедших поддержали строительство» (процесс «слушаний» и «поддержки» от независимого комментатора, http://www.uranbator.ru/content/view/6196/8/),«удалось добиться того, что «Росатом» получил разрешение на строительство лаборатории для исследований, а не всего хранилища» (а кто получил документы на право хоронить РАО?),«когда лаборатория будет готова, под землю спустятся учёные и начнут эту версию проверять», «только когда учёные однозначно докажут, что размещение ядерных отходов тут безопасно для природы и человека, здесь может начаться захоронение опасных отходов», «называть «ядерным могильником» строение в «Росатоме» категорически отказываются» (в угоду филологическим красивостям, из-за «трудностей перевода» и для облегчения процедуры/понижения уровня доказательства безопасности нарушают российские традиции и нормы: «могильник» — это термин нормативных документов!, Экологический вестник России, 2018, № 8, с. 33)[10].

 

Авторы «Енисейского проекта», посчитайте, пожалуйста, (совместно с экологами — знатоками океанских глубин и речных плотин) сколько через искусственное разуплотнение массива из-за создания горных выработок ПГЗРО за миллион лет целенаправленно воды пройдет? Не вымоет ли она все содержимое могильника? И куда? При этом не забудьте сравнить расчетные данные с фактическими результатами эксплуатации дренажной системы подземного комплекса ГХК. Многогранный и долголетний опыт строительства и эксплуатации этого комплекса многие специалисты настоятельно предлагали учитывать при обосновании безопасности Красноярского ПГЗРО.

 

Примеры таких как приведены «информационных» материалов относительно захоронения РАО в России можно множить и множить.По разным причинам, но вряд ли цитаты из этого и других часто вбрасываемых подобных наборов близки к действительности. И чего в них больше: дремучего незнания или сознательной дезинформации? В любом случае, вновь и вновь такое озвучивать без объяснения позиции («затвердила сорока Якова — одно про всякого») после ее многолетней критики и многочисленных к ней вопросов – похоже, грех, как говорится, на душу брать.Как и затверждать такое (А. Колотов: «Когда представители независимых общественных и экологических организаций могут лично убедиться в том, что тут действительно все соответствует нормам, работа идёт, контроль ведётся, тогда и устанавливается эффективное взаимодействие между национальным оператором и общественностью… Особенно важно, что мы получаем информацию из «первых рук», от специалистов, которые разбираются в теме и могут на самые сложные вопросы дать компетентные ответы», [10]).

 

В России уже есть достаточное количество отечественных монографий, в которых изложено состояние работ по решению проблемы глубинного/геологического захоронения РАО в мире. Многие авторы этих монографий (как правило, представители науки), в заданных Росатомом обстоятельствах «Енисейского проекта», с величайшим удовольствием (не с начала пути, трактуяработу на заданной площадке и для заданного общего результата как выбор площадки) встраивают отдельные частные блоки исследований («себя любимого» в программу НИР) в пресловутые «150 направлений». Но, к сожалению, никто из них не сопоставил на соответствие, объективно и детально, ключевые начальные, прежде всего, обстоятельства российского и зарубежных ПГЗРО (хотя бы опыта исследований). И главное – наличие/отсутствие соседства ПГЗРО с мощной рекой в условиях высочайшей неопределенности множества природных и научно-технических факторов. И наличие/отсутствие соседства ПГЗРО с другими захоронениями «особых РАО» (приповерхностными и подземными на/в породах, гидрогеология которых вряд ли отвечает международной практике захоронения[11]).

 

Во время многочисленных экскурсий на участок «Енисейский» хозяева демонстрируют лишь наземную площадку и схемы на стендах. Вероятно, полезно было бы им уже сейчас «цельный камень без трещин и воды» в естественном залегании (основа безопасности всех хранилищ/могильников РАО в Железногорске; а это естество большинство экскурсоводов и экскурсантов вообще никогда не видело и руками не щупало)иллюстрировать натурой (например, стенки туннеля под Енисеем), документальными фотографиями всего керна (а они есть, https://dspace.spbu.ru/bitstream/11701/11727/1/st024791.pdf) или архивными фотографиями массива до бетонирования обнажений в период прежних горных работ (пример – фото в http://www.uranbator.ru/content/view/21941/8/).

 

Еще один наглядный пример. В массиве на промплощадке ГХК готовятся (на разных этапах) два ПГЗРО — маленький (отметка 200 м глубины) и большой (отметка 500 м). Оба — изделия Росатома. Размеры в данном случае существующей классификацией не регламентируются. Сначала одни люди (почти как «по щучьему веленью, по моему хотенью») приняли свои критерии, построили маленький ПГЗРО, получили все, что полагается за работу по регламентированным неизвестно как критериям к массиву. Позже тоже по волевому решению на массив пришли другие люди. Они уже знали, что существуют международные критерии и способы показать соответствие им. Пробурили скважины, стали рисовать разрезы и публиковать их в журнале «Радиоактивные отходы». Наложили на разрезы международные критерии по гидравлической проницаемости пород. Хотя картинки разных авторов и различались существенно, а скважины показали неважное качество массива — итог работы по новым критериям как-то еще оправдывает изделие на отметке 500 м, но ставит много вопросов по части безопасности изделия на отметке 200 м.

 

Эта история показывает, что научно-технические критерии и результаты могут существенно поменяться при переходе от слабо контролируемого изобретательства к стремлению соблюдать международные «лучшие практики».

 

Мурманская область.За выполнение работ по проведению комплексного анализа территории Мурманской области и других регионовв 2016-2018 годах по заданию Росатома в целях формирования перечня перспективных участков для размещения несколькихприповерхностных пунктов захоронения РАО 3-го и 4-го классов (ППЗРО, РАО низкой и средней активности) ГК «НЕОЛАНТ» получила благодарность от ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами»[12]. Однако, видимо из-за неудачи на Кольском полуострове, о итогах здесь(включая результаты инженерно-геологических изысканий) и каких-либо их общественных обсуждениях не известно, хотя это и было обещано публике в «начале пути». И, скорей всего, по той же причине Росатом исключил Мурманскую область из закупок на выполнение работ с общественностью, хотя другие «испытуемые» ГК «НЕОЛАНТ» в них присутствуют (2019 год, торги на «Право заключения договора на Оказание услуг на территории Сибирского, Уральского, Приволжского федеральных округов по информированию общественности о безопасности при обращении с радиоактивными отходами», на «Право заключения договора на Оказание услуг по обеспечению приемлемости деятельности Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами на территории Сибирского, Уральского, Приволжского федеральных округов»). И чего это создатели ПЗРО не хотят работать с общественностью Мурманской области (как, кстати, и Ленинградской, и Архангельской)?

 

Вывод из эксплуатации Ленинградской и Кольской АЭС, других объектов Северо-Запада РФ.Не снята неопределенность с ППЗРО в Сосновом Бору Ленинградской области наканунерешения масштабных задач по выводу из эксплуатации блоков ЛАЭС-1 с наработкой большого объема РАО разных категорий, включая графит.При этом, международная позиция, становящаяся и российской[13] — графит не может размещаться в приповерхностных хранилищах. Выполнено гипотетическое сравнение по логистическому признаку разных мест подземного захоронения графита – не в пользу Железногорска. Нет у Росатома представлений и о том, как и где будут захоронены РАО при демонтаже Кольской АЭС, объектов флотов.

 

Вывод из эксплуатации объектов «ядерного наследия» Урала и Сибири.На Урале и в Сибири стремятся военные уран-графитовые реакторы и бассейны-отстойники (ВАО и САО как результат военных программ)захоронить способом «зеленый курган»/«зеленая лужайка», который вряд ли можно считать безопасным. Такой способ явно не будет радовать население.Были ли здесь обзорные геологические исследования по отдельным регионам? И если уж для наиболее ответственной площадки Росатома в Железногорске не было геологоразведки, то была ли она в традиционном и нормативном понимании для ППЗРО Новоуральска, Озерска, Северска, дополнительных «зеленых» урало-сибирских мест захоронения «особых РАО»?

 

Поддержка предприятий Горнорудного дивизиона Росатома. Ныне Приаргунское производственное горно-химическое объединение нерентабельно [14]. Найденная площадка и строительство ПГЗРО вблизи Краснокаменскаили где-либо в Забайкалье существенно изменили бы ситуацию в лучшую сторону, в том числе в целом в регионе. Напомним еще раз, что академик Н.П. Лаверов и ИГЕМ РАН считали захоронение ВАО в урановых рудниках единственно верным путем. А ПАО «ГМК «НОРИЛЬСКИЙ НИКЕЛЬ»», например, интенсивно выполняет разведочные работы в рамках«Читинского проекта». Как и везде, разведка попутно и здесь не может не вскрывать безрудные блоки пород.

 

Достоверность оценок безопасности.Расчетные параметры миграции радионуклидов из пунктов захоронения/хранения РАО, из-за недостоверных данных о массивах и слабого программного обеспечения (разброс в конечных результатах составил шесть порядков между участниками международного сравнения- авторами сценариев и программ[15 и комментарии]), трудно принимать за основу оценок безопасности.Разным специалистам нужно, идя от натуры, комплексно и добросовестно посмотреть в будущее. Однако, увы, сейчас такое не осилить. Причина — ППЗРО и ПГЗРО в России создаются при отсутствии доступных исходных геологических и других данных (например, из последних среди многих публикаций -[16]). Видимо, Баба Яга против Росатома и его стратегии всестороннего обсуждения и международных экспертиз. Поэтому, скорей всего, лет через 30-50 общество (неожиданно!) обнаружит новые факты, не всегда приятные.

 

Сравнение надежности разных вариантов.Глобально безопасность пунктов захоронения РАО полезно оценивать не только с позиции отдельных трудностей и ошибок, но идя и от существующих стратегий/идеологий в целом. Например, сравнение Д. Башкировым (его комментарий от 10.08.19,[17]) эффективности средней природной защиты, техногенного приповерхностного и подземного захоронения показывает (при стремлении к простому и доступному изложению, однако, как говорится, с цифрами в руках и по-крупному), что к идеалу (природе) может (при определенных условиях) приблизиться лишь ПГЗРО.

 

Зарубежный бизнес Росатома.Производное от активного строительства Росатомом АЭС за рубежом. На примере нарождающейся ядерной энергетики Республики Беларусь. Выполнен показательный, хотя пока еще и только для стадии эксплуатации АЭС, анализ проблемы ОЯТ и РАО. Не затронута стадия снятия с эксплуатации. Тут все: и в разы заниженные деньги, и «общемировая» идеология переработки ОЯТ, и степень нерешенных межгосударственных проблем с перекладыванием их на другие поколения (дело уже вовсю раскручено). Что, где и как? Относительно ОЯТ и РАО – невнятная Стратегия. Не все понятно и с возобновлением ввоза в Россию зарубежного обедненного урана[18].

 

Распространение загрязнения окружающей средыот РАО и радиационных аварий в мире стало недопустимо обыденным, как и угроз ядерным объектам[19].

 

Необходимость совершенствования ЕГС РАО (единой государственной системы обращения с радиоактивными отходами) существует. В том числе, системы и конструктивного исполнения объектов захоронения [20]. Однако даже в этой констатации, при озвученных, в целом достаточно убедительно, основных направлениях приложения усилий, мало уделено внимания геологической подоплеке «ключевого вопроса – о размещении объектов». Кроме того, не сфокусировано понимание, что геологическое/глубинное захоронение ВАО (возможно, и ОЯТ) по времени жизни принципиально не укладывается в выделенную градацию «Далекое будущее» развития отрасли.Геологическое обоснование ПЗРО (по крайней мере, ПГЗРО), по нашему мнению, (да так есть и в «лучших международных практиках») должно иметь больший элемент свободы/самостоятельности, административной независимости относительно конкретных объектов непосредственно использования ядерной энергии (вне излишне жесткого согласования с этапами развития этих объектов)- как в сегодняшних реалиях, так и впланах ее применения.Нужно качественно выполнять географо-геологическую составляющую проектов. Тогда, возможно, не придется уповать на будущий «рост экологического сознания общества».

 

Томские ученые, например, обсудили зарубежный опыт обращения с РАО[21]. Организаторы мероприятия — профессора-геологи ТПУ Л.П. Рихванов и Е.Г. Язиков. Насколько мне известно, это видные представители сибирской школы геологии урана и создатели сибирской же школы радиогеоэкологии. Будем надеяться, что они оставят для истории не только воспоминания о посещении европейских и российских объектов захоронения РАО иповторы тезиса о целесообразности(в этом и без того мало кто сомневается) создания системы финальной изоляции радиоактивных отходов с научно-технологической точки зрения, но и (совместно с учениками и коллегами) конкретный профессиональный анализ (который неизбежно будет проверен вечностью) геологических условий вечных ПЗРО (включая захоронения ПУГРов) Северска и Железногорска.

 

Не вдаваясь в некоторую экзотику подземного строительства и с учетом сверхдолговременной функции ПГЗРО, следует подчеркнуть, что герметичных подземных сооружений человечество строить не умеет. Человек не умеет, но природа умеет создавать условия, строя в которых/пристраиваясь к природе человек может построить неплохие по части опасности от воды могильники. Концепция ГЛУБИННОГО ГЕОЛОГИЧЕСКОГО захоронения не только дает возможность следовать за природой, но и требует этого при выборе площадки.

 

Международной ПРАКТИКОЙ проверялось/проверяется несколько направлений следования за природой. Не претендуя на полноту:

1) внешние условия — малонаселенные засушливые территории (США, Китай);

2) «подстраивания под особенности дренирования воды» — (Финляндия, Швеция, ПГЗРО под дном моря);

3) нахождение природных мощных водоупоров (глины в естественном залегании — разные страны, глиноподобные вокруг могильника Конрад — Германия, водоупоры вокруг солей — Германия, многолетняя мерзлота — Новая Земля, Россия).

Не все проверки привели к успеху. Но и не все дали однозначно отрицательный результат. В конкретных случаях вмешались слабое изучение геологических условий и торопливость людей. Главная ошибка: при тех или иных благоприятных факторах окружения блока пород непосредственного заложения выработок, этот блок сам по себе все-таки должен быть хорошего инженерно-геологического качества (а не как, например, промороженные известняки Новой Земли).

 

Россия совсем не примеряла на себя геологические аналоги вариантов Швеции, Финляндии и немецкого Конрада, не модернизировала национальный вариант мерзлоты (не в мерзлоте, а под мерзлотой в породах лучшего качества, например, на Таймыре). Если бы задача выбора площадки была поставлена не на словах и в полном соответствии с концепцией ГЛУБИННОГО ГЕОЛОГИЧЕСКОГО захоронения — в России (при разнообразии геологических условий) она могла быть выполнена хорошо. Назначение участка «Енисейский» местом для ПГЗРО вряд ли является результатом следования за природой. Поэтому, проблемы с водой (и не только) нужно ждать.

 

ПОСТУЛАТ

 

Отечественной атомной отрасли,в связи с трудностяминового дела – захоронения радиоактивных отходов, нужна обширная помощь специалистов по земным недрам при обсуждении проблемы и выборе сильных решений, основанная на их знаниях и опыте, а также на информационныхгорно-геологическихресурсах России. Цель – повысить представительность предварительных/обзорных геологических исследований на федеральном (для ПГЗРО) и региональном (преимущественно для ППЗРО) уровнях. Нужны в интересах Росатома новые (но первоначально — исключительно камеральные) оперативные «массовые поиски». На этот раз не урана, а наилучших инженерно-геологических условий по архивным/фондовым материалам, учитывая и географию страны. Хотя бы по некоторым ядерным регионам: Кольский полуостров, Урал, Красноярский край, Дальний Восток. А также, возможно, в интересах Казахстана, Беларуси и Украины по их территориям.

 

Хотя наилучшие в целом условия оцениваются по совокупности аргументов (например, по 51 только геологическому критерию в работе [22], а далее еще и по ряду критериев социально-экономических), основным и весьма плодотворным при «массовых поисках» наилучших инженерно-геологических условий является критерий гидравлической проницаемости пород [23]. Естественно и важно, что он одновременно характеризует степень нарушенности/монолитности массива.

 

ЭТАПЫ ПОСТУЛИРОВАННЫХ ПОИСКОВ ПО КОЛЬСКОМУ ПОЛУОСТРОВУ

 

Первый этап.Предварительные обзорные итоги таких поисков (1998 год) по Мурманской области (безрудные породы вблизи проявлений никеля, апатита, железа, мусковита, редких металлов и других полезных ископаемых) приведены в [24-26]. Выполненные сравнения(в том числе, с данными по ПГЗРО Швеции и Финляндии) показали, что по гидроизолирующим свойствам пород Кольского полуострова и сопредельных территорий предпочтение (по выборкегеологических отчетов и публикаций, обнародованных, примерно, до 1995 года) нужно отдать поиску и дальнейшей комплексной оценке площадок в пределах Печенгской вулканогенно-осадочной структуры. На этом этапе Печенга была представлена 13 глубокими скважинами максимальной глубиной до 2000 м с суммарной мощностью только интервалов гидравлических испытаний более 9400 м. Эти и выявленные дополнительными камеральными работами подобные скважины-своеобразные наводчики/маркеры. В ближней зоне некоторых (возможно, большинства) из них при доразведке удастся найти блок пород нужных размеров (примерно 1км*1км*1км) и качества. Напомним, что специалисты Росатомав 2009 году(за три года до официального начала проектно-изыскательских работ) обозначили за рубежом участок «Енисейский» приоритетным для ПГЗРО, когда там была пробурена из «глубоких»лишь одна 600-метровая скважина[27]; гораздо раньше на площадке ПО «Маяк» — 12 скважин глубиной 1000-1200 м каждая, по которым площадка признана пригодной для сооружения подземного объекта окончательной изоляции ВАО. На лучшей площадке проекта NUCRUS 95410 по Кольскому полуострову – 6 скважин по 600 м.

 

Второй этап.Идя далее по такому пути, развивая и апробируя его до конечного результата, впервые в 2016-2017 годах (вообще и для региона в частности)предложен вариант конкретной площадки (авторское название «SAMPO-Pechenga-I») для РАО[28]. Возможная социокультурная трактовка такого подхода в контексте не только естественнонаучного, а в целом понимания (в необходимой полноте) феномена ядерной энергиипредставлена Е.В. Комлевой (например, в[29]). Следует заметить, что другие социокультурные оценки не известныни для одного ПГЗРО/ППЗРО мира. Лишь недавно Росатом в контексте своих представлений и потребностей начал, применительно и к Красноярскому ПГЗРО,активизировать «обсуждения в рамках круглых столов под общей темой «Социогуманитарное сопровождение реализации Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016-2020 годы и на период до 2030 года» (ФЦП ЯРБ-2)» (http://www.atomic-energy.ru/news/2019/11/12/98978).

 

Третий этап.Это этап не бывший, а ожидаемый в будущем и для независимых от автора настоящей статьи разных (например, тех вне контура Росатома, кто в Сосновом Бору/Петербурге и Апатитах/Мурманске видит в целом проблему РАО Северо-Запада РФ и может понять геологическую документацию) исполнителей. Прежде всего, все-таки, он предполагается назначением для специалистов Росатома с его партнерами. Они явно не испытают трудностей с доступом к региональным, корпоративным (ПАО «ГМК «НОРИЛЬСКИЙ НИКЕЛЬ»») и федеральным геологическим фондам. Неизменным предлагается лишь объект внимания – Печенгская вулканогенно-осадочная структура и, по возможности, ее обрамление.

Методика работ может изменяться по усмотрению исполнителей. К слову сказать, в свое время в скважинах месторождений Печенги (подземных и с поверхности) достаточно интенсивно применялись (производственными организациями – комбинатом «Печенганикель» и Мурманской геологоразведочной экспедицией) методы ядерной геофизики (в том числе, нейтронные). Их результаты (как и других освоенных здесь методов скважинной геофизики) также могут быть использованы по новому назначению – для оценки технического состояния стволов и, в конечном итоге, инженерно-геологических условий пород.

Цель этапа–учесть и проверить разные взгляды и создать основания для формирования безупречно объективного мнения о пригодности/непригодности заданного геологического объекта для захоронения РАО существующих категорий.

Наилучшим зарубежным партнером, начиная со стадии геологических исследований, представляется имеющая наиболее близкий аналог (ПГЗРО Конрад) Германия, которая, к тому же, внесла огромный вклад в создание на Кольском полуострове предшествующего захоронению(!) пункта хранения и переработки РАО в Сайда-Губе. И дело к этому идет[30]. Кроме того, является неоспоримым фактом при возникающих вопросах, что на примере обедненного урана URENCO и Росатом на практике давно отработали обоснование и схему транспортировки морскими и железнодорожными путями в Россию через Германию зарубежных радиационно и химически потенциально опасных материалов.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Методология ускоренного первичного простого поиска пригодных для захоронения РАО горных массивов и отбора наиболее перспективных из них есть.

 

Двадцать лет уже идею и разнообразные материалы относительно Печенги настойчиво, отстаивая позицию специалистов Кольского полуострова, публикуют(например, [23-31]). От представителей атомной отраслии иже с ниминикогда не было публично ни опровержения, ни поддержки. Частным образом иногда приводились не выдерживающие никакой критики доводы или сообщалось: «Альтернативы не нужны!»Хотя всем, знакомым с историей Атомного проекта СССР, известно, что альтернативы – это успех дела в целом. Кроме того,принятые принципы создания национальной системы объектов захоронения РАО с непродуктивными приоритетами дают и будут множить сбои, когда «первым делом, первым делом» — другие технологические задачи (а проблема РАО по-прежнему второстепенна, хотя она уже является проблемой выживания отрасли и не только), административный ресурс, сегодняшние удобства и экономия, площадки в местах присутствия Росатома, неполный цикл исследований и научное облагораживание под заданный субъективный результат, сомнительное математическое моделирование, а геология и скважины – это потом.

 

Может быть,стоит проверить предположение хотя бы о том, что Печенгский ПГЗРОв регионе знаменитой Кольской сверхглубокой скважины, разнообразный по типам РАО и РАО-модулям (подземные выработки, глубокий карьер непосредственно и с подземными выработками в его бортах,глубокие скважины большого диаметра),мог бы быть удачным дополнением подземному могильнику в Железногорске Красноярского края и приповерхностным могильникам Урала и Сибири? В том числе, и особенно, если возникнет необходимость разделить международные и национальные функции ПЗРО.

 

Имеет, вообще говоря, право быть опасение (хотя его еще никто публично не высказывал), что идея Печенги при ее реализации в федеральном масштабе приведет к истощению иностранной помощи на ниве ликвидации «ядерного наследия» Кольского полуострова. Однако, полезно смотреть дальше. Включение Печенгского ПГЗРО, при его удобном географическом положении, в зарубежный «портфель заказов» Росатома наверняка заменит западную благотворительность на серьезные инвестиции.

 

Не особенно надеясь на применение в дальнейшем предлагаемой методологии и появление в реальностилокализованной системы разныхмодулей Печенгского ПГЗРО, все же полезно зафиксировать, что они(и конкретный вариант «SAMPO-Pechenga» — красивый, надежный, уникальный, в хорошо изученном геологами и горняками регионе, при вскрытом и доступном во многих местах подземном пространстве, явно дешевле Красноярского ПГЗРО и, возможно, дешевле в целом урало-сибирской распределенной системы ППЗРО) были.Не особенно надеясь, но… В истории страны известна «пироповая съемка», позволившая решить стратегическую задачу поиска коренных месторождений алмазов Якутии. И Президент В.В. Путин поддержал же идею создания вблизи Мурманска научного центра по ядерной физике[32]. Дерзайте, пытливые!

 

Так что, если, например,в Железногорске многозвенная система хранения/переработки ОЯТ/выжигания минорных актинидов и захоронения РАО в «Нижнеканском массиве» или ее отдельные звеньяи другие инновации будут давать «не тот (по В. Высоцкому)аффект», то традиционные геологи и горняки могут, вероятно, для Росатома «денечек покумекать — и выправить дефект» «последней стадии ядерного топливного жизненного цикла» с помощью «правильных» площадок захоронения любых РАО после всех «тех и не тех аффектов».

 

ЛИТЕРАТУРА

 

  1. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8868;https://www.dw.com/rua-51214766;http://bezrao.ru/n/2901.
  2. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://zakupki.gov.ru/223/purchase/public/purchase/info/common-info.html?regNumber=31908140069,раздел «документы извещения», пояснительная записка к техническому заданию; https://www.rfgf.ru/license/itemview.php?iid=2717774; http://krasfond.ru/images/files/bulleten/bultn_16.docx, ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ №12, поступивших в Красноярский филиал ФБУ «ТФГИ по Сибирскому Федеральному округу» геологических материалов в декабре 2016 г., инв. номер 3978;вопросы по «Подземной исследовательской лаборатории» (пункту глубинного захоронения радиоактивных отходов) от членов Общественного совета при министерстве экологии и рационального природопользования – участников технического тура на объекты ФГУП «НО РАО» в ЗАТО Железногорск Красноярского края, 4 декабря 2018г.,http://realkrsk.blogspot.com/2018/12/rao-store.html.
  3. Примеры из большого числа публикаций: Экологический вестник России, 2018, № 2, С. 32, п. 2.6 и № 11, С. 31; [Электронный ресурс]. – Режим доступа:https://www.proza.ru/2017/09/21/801.
  4. Примеры из большого числа публикаций: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:всестороннее обсуждение и международные экспертизы, http://nkmlab.ru/informatsionnyy-tsentr/?ELEMENT_ID=238; http://myatom.ru/%D0%B2-%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D1%86%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%80%D0%B5-%D0%BF%D0%BE-%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%BC%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D1%8D%D0%BD-8/; http://www.atomic-energy.ru/news/2019/09/10/97254; https://ura.news/articles/1036278762; http://bezrao.ru/n/2979; http://radwaste-journal.ru/docs/journals/3/016i017ikryukov-16-17.pdf; http://www.sgzt.com/k26/?module=articles&action=view&id=4209&theme=3; http://www.ibrae.ac.ru/docs/Radwaste_Journal_2(3)18/114_120_Strategy.pdf; https://krsk.rbc.ru/krsk/02/09/2019/5d6ca00c9a7947d3e309f455; http://www.atomic-energy.ru/news/2017/01/11/58244.
  5. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/zkku44/view/common-info.html?regNumber=0573100027019000002; http://zakupki.gov.ru/epz/order/notice/zkku44/view/common-info.html?regNumber=0573100027019000007.
  6. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://dspace.spbu.ru/bitstream/11701/11727/1/st024791.pdf; http://www.ibrae.ac.ru/docs/Radwaste_Journal_2(3)18/052_062_Martyinov.pdf;http://radwaste-journal.ru/docs/journals/7/8iinvestigating_the_geological_environment_at_the_yeniseisky_site.pdf.
  7. Экологический вестник России, 2018, №№ 7, 8, 11 и 2019, №№ 6,7; Научный вестник Арктики, 2018, № 3 и 2019,№ 5; [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8150; https://www.proza.ru/2018/02/13/284.
  8. Техническое задание и Пояснительная записка к договору на проведение работ по консервации исследовательских скважин на Енисейском участке (Красноярский край), [Электронный ресурс]. – Режим доступа: (Часть 3 Тома 1 ЗД 14452-194 МСП) http://zakupki.gov.ru/223/purchase/public/purchase/info/documents.html?regNumber=31908140069.
  9. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.atomic-energy.ru/news/2019/10/31/98701; http://www.atomic-energy.ru/news/2019/09/27/97702; https://vk.com/atom26?w=wall-66070450_5552; http://zakupki.gov.ru/223/purchase/public/purchase/info/common-info.html?regNumber=31908278736; http://zakupki.gov.ru/223/purchase/public/purchase/info/common-info.html?regNumber=31908278731; https://vk.com/away.php?to=https%3A%2F%2Fclck.ru%2FJKeDV&post=-66070450_5632&el=snippet.
  10. 10.Экологический вестник России. — № 7, 2018, с. 33; [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://vse42.ru/news/30943630; https://vk.com/atom26?w=wall-66070450_5661; https://ngs24.ru/news/more/66258889/; https://www.enisey.tv/news/post-17827/; http://www.gig26.ru/news/obschestvo/nid-15418.html;http://www.uranbator.ru/content/view/21764/8/; http://www.uranbator.ru/content/view/21807/8/; http://www.uranbator.ru/content/view/21951/8/.
  11. Статьи и комментарии. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8832; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8830; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8742; http://www.proatom.ru/modules.php?name=Surveys&op=results&pollID=138&mode=&order=&thold=; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8324; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8589;http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8666.
  12. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://neolant.ru/press-center/news/index.php?ID=2802;http://www.neolant.su/press-center/news/index.php?ELEMENT_ID=3080.
  1. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://radwaste-journal.ru/docs/journals/8/building_consistency_between_development_stages_of_nuclear_power_complex.pdf; http://radwaste-journal.ru/docs/journals/7/2ion_reactor_graphite_disposal.pdf.
  2. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:https://www.chita.ru/news/135808/.
  3. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8589; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8666; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8742.
  4. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://bezrao.ru/n/2970.
  5. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8725.
  6. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8868;http://bezrao.ru/n/2952.
  7. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://greenpeace.ru/news/2019/11/08/borbu-protiv-vvoza-uranovyh-hvostov-podderzhali-bolee-15-dvizhenij-i-organizacij/; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8840; https://up74.ru/articles/news/114585/; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8788; http://bezrao.ru/n/3009; http://www.rosbalt.ru/blogs/2019/09/16/1802566.html; https://bezrao.ru/n/2963; https://vk.com/atom26?z=video-66070450_456239129%2Fb89ef578d47a32b96e%2Fpl_wall_-66070450; http://bezrao.ru/n/2821; https://news.mail.ru/society/37942333/?frommail=1; http://bezrao.ru/n/2781; http://bezrao.ru/n/2754; комментарий Д. Башкирова к http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8670; http://www.atomic-energy.ru/news/2019/06/17/95477; http://bezrao.ru/n/2731; http://bezrao.ru/n/2685; https://moika78.ru/news/2019-06-04/239750-rospotrebnadzor-v-peterburge-za-god-proizoshlo-30-radiatsionnyh-avarij/; https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/06/03/80755-dumaete-vse-proshlo-ni-hrena-podobnogo-uroven-radiatsii-idet-vverh; http://www.proatom.ru/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=51112; https://svpressa.ru/society/article/233318/; http://bezrao.ru/n/2663; http://bezrao.ru/n/2651; http://bezrao.ru/n/2606; http://bezrao.ru/n/2635; https://echo.msk.ru/blog/evgenyus/2444589-echo/.
  8. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://radwaste-journal.ru/docs/journals/8/building_consistency_between_development_stages_of_nuclear_power_complex.pdf.
  9. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.atomic-energy.ru/news/2019/10/21/98401;http://bezrao.ru/n/3083.
  10. 22.MelnikovN.N., KonukhinV.P., KomlevV.N. etal. JmprovementoftheSafety of Radioactive Waste Management in the North West Region of Russia. Disposal of Radioactive Waste. TACIS Project. NUCRUS 95410. Task 3.Report. — Apatity — Orlean, Russian Federation — France, 1998.-270p.
  1. Комлев В.Н., Комлева Е.В. Критерий гидравлической проницаемости пород при подземной изоляции ядерных материалов (анализ шведско-финско-российского опыта). Материалы межд. симпозиума «Геохимия ландшафтов, палеоэкология человека и этногенез», 6-11 сентября 1999 г. – Улан-Удэ, 1999. – С. 47.
  2. Комлев В.Н., Бичук Н.И., Зайцев В.Г. и др. (2000). Социально-экономические предпосылки нетрадиционного участия сырьевых отраслей в ядерных программах// Ресурсы регионов России. — № 3. — С. 2-10 и Вестник Удмуртского университета. Проблемытеорииипрактикиэкономическойнауки. — №9. — С. 169-194.
  3. Komlev V.N. Native Nuclear Programmes, Generation’s Responsibility, Regional Geological Experience and Site Selection for Underground Disposal of Potentially Super-Dangerous Materials // Industrial Minerals: Deposits and New Developments in Fennoscandia. Petrozavodsk, 1999. P. 150-153 иИнформационныйбюллетень «ЖиваяАрктика». – 1999, №1. – С. 34-43.
  4. Комлев В.Н., Бичук Н.И., Зайцев В.Г., Мелихова Г.С. О перспективности площадок северо-западной части Мурманской области для размещения радиоактивных отходов и отработавшего ядерного топлива. Тезисы докладовIIМеждународной конференции «Радиационная безопасность: радиоактивные отходы и экология», 9-12 ноября 1999 г. — Санкт-Петербург, 1999. – С. 24-25.
  5. Кудрявцев Е.Г. и др. Создание объекта окончательной изоляции ВАО в глубоких геологических формациях (Нижнеканский массив, Красноярский край), Семинар» Окончательное захоронение РАО и ОЯТ- опыт и планы», Швеция, 2009 год.
  6. Комлев В.Н. (2017). Об исследовании и критериях выбора места захоронения радиоактивных отходов // Экологический вестник России. — № 9. – С. 32-39 и № 10. – С. 26-30.
  7. Век глобализации, 2011, № 2, С. 140; Юридическая наука, 2012, № 1, С. 87; [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.socionauki.ru/journal/articles/136284/; https://helion-ltd.ru/philosophical-base/; https://cyberleninka.ru/article/v/fenomen-yadernoy-energii-sotsialnye-i-yuridicheskie-aspekty;Медной горы Хозяйка, SAMPO (образы), http://viperson.ru/people/komleva-elena-vladimirovna,http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2008/1/Komleva/, http://www.dialog21.ru/biblio/komleva.htm; с.158, https://www.csu.ru/faculties/Documents/sport/%D0%92%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%20%D0%A7%D0%B5%D0%BB%D0%93%D0%A3_2014_13%20(342)%20%D0%B2%D1%8B%D0%BF%204.pdf; https://narfu.ru/university/library/books/2632.pdf; https://cyberleninka.ru/article/v/prirodoantroposotsialnyy-fenomen-yadernoy-energii-1; https://cyberleninka.ru/article/v/prirodoantroposotsialnyy-fenomen-yadernoy-energii;http://geo.asu.edu.ru/files/4(43)/25-32.pdf.
  8. 30.Экологический вестник России», №№ 9, 10 и 12, 2017 год, а также примеры из большого числа публикаций: [Электронный ресурс]. – Режим доступаhttp://bezrao.ru/n/2988;http://www.greenworld.org.ru/?q=rao_211216;http://www.greenworld.org.ru/?q=rao_18716; https://www.proza.ru/2018/11/07/898; http://viperson.ru/articles/yadernyy-konrad-i-pechenga-prototip-i-novaya-ideya; http://bezrao.ru/n/2641; http://www.atomic-energy.ru/news/2019/03/22/93480; http://www.atomic-energy.ru/news/2018/12/05/90958; http://journals.uran.ua/geofizicheskiy/article/download/133381/129901; https://www.proza.ru/2017/06/29/1294; http://www.atomic-energy.ru/news/2019/09/10/97243;http://www.atomic-energy.ru/news/2019/09/10/97254.
  1. Сборники материалов Воронежского технического университета «Комплексные проблемы техносферной безопасности» за 2017, 2016, 2015 годы и ранее;Труды научно-практических конференций с международным участием «ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ АЭС». — Калининград, 2015 и 2016 годы;Геофизический журнал (Украина): 2018 год, № 2; 2017 год, № 3; 2016 год, № 5 и ранее; Горно-геологический журнал (Казахстан): 2019 год, № 2 (58); 2018 год, № 3 (55); 2017 год, №№ 1-2 (49-50) и ранее; [Электронный ресурс]. – Режим доступа: с. 41, http://www.nnc.kz/media/bulletin/files/2Z8ANU5Dsc.pdf; http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6837; http://www.atomic-energy.ru/articles/2015/04/20/56383; http://www.ecovestnik.ru/index.php/2013-07-07-02-13-50/kommentrij-specialista/2784-ob-issledovanii-i-kriteriyakh-vybora-mesta-zakhoroneniya-radioaktivnykh-otkhodov.
  2. 32. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:https://tass.ru/nauka/6824331.

Заявление общественных организаций и движений против ввоза обедненного гексафторида урана (ОГФУ).

Российская общественность категорически против ввоза в Россию из Германии отходов обогащения урана — обедненного гексафторида урана (ОГФУ).
Эти отходы, как выяснилось, уже несколько лет продолжают завозиться в нашу страну, несмотря на публичные заявления главы Росатома — г-на Кириенко, сделанные около 10 лет назад, о прекращении импорта таких отходов.

Мы, представители неправительственных организаций и движений, выражаем недоумение и возмущение в связи с возобновлением приёма  Россией отвального гексафторида урана (ОГФУ), произведённого в Германии.
Считаем верной позицию, высказанную экологическими организациями — участниками конференции «Зеленое движение России и экологические вызовы» (пос. Дубровский, Московская область, 21-22 марта 2009 г.): “необходимо немедленно прекратить ввоз зарубежного отвального гексафторида урана и установить мораторий на подписание новых контрактов по таким операциям.”
На сегодня нет детальной информации о содержании контрактов между Urenco и Tradewill Ltd (дочерняя компания АО «Техснабэкспорт»), но исходя из общей картины мы видим, что цель контрактов — не столько предоставление услуги по до обогащению, сколько перемещение большей части ОГФУ из Западной Европы на долговременное хранение и окончательное захоронение на территории России. Так же, как по контрактам, закончившим действовать десять лет назад.
“Росатом” признает, что на сегодняшний момент и в долгосрочной перспективе ОГФУ использоваться не будет, а будет только храниться. Очевидно, что платить придется за это нынешним и будущим поколениям россиян. Учитывая, что до 90% ввезенной массы ОГФУ останется в России, речь идет о ввозе фактически радиоактивных отходов. Как говорил Алексей Владимирович Яблоков: “Мы же видим весь процесс, мы против этого процесса… Россия становится все более и более насыщена радиоактивными отходами. И это нам не нравится, это неприемлемо, это политически неприемлемо, если уж на то пошло, не только экологически, но и политически”.
За десять лет многое изменилось. Экологическое движение всё это время испытывало серьезное давление. Ряд организаций были вынуждены закрыться или оставить активную деятельность. Нет с нами больше Алексея Владимировича Яблокова, посвятившего последние 30 лет своей  жизни во благо экологической чистоты России. Но мы будем и дальше отстаивать позиции, принципиальные для движения.
Считаем важным продолжать кампанию, начатую в 2000-х годах организацией “Экозащита!” и широко поддержанную другими НКО. В 2014 организация “Экозащита!” была объявлена иностранным агентом, а следом и ещё 30 экологических НКО, 22 из которых были закрыты или вынуждены закрыться,  не согласные с таким определением.
В ситуации, когда очередная транспортировка ОГФУ в Россию происходит прямо сейчас, важны совместные действия.
Поддерживаем усилия “Экозащиты” и германских активистов по противодействию циничному и аморальному бизнесу. Считаем ввоз в Россию ОГФУ незаконным и поддерживаем обращение в Генеральную прокуратуру (ссылка) и сбор подписей (ссылка) по данной проблеме, инициированные российским отделением Гринпис.

Мы требуем от Правительства России и госкорпорации “Росатом”:

  • немедленно прекратить ввоз в Россию ОГФУ и принять меры по недопущению такого ввоза в дальнейшем;
  • раскрытия информации о сделке между западноевропейской компанией Urenco и Tradewill Ltd (дочерней компанией ОАО “Техснабэкспорт”);
  • информирования общественности обо всех сделках, предусматривающих перемещение из страны или в страну радиоактивных веществ и/или ядерных материалов;
  • обязать ”Росатом” представить общественности данные, каким образом планируется хранить ОГФУ в России в ближайшие столетия, и расчетную стоимость такого хранения.

Призываем организации и граждан в регионах следования и хранения ОГФУ запрашивать у региональных отделений МЧС, а также муниципальных и региональных властей планы действий для населения в случае возможных аварийных ситуаций, связанных с транспортировкой и/или хранением ОГФУ.

Подписать индивидуально — https://act.greenpeace.org/page/50805/
Подписать от организации — прислать название и имя на адрес vitservetnik@gmail.com

 

  • Общероссийская общественная организация «Социально-экологический союз», Виталий Серветник,
  • Экозащита!, Владимир Сливяк
  • Российское отделение Гринпис, Рашид Алимов
  • Ассоциация в сфере экологии и защиты окружающей среды “РазДельный Сбор”, Татьяна Нагорская
  • Экологический центр «Дронт» (Нижегородская область), Асхат Каюмов
  • ОО «Бурятское Региональное Отделение по Байкалу», Владимир Белоголовов
  • Бюро региональных общественно-экологических кампаний — БРОК (Владивосток), Анатолий Лебедев 
  • Антиядерное общество Татарстана, Альберт Гарапов
  • Движение «За природу» (Челябинская обл.), Андрей Талевлин
  • Общественный Совет Южного берега Финского залива, международная сеть НКО “Декомиссия” (Сосновый Бор, Санкт-Петербург), Олег Бодров
  • Экозащита! — Екатеринбург, Ольга Подосёнова 
  • Комитет «Гражданское содействие», Светлана Ганнушкина 
  • Региональное экологическое движение “42” (Архангельск), Анастасия Кочнева
  • Вологодское областное правозащитное общественное движение «Вместе: Свобода, Собственность, Ответственность», Доможиров Е.В.
  • ОО «Центр спутникового мониторинга и гражданского контроля», Ольга Чупаченко
  • РОО «Ассоциация коренных малочисленных народов Хабаровского края», Любовь Одзял
  • Дружина Охраны Природы г.Дзержинска (Нижегородская область), Александр Есипёнок
  • Международный социально-экологический союз, Святослав Забелин
  • «ЯблоковФонд», Дильбар Кладо
  • Друзья сибирских лесов (Красноярск), Андрей Лалетин
  • Региональное молодежное общественное экологическое движение «Третья планета от Солнца», Евгений Вязов
  • Автономная экологическая природоохранная некоммерческая организация «Эпишура» (г. Ангарск), Ольга Малгатаева
  • РОО «Комитет спасения Печоры», Иван Иванов
  • РОПО «Союз «Женщины Дона»», Валентина Череватенко
  • Центр развития демократии и прав человека (Москва), Юрий Джибладзе

Вывод из эксплуатации российских энергоблоков АЭС, выработавших проектный ресурс. Обновленная информация по ключевым процессам 2018 года

Данный отчет подготовлен в рамках проекта «От закрытости к открытости» при финансовой поддержке Норвежского управления радиационной защиты в рамках Плана ядерной безопасности Правительства Норвегии.

Партнеры проекта из России, Украины и Норвегии сотрудничают для продвижения безопасного, социально и экологически приемлемого вывода из эксплуатации энергоблоков АЭС, выработавших ресурс, обращения с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом.
Мы верим в необходимость открытости и участия всех заинтересованных сторон в процессе принятия решений, в том числе органов власти всех уровней, атомного бизнеса и гражданского общества.

Отчет можно прочитать здесь:Вывод из эксплуатации российских энергоблоков АЭС, выработавших проектный ресурс 

Участники «Всемирной конференции против атомных и водородных бомб» приняли участие в церемонии памяти жертв бомбардировки в Мемориальном Парке

6 августа, вторник
       Участники «Всемирной конференции против А и Н бомб» приняли участие в церемонии памяти жертв бомбардировки в Мемориальном Парке. Рано утром тысячи жителей Японии из всех префектур, многочисленные гости со всего мира прибыли к месту гипоцентру взрыва. Выступил премьер министр, другие высокопоставленные чиновники Японии. Звучала торжественная музыка, детский хор.
В 8 часов 15 минут, в мгновение взрыва 74 года назад была объявлена минута молчания. Прозвучал реквием памяти примерно 100 тысяч погибших  граждан Японии и Кореи.
Десятки тысяч участников церемонии возложили цветы к монументу памяти.
Возложение цветов
После траурной церемонии участники конференции отправились в Зеленую Арену — зимний стадион. По дороге нас повсюду провожал звук цикад, который слышен повсеместно и заглушает даже звуки машин.
На Зеленой Арене звучали жизнеутверждающие песни в перемешку с выступающими представителями разных стран 
Представительница американской антивоенной группы после выступления развернула плакат.
Американская антивоенная группа в Хиросиме.
В Зеленую Арену пришли участники Марша Мира, которые шли пешком в Хиросиму многие сотни и даже тысячи километров из всех префектур Японии. Это проявление солидарности японской нации с теми, кто нуждается в поддержке, кто попал в беду. И этот поход продолжался 1 — 2 месяца, ежедневно по 20-40 км в 30-35-градусную жару. 
Вечером прошла церемония плывущих по реке огней в память о погибших во время взрыва и исполнения желаний тем, кто сегодня здравствует…
Плывущие огни Хиросимы.
 
7 августа, среда
Международная делегация ранним утром отправляется отправляется автобусом в Нагасаки.  Движемся со скоростью 110 км в час по ровной дороге со сплошными туннелями и мостами.  В пути короткая остановка у океанского пролива.
Группа у океанского пролива.
По прибытии в Нагасаки сразу попадаем в многотысячный зал на конференцию. 
 
Зал в Нагасаки

 

Даже не успеваю переодеться. Я в шортах и в футболке. Рассаживаемся как почетные гости в первых рядах. Выступает мэр Нагасаки, представители правительств и послы Австрии, Венесуэлы, Кубы. 
Мэр Нагасаки
Потом слово предоставляется гостям из Филиппин, Норвегии, Кореи, Англии, Голландии, Германии, США. Мое выступление, как и в Нагасаки посвящено жертвам разработки и испытаниям атомного оружия в СССР, а также современным и будущим потенциальным жертвам переработки отработавшего ядерного топлива.
Выступление О. Бодрова в Нагасаки
После выступления ко мне подходит японский профессор — модератор рабочей группы Конференции по обсуждению технологического единства мирного и военного атома, которое должно произойти завтра. Он приглашает выступить и участвовать работе этой группы. 
Вечером деловой ужин с американскими коллегами и обсуждение планов возможного взаимодействия в будущем.
 
8 августа, четверг
Зал Промышленной Палаты переполнен. Здесь происходит обсуждение в рабочей группе  связи атомного оружия и атомной энергетики .
При входе в зал вижу, что продаются японские версии наших документальных фильмов «Территория непригодная для жизни» и «Ханхикиви«.   
За столом докладчиков по теме несколько японских профессоров университетов, бывший руководитель литовской клиники, которая лечила ликвидаторов чернобыльской катастрофы, и я.
Докладчики рабочей группы «атомное оружие и АЭС»
Икуро Анзаи — профессор-радиоэколог из университета Киото говорит о радиационных последствиях для людей и для природы аварии на АЭС Фукусима, о гибели рыбы на водозаборах японских АЭС. 
Беседуем с профессором весь перерыв и обнаруживаем многие сходства с экологическими проблемами АЭС Японии и России.
С профессором-радиоэкологом Икуро Анзаи из университета Киото

 

После моего выступления о жертвах производства и атомного оружия в СССР, рекомендую приобрести наши документальные фильмы которые продаются при входе.
В перерыве дискуссии подходят несколько человек и просят автографы на коробках приобретенных  документальных фильмов.
 
Очень интересная и заинтересованная дискуссия с участием экспертов и муниципальных активистов и атомных префектур Японии.
Вечером немного прогулялся по жаркому Нагасаки (34 градуса вечером!!!). Наблюдал двухуровневые автостоянки во дворах .
Двухуровневая автостоянка во дворе жилого дома

 

Заглянул в Музей истории и культуры в Нагасаки. 
Вход в музей Истории и Культуры в Нагасаки
Оказалось, что памятник Мадам Батерфляй (Чио-Чио-сан) перенесен в Glover Garden.
Это в получасе ходьбы от отеля, где я и другие участники остановились. Надеюсь завтра выкроить время для посещения этого японского сада.

На «Всемирной конференции против А и Н бомб» на пленарном заседании заслушаны доклады трех рабочих групп.

 Группа III представила итоги трехчасовой дискуссии, прошедшей накануне, по обсуждению  возможных солидарных действий  с общественными движениями за мир, против атомной энергетики, экологическими, правозащитными и другими социально-активными организациями и движении.
        Выступали представители Японии, США, Филиппин, Кореи, России.
        Олег Бодров продемонстрировал реальность глобальных  последствий при экспорте проектов строительства АЭС,  о глубокой связи технологий мирного и военного атома и невозможности их разделения.
        Представители общественности США и Филиппин  отметили продолжающую американскую военную экспансию в мире.  К имеющимся 800 военным базам по всему миру (в самих США их более 800) строятся новые, несмотря на протесты местных жителей. Японские власти утратили контроль над действиями американцев, совершенные ими преступления, в том числе тяжкие,  остаются безнаказанными.
      Военный бюджет США сейчас (738 млрд. долларов) больше, чем во время войны во Вьетнаме.
      Японский физик — эксперт  сообщил, что перинатальная смертность увеличилась после десяти месяцев катастрофы на АЭС «Фукусима». Был внезапный всплеск рака щитовидной железы, с более чем 200 смертельных случаев. Отмечено, что частота заболеваемость зависит от близости к электростанции. Японское правительство недооценивает последствия внутреннего облучения, которые невидимы.  Необходимо провести дополнительные исследования последствий внутреннего облучения.
       Правящие политические силы действуют по принципу «разделяй и властвуй». Противостояние отдельных групп населения, чтобы избежать солидарных действий. Правящая партия в Японии добилась 2/3 мест в Парламенте, что может позволит исключить статью 9, запрещающую воевать за пределами Японии.
       Все участники дискуссии высказались за транснациональную кооперацию и солидарность ативоенных групп, а также необходимость создания коалиций с организациями, работающих в смежных областях (экология, правозащита, коренные народы и.т.д.)
        Представительница Филиппин, представила результаты работы группы на пленарном заседании и передала в секретариат для включения в документы Конференции.
По окончании пленарного заседания делегаты долго не расходились, делая фото в различных группах.
После обеда состоялось посещение госпиталя, где лечатся пострадавшие от атомной бомбардировки (Хибакуши) и пострадавшие от аварии на АЭС Фукусима.
Рассказ главного врача госпиталя впечатлил масштабами государственной поддержки. Кроме того, госпиталь активно участвует в антивоенном движении.
Завтра, 6 августа утром церемония памяти жертв бомбардировки.

Атомная хроника Хиросимы и Нагасаки 4 августа 2019 г.

На «Всемирной конференции против А и Н бомб» продолжилось пленарные заседания. Заслушаны доклады о необходимости солидарных  действий с общественными движениями, организациями, кампаниями, которые могут выступать за запрет атомного оружия.
         Во второй половине дня прошла 4-х часовая дискуссия в одной из трех рабочих групп по обсуждению общей платформы для объединения усилий, антивоенных, антиатомных, экологических, правозащитных организаций.  Выступали представители Японии, США, Филиппин, Кореи, России.
        Олег Бодров продемонстрировал транснациональные последствия атомной энергетики,  связь мирного и военного атома, а также необходимости транснациональной солидарности, чтобы добиться постепенного отказа от атомного оружия.
        Завтра результаты этой дискуссии будут представлены на пленарном заседании Конференции.
Коллективное фото участников дискуссии
Коллективное фото участников дискуссии
        Газета Компартии Японии Акахата опубликовала (4.08.2019) совместное заявление российско-американской общественности о необходимости отказа от конфронтации, гонки вооружений и разработки дорожной карты по разоружению США и России.
        В этом же номере Акахата подробно изложила выступление Олега Бодрова о глубокой связи военных и мирных атомных технологий, а также жертвах ядерных технологий вчера, сегодня и завтра.
.
      В мемориальном парке Хиросимы на месте взрыва идет подготовка к траурной церемонии. Поклонился праху тысяч людей, которые  в одно мгновение исчезли с лица земли 6 августа 1945 года.
Олег поклонился праху тысяч людей, которые в одно мгновение исчезли с лица земли 6 августа 1945 года
Участники церемонии 6 августа репетируют удары в «колокол памяти» во время планируемой церемонии в момент взрыва бомбы.

Чем живет атомград Сосновый Бор на Берегу Балтики? Взгляд жителей, в том числе представителя Общественного Совета Южного Берега Финского Залива

С благоустроенного пляжа в Сосновом Бору — городе, расположенном примерно в 40 километрах от границы Петербурга, с населением почти в 80 раз меньше (68 тысяч человек) — видно первый блок Ленинградской атомной станции. В 1975-м, за 11 лет до Чернобыля, здесь произошла авария: считается, что она была предвестницей катастрофы 1986 года. 21 декабря 2018 года первый энергоблок ЛАЭС остановили навсегда. С того же пляжа можно разглядеть стройку — возводят второй энергоблок ЛАЭС-2 (первый запустили чуть больше года назад): в связи с мегапроектом «Росатома» в городе появилось много новых жителей — рабочих и инженеров.

Всего в России — 20 атомных городов, в них в совокупности проживает 1,3 миллиона человек — почти один процент от населения страны. The Village рассказывает, каково жить в городе, в котором на уличном цифровом табло показывают не только время и температуру, но и уровень радиации.

1975

«В 1975-м на реакторе РБМК в Ленинграде повредился топливный канал. Операторы нажали АЗ-5, но вместо немедленного отключения мощность на краткий миг усилилась», — говорит герой британского актера Джареда Харриса, профессор Легасов, в четвертой серии мини-сериала HBO «Чернобыль». Речь идет о реальной аварии, которая произошла в конце 1975 года на Ленинградской АЭС имени В. И. Ленина. Ее скрыли даже от директоров других атомных станций. «О Ленинграде я, например, знал по слухам, от коллег», — утверждал в апреле 1996 года в интервью газете «Московские новости» бывший директор ЧАЭС Виктор Брюханов. Произошедшее на ЛАЭС считают предвестником Чернобыля: если бы аварию не засекретили — возможно, катастрофы 1986 года не было бы.

В 06:33 утра 30 ноября 1975 года на блочном щите управления реактора ЛАЭС появилось сразу несколько аварийных сигналов. В ту ночь на атомной электростанции разгрузили один из двух турбогенераторов, чтобы вывести его в ремонт. Затем операторы по ошибке отключили от сети второй, работающий генератор. Сработала аварийная защита, произошла остановка реактора. Начальник смены скомандовал как можно быстрее запустить турбогенератор. Операторы стали разгонять реактор. Часть активной зоны перегрелась, началось разрушение топливных сборок. Старший инженер заглушил реактор кнопкой аварийной защиты АЗ-5. Заглушенный реактор в течение суток продували аварийным запасом азота. Радиоактивная смесь попала в атмосферу через вентиляционную трубу высотой 150 метров. По разным данным, снаружи оказалось от 100 тысяч до полутора миллионов кюри (при Чернобыльской аварии — 50 миллионов кюри). Подробное описание аварии 1975 года можно найти в статье Лины Зерновой «Ленинградский „Чернобыль“» на сайте правового центра Bellona.

«У вас все в порядке? Наши дозиметры зашкаливают», — спросил дежурного ЛАЭС утром 30 ноября сотрудник Научно-исследовательского института им. А. П. Александрова (НИТИ), расположенного в нескольких километрах от первого блока. От обуви приехавших из города работников атомной станции зашкаливали дозиметры и на проходной самой ЛАЭС. Правительства Швеции и Финляндии направили СССР запрос о повышении радиоактивности над их странами — в марте 1976-го его упомянул на партактиве Минэнерго председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин.

В СМИ о ЧП 1975 года не писали. Широкая общественность узнала об этой аварии, как и о другом инциденте на ЛАЭС, в феврале 1974 года, когда погибли трое сотрудников станции, — 14 лет спустя, из повести «Чернобыльская тетрадь» Григория Медведева, опубликованной в журнале «Новый мир». Однако по странной случайности еще в 1978 году режиссер Владимир Бортко снял на «Ленфильме» драму «Комиссия по расследованию». Действие происходит на вымышленной Северной АЭС. «Олег, кажется, мы сожгли реактор», — говорит в начале фильма один из персонажей, глядя на дымящуюся дыру в полу. На станцию приезжает специальная комиссия, которая расследует причины ЧП: человеческий фактор или ошибки в расчете реактора?

Повлияла ли авария 1975 года на здоровье жителей Соснового Бора и Ленинграда, достоверно не известно: журналист Виктор Терёшкин, много лет занимавшийся расследованием этого и других происшествий на ЛАЭС, говорит, что статистику по здоровью засекретили. В книге отзывов за 1975 год посетители Ленинградской электростанции имени В. И. Ленина пишут о чувстве гордости, «чудесном произведении науки и техники», выражают благодарность Коммунистической партии — «творцу и организатору всех наших побед», — а строителям ЛАЭС желают новых успехов. Один из экскурсантов хвалит Сосновый Бор: «Особое впечатление остается от благоустройства города».

Другой экскурсант, генерал армии Иван Федюнинский, вспоминал: «Я знал эти места в годы войны, это пустырь и болото». На самом деле, Сосновый Бор возник среди леса и дюн — и вовсе не на пустом месте: здесь были многочисленные прибрежные деревни, в которых проживали русские, ижора и финны. От старых топонимов остались полуразрушенный каменный дом и сельская изба, обшитая сайдингом, — в ней находится краеведческий музей.

Рабочий поселок Сосновый Бор появился в 1958 году. В конце 1960-х началось строительство Ленинградской атомной электростанции. В 1973 году, за восемь месяцев до запуска первого энергоблока ЛАЭС, рабочему поселку присвоили статус города.

Сосновый Бор был отчасти похож на Припять и другие советские атомграды. «Молодой социалистический город, в котором средний возраст жителей не превышает 28 лет», — описала его дозиметристка ЛАЭС Звягинцева (из выступления на митинге 1981 года в честь прибытия товарища Эриха Хонеккера). Рабочая группа, на излете СССР подготовившая для горкома исследование Соснового Бора, отмечала отсутствие безработицы и достойную оплату труда, «высокий уровень снабжения продуктами питания и промышленными товарами, медицинского обслуживания» — все как в Припяти. Сегодня средняя зарплата в городе в полтора раза больше, чем в Петербурге (72 тысячи рублей против 47 тысяч).

Исследователи начала 1990-х также указывали на «сравнительно высокий эстетический уровень городской застройки, ее соответствие природно-ландшафтным особенностям местности». Группа архитекторов Соснового Бора в 1970 году получил госпремию за создание второго микрорайона. «Сосновый Бор создавался по типовым проектам, которые были несколько переработаны нашими проектантами. За счет гибких вставок между домами, секций поворота удалось получить не обычную, сухую планировку, а пластическое градостроительное решение, отвечающее ландшафту, окружающей природе», — рассказывал архитектор Юрий Савченко в интервью 2010 года местной газете «Маяк». Тот же Савченко спроектировал главную сосновоборскую достопримечательность, известную за пределами города, — детский игровой комплекс «Андерсенград» с башенками, бастионами, мостами и летним театром.

В конце концов, исследовавшая местность рабочая группа констатировала «высокий городской патриотизм населения и притягательность Соснового Бора для жителей Ленинграда»: «вплоть до 1986 года».

В апреле 1988 года, спустя два года после катастрофы на ЧАЭС, работники ЛАЭС пожаловались в ЦК КПСС на начальника химического цеха. В письме перечислены «гонения за критику», финансовые недостатки и — «несмотря на уроки Чернобыльской аварии» — «грубейшие нарушения безопасной эксплуатации установки». «Просим принять меры по установлению социальной законности и справедливости, вера в которые у нас на данном этапе сильно пошатнулась», — резюмировали пятеро подписантов. Обвинения в адрес начальника цеха признали необоснованными, нарушений техники безопасности на атомной станции не обнаружили, авторов письма перевели на другие рабочие места.

Спустя год на первом блоке ЛАЭС стартовал ремонт. «Как только блок заглушили и начали рассверливать отверстия каналов, сообщив об этом в печати, в Ленинграде началась паника. Родители не пускали детей в школы, не водили в детские сады. Я работал тогда в газете „Смена“, органе обкома ВЛКСМ, наши редакционные телефоны дымились от звонков», — вспоминал журналист Виктор Терёшкин.

В августе того же 1989 года атомную станцию посетили представители ленинградской общественности во главе с писателем Даниилом Граниным. Рабочая группа начала 1990-х — в нее входили два психолога, — упоминая этот эпизод, писала об обстановке «постчернобыльской гласности». И прогнозировала, что за пределами Соснового Бора тревога населения по поводу ЛАЭС «будет значимо выше», чем в самом городе. Низкую тревожность горожан эксперты связывали с «добровольностью выбора профессии и (или) места проживания», а также с тем, что сосновоборцы, в отличие от современных авторам исследования ленинградцев, принимали «концепцию необходимости жертв» — ради всеобщего блага.

2019

В 2013 году исследователи из Санкт-Петербургского НИИ радиационной гигиены писали, что уровень радиотревожности россиян оставался относительно высоким — этому способствовала авария на АЭС «Фукусима». Связанных с Ленинградской АЭС эпизодов массовой истерии в XXI веке было несколько. Паниковали больше в Петербурге, чем в Сосновом Бору.

20 мая 2008 года в Северной столице распространились слухи об аварии на ЛАЭС. СМИ сообщили, что в аптеках выросли продажи йода, а на некоторых предприятиях и в школах начали раздавать «Йодомарин». «Мне позвонил встревоженный друг, который живет в Петербурге, и стал расспрашивать, что там у нас случилось: говорят, авария, пора бежать за йодом? Я в тот момент находилась в офисе на работе, никто из коллег не был в курсе событий», — вспоминает жительница Соснового Бора Анна Агалина. Тревога оказалась ложной: ЛАЭС работала в обычном режиме.

18 декабря 2015 года в турбинном зале на втором энергоблоке атомной станции из-за дефектного сварного стыка произошел выброс пара. «Муж явился с работы раньше времени и сказал, что всех эвакуировали, — продолжает Анна. — Эвакуация заключалась в том, что все сели в свои машины и поехали по домам. И стали судить-рядить в интернетах и наблюдать за данными АСКРО (автоматизированная система контроля радиационной обстановки. — Прим. ред.). Из города никто не побежал».

«Мы же более информированные, — объясняет житель Соснового Бора Артем Буглов. — Например, как было с „Фукусимой“ (в 2011 году. — Прим. ред.)? Наши СМИ громко кричали, когда выбросы пошли в Америку, в Канаду, дошли до Европы… А как только стали к нам приближаться, резко замолчали. Я увидел сообщение на финском сайте о том, что выбросы зафиксировали в Финляндии. Пошел на пост к дозиметристам. Они говорят: „Давайте посмотрим“. Сняли какой-то приборчик с полки, вышли на галерею, померили: „Нет, у нас все ровно“».

«С другой стороны, — добавляет Артем, — если что-то реально случится, у всех есть телефоны, родных известят сразу, те расскажут друзьям и соседям. Думаю, все наши эвакуационные трассы в течение часа будут в мертвой пробке».

«Питерцам, когда они обсуждают ЛАЭС, надо вспомнить ту лампочку, которой они пользуются. Свет почти каждой второй лампочки в Питере — наш», — говорит создатель «ТурБюро» Вячеслав Шпак. Он встречает нас на железнодорожной станции «Калище» и проводит подробную экскурсию по Сосновому Бору — городу, в котором центральная улица называется Солнечной, ночной клуб — Leningrad, а на цифровом табло во втором микрорайоне показывают не только время и температуру воздуха, но и уровень радиации (он в норме). Вячеслав знает историю каждой сосновоборской постройки.

Мы приехали в четверг — если бы сделали это на день раньше, возможно, застали бы сирены и голос из громкоговорителей: по средам в Сосновом Бору проверяют систему безопасности. «Мы уже привыкли, об этом заранее предупреждают в Сети. Хотя если услышать такое с непривычки, можно испугаться», — говорит Анна Агалина.

С благоустроенного пляжа в Сосновом Бору открывается вид на Ленинградскую атомную станцию. В сторону ЛАЭС ведет трасса из мелких камней — будущая велодорожка длиной 4,4 километра. Ее начали строить в апреле, работы финансирует атомная станция — предполагая, что сотрудники будут пользоваться объектом, чтобы добраться до работы. Примерно каждый четвертый сосновоборец добирается до работы на машине, они есть почти у 80 % семей — в 2015 году город стал третьим в России по числу автомобилей на душу населения.

С местного пирса тоже видно ЛАЭС. В будний день, в 14:00, здесь рыбаки, молодежь и машины. Из одного автомобиля раздается русскоязычный рэп. «Обратите внимание на номера», — говорит Вячеслав Шпак. 51-й регион — Мурманская область.

Приезжие трудятся на ЛАЭС-2 — и на стройке, и в эксплуатации (на новом энергоблоке — реактор другого типа, ВВЭР, а не РБМК; работающие с ним инженеры — в основном из других атомных городов России). В Сосновом Бору для них возвели многоэтажное жилье — такое под Петербургом можно увидеть в Девяткино или Шушарах. В целом процесс ассимиляции проходит гладко, но бывают трения с коренными сосновоборцами. «У них немного другая культура. Например, у нас в городе никогда не было принято ходить по улице в одних трусах и в обуви на босу ногу. Плюс вместе со строителями появилось очень большое количество советского автохлама — откуда они его взяли, я не понимаю, — рассказывает Вячеслав. — К приезжим в целом хорошо относятся: например, у меня сосед с Ростовской АЭС. Но бывает, что говорят: „Понаехали!“ Даже иногда призывают закрыть город». Раньше Сосновый Бор был закрытым (официально — как погранзона): чтобы попасть в него, требовалось оформить пропуск. В 2013 году пропускную систему упразднили. Жители считают, что с тех пор увеличилось количество мелких правонарушений типа велосипедных краж.

Основные проблемы Соснового Бора — как и везде: медицина, дороги, ЖКХ, говорит местная жительница Екатерина Лаврентьева. Специфическая проблема — лифты. «Одновременно в городе решили заменить сразу 200 лифтов в многоэтажных домах, — поясняет Екатерина. — Почти все сразу демонтировали, а вот монтировать новые не торопятся. В августе будет год, как жители ходят пешком: пожилые, мамочки с колясками, фельдшеры скорой… Уже есть один летальный исход. Заведено уголовное дело. Прокуратура анонсировала защиту прав инвалидов в суде, остальным жителям нужно самостоятельно подавать иски».

«А вообще напишите, что город хороший, зеленый», — советует наш гид Вячеслав Шпак. Помимо кряжистых сосен, ингерманландских старожилов, тут — каштаны, клены, акации: десятки наименований деревьев и кустарников, которые сажали жители атомграда.

Вячеслав Шпак

руководитель «ТурБюро»

Вячеслав проводит экскурсии по северо-западу. Весной он запустил проект «Волостной музей», основная цель — популяризация истории края, на землях которого построили город Сосновый Бор. По образованию Вячеслав — экономист; три года проработал на ЛАЭС, но потом понял, что трудиться на себя интереснее.

Мои родители приехали в Сосновый Бор из Ангарска, я родился здесь в 1976 году. В 1999-м уехал, несколько лет прожил в Москве и Питере, а потом вернулся. Появился ребенок, я решил остаться здесь. Дело в том, что Сосновый Бор — очень комфортный город: чистый, зеленый, спокойный, все рядом. Нет суеты.

Главная проблема города, на мой взгляд, в том, что он перестал развиваться. Застыл на уровне 2000-х. Я вот вожу экскурсии и вижу, до какой степени изменилась Луга, насколько прекрасным стал Кингисепп, Псков тоже поразил. А у нас нет прорыва, при всем грандиозном потенциале — туристическом, промышленном, финансовом. Например, в нашем городе можно сделать замечательную единую пешеходную зону, объединив все достопримечательности. Да много чего можно сделать. Но все как-то зациклились на мелочах.

Сейчас ввели первый энергоблок ЛАЭС-2, скоро построят второй — это значит, что наш город будет жить еще,как минимум 50–70 лет. Я вспоминаю слова одного из местных руководителей, сказанные в конце 1980-х: пора сделать из Соснового Бора город, а не поселок при атомной станции. Но мы так и не создали город. Работа, транспорт, жизнь в Сосновом Бору — все зависит от ЛАЭС. Но не город должен быть для ЛАЭС, а ЛАЭС — для страны и жителей города.

У Анны диплом математика-программиста, но зарабатывает она творчеством: занимается батиком и бумажными картинками (ее работы можно посмотреть здесь). Муж Анны работает на ЛАЭС, дочь — студентка института ядерной энергетики.

Мой отец был военным инженером, приехал с семьей из Сибири строить Ленинградскую АЭС. Я родилась в Сосновом Бору в 1970 году. В 1981-м отец поехал строить Игналинскую АЭС (я и мать — с ним, в город-спутник Снечкус, ныне Висагинас), а в 1987 году — объект «Укрытие» на Чернобыльской АЭС. Таким образом, я почти все время живу рядом с атомными станциями, с перерывом на учебу в Петербурге.

Золотыми годами Соснового Бора были 1970–1980-е. Средмашевский город с хорошим снабжением был закрытым для посторонних. Здесь было очень чисто и очень красиво. С тех пор многое изменилось — и не в лучшую сторону. Торговые комплексы, приватизированные в 1990-е, потеряли свой первоначальный облик, обшиты профнастилом и обросли ларьками. От Малой Копорской крепости (еще один проект архитектора Юрия Савченко. — Прим. ред.) осталось очень мало — печальный каламбур. Доживают свои последние дни пара деревянных скульптур. Вместе с почившей централизованной системой ЖКХ почил и цех озеленения, так что теперь эта деятельность носит хаотичный характер. Куда ни ткни, все упирается в отсутствие денег.

И все же это хороший город, мне нравится здесь жить. Город строится, пусть совсем не так активно, как при Союзе. Появляются новые жилые дома, скверы и пространства, торговые заведения. Здесь чувствуется биение жизни. Мне есть с чем сравнить: после закрытия ИАЭС в Висагинасе жизнь в три часа дня замирает. Город пенсионеров, бо́льшая часть молодежи уехала трудиться и жить в страны Евросоюза. После отпуска в Висагинасе возвращаешься в Сосновый Бор, едешь в 11 вечера по улицам — жизнь кипит, машины едут, люди идут куда-то. В то же время здесь значительно тише, чем в Петербурге. Природа и залив в шаговой доступности. А если хочется просвещения — недалеко культурная столица и пригороды, благо построили КАД, до которой от Соснового Бора 30–40 минут езды. Меня это полностью устраивает.

Артем Буглов

инженер-электроник

Артем работает на одном из местных предприятий. Он приехал в Сосновый Бор в мае 1990 года по распределению по окончании ЛЭТИ.

Город понравился: спланирован и организован удобно, рядом мегаполис, электричка регулярно ходит. Море, пляж, лес… Зарплату положили хорошую, дали общагу — приличнее студенческой, — поставили на очередь на жилье. Очередь не «мертвая», так что есть реальная надежда получить квартиру. Работа «вредная», а это значит — сокращенный день, удлиненный отпуск, ранняя пенсия (это было тогда за гранью понимания) и талоны на питание. В общем, живи, трудись и радуйся!

Сейчас я скромный инженер — тихий спокойный обыватель. Городок хороший, я в нем прижился. До работы 15 минут. Пока Питер стоит в пробках, я загораю на пляже.

Главная проблема Соснового Бора — типичная для России: хроническое недофинансирование. Городской бюджет почти на половину состоит из подаяний (субвенции и субсидии). И, к сожалению, крупные и значимые предприятия и город в нашем случае — «удаленные» друг от друга субъекты. Например, ЛАЭС, претендуя на звание «градообразующего предприятия», в городском бюджете выживания имеет долю около 10 %. Ранее по численности работающих она лидировала, но концерн многое передал на аутсорсинг, так что многие там не на, а при ЛАЭС. Конечно, крутят PR-проекты для поднятия значимости: то стелу хотят, то памятник, то велодорожку, но в реальных масштабах это скорее «раздача чупа-чупсов».


Екатерина Лаврентьева

редактор, муниципальный депутат

Екатерине 33 года, она работает главным редактором крупнейшего городского информационного ресурса «Мой Сосновый Бор» и одноименной группыво «ВКонтакте» — самой посещаемой среди местных (более 52 тысяч участников). В 2017 году Екатерина стала депутатом местного совета (как когда-то ее мама). Это были вторые выборы, а первые, тремя годами ранее, она проиграла кандидату от «Единой России», который позже сложил мандат. «Мы в какой-то степени смогли объединить городское сообщество для решения проблем, сделали так, чтобы жителей услышали. Некоторые вопросы из паблика „Мой Сосновый Бор“ даже попадают в повестку заседаний Совета депутатов», — говорит Екатерина.

История нашей семьи, связанная с Сосновым Бором, начинается в 1970-х годах прошлого века, когда мои родственники приехали сюда на атомную стройку из Сибири и с Урала. Дедушка Лаврентьев Михаил Семенович был награжден орденом Ленина за трудовые достижения, работал в цехе тепловой автоматики и измерений (ЦТАИ) ЛАЭС. Папа — Никитин Сергей Иванович — работал инженером в НИТИ им. Александрова, мама — Лаврентьева (Никитина) Евгения Михайловна — в Сосновом Бору была учительницей русского языка и литературы, зав. учебной частью в 3-й школе. Она была известным общественником у нас в городе, два раза избиралась депутатом местного совета народных депутатов в 1980-х.

Я родилась здесь и всю жизнь прожила в Сосновом Бору, за исключением пяти лет, когда училась в университете в Санкт-Петербурге. Было много хороших шансов остаться и устроиться в мегаполисе, много налаженных контактов, предложения работы, возможность поступить в аспирантуру в РАН… Я вернулась в Сосновый Бор, а тут даже по специальности было не устроиться (у меня два диплома по социологии). Пришлось учиться чему-то новому, устроилась работать в учреждение культуры, где в итоге задержалась на семь лет и организовала свой творческий проект для поддержки талантливой молодежи. Оказаться дома было важнее карьеры на тот момент, хотелось сбежать от суеты большого города.

Странное чувство. Дочку родила здесь — в том же роддоме, где родилась сама, — она ходит в тот же садик, что и я в детстве. Здесь я дома, а в Питере такого чувства у меня нет.

Кирилл Набилкин

инженер

Кириллу 26 лет, он работает инженером отдела ядерной безопасности и надежности Ленинградской АЭС-2. Кирилл — представитель третьего поколения сосновоборцев.

Честно говоря, в детстве я никогда особо не задумывался о том, кем бы я хотел стать в этой жизни. Однако, когда подошел 11-й класс, отец был серьезно настроен на то, чтобы я получил образование инженера. Учитывая гуманитарный склад ума, я с трудом представлял себе успех подобного предприятия, но тем не менее поступил на бюджет в местный Институт ядерной энергетики. Сегодня с уверенностью готов заявить, что в процессе обучения встретил среди преподавательского состава большое число умнейших людей — кандидатов наук и профессоров, — без которых я бы никогда не стал тем, кто я есть.

На мой взгляд, мне очень повезло с местом, в котором я родился. Сосновый Бор может похвастаться удачным географическим местоположением на берегу Финского залива, что на сегодняшний день превращает его в эдакий курорт для жителей близлежащих городов, в том числе для Санкт-Петербурга. А большое количество научных институтов и наличие высокотехнологичного производства электрической энергии накладывает отпечаток на уровень социального и интеллектуального развития местных жителей. В будущем я рассматриваю вариант уехать в какой-нибудь большой город, когда пойму, что здесь достиг предела своих возможностей.

С началом строительства и пуском энергоблоков с реакторами ВВЭР-1200 население Соснового Бора снова начало молодеть. Сюда приезжает очень много молодых выпускников вузов из разных городов. Наш институт тоже каждый год выпускает новых специалистов. Сегодняшняя политика концерна «Росэнергоатом» направлена на омоложение персонала. Во многом я это связываю с тем, что старшее поколение довольно неповоротливо во внедрении современных процессов управления.

А вот с местами притяжения для молодых людей в Сосновом Бору, на мой взгляд, большие проблемы. Кроме рабочих мест, молодежь здесь ничего не привлекает. Да, есть бары, кафе, клубы, но это, как мне кажется, не тот вид досуга, который мог бы поддерживать интерес продолжительное время. Да, есть Дом культуры «Строитель», куда приезжают артисты с театральными постановками и выступлениями; да, есть кинотеатр, пользующийся своим монопольным положением и ставящий цены на просмотр, приближающиеся к недорогому IMAX-сеансу. Но все это, на мой вкус, имеет сильный провинциальный оттенок и лично меня не может заинтересовать. Проще выехать в Петербург и провести время там.

Преимущества Соснового Бора: климат и природа, близость к Петербургу и границе с Европой, наличие предприятия, которое еще 60 лет будет исправно создавать предпосылки к развитию этого города. Небольшие размеры самого города, низкий уровень преступности — прекрасное место, чтобы воспитывать детей без страха за их жизнь. Ну и, пожалуй, чувство свободы. Чувство, что ты можешь влиять на происходящее в городе, если у тебя есть такая потребность.

2059

В течение пяти лет — с 1997 до 2002 года — ученые вели наблюдения за популяцией сосны обыкновенной в зонах влияния предприятий атомной промышленности, в том числе в Сосновом Бору. Вывод: в местных соснах выявили «значимое мутагенное воздействие» — процент цитогенетических повреждений семян и хвои был в два-три раза выше, чем в поселке Большая Ижора рядом с границей Петербурга. «Нужен контроль не только за состоянием атомных объектов, но и за состоянием природной среды», — говорит самый известный сосновоборский общественник Олег Бодров.

Олег — физик, эколог; в 1976 году, окончив Ленинградский политехнический институт, приехал в Сосновый Бор. Около пяти лет работал инженером — исследователем реакторов для атомных подлодок в НИТИ. В 1986-м был в Чернобыльской зоне. Сейчас Олег возглавляет организацию «Декомиссия», одна из ее целей: «обеспечение экологической и ядерной безопасности».

Среди приоритетных задач «Декомиссии» — создание общественного совета по мониторингу вывода из эксплуатации ЛАЭС. Свои предложенияорганизация направила в «Росэнергоатом». По концепции концерна, вывод из эксплуатации всех четырех энергоблоков продлится до 2059 года. Олег Бодров перечисляет основные проблемы, которые, по прогнозу членов «Декомиссии», могут возникнуть после демонтажа.

Олег Бодров

глава организации «Декомиссия»

1. УРАН-ГРАФИТОВЫЙ РЕАКТОР

Сегодня отсутствуют технологические решения для графита. Графит в реакторах РБМК-1000 является замедлителем нейтронов, такого графита в каждом энергоблоке — 1600 тонн. Что делать с этим графитом, неизвестно. Не существует промышленных технологий, которые позволяли бы переводить его в безопасное состояние или долговременно хранить.

Графит — фактически уголь, который после 45 лет в реакторе приобрел другие свойства. Углерод-12 в значительной степени превратился в углерод-14 — радиоактивный изотоп с периодом полураспада в 5730 лет. То есть он довольно длительный период, почти в три раза превышающий время существования христианской цивилизации, будет представлять опасность.

Кроме того, углерод является основным элементом всей биоты. Попадание радиоактивного материала в окружающую среду означает, что он может мигрировать по пищевой цепочке и в итоге попасть к человеку. Еще одна опасность: углерод — один из элементов генетических молекул. Это значит, что в процессе распада может искажаться генетическая информация, которая передается будущим живым существам. Это генетическая бомба.

2. ОТРАБОТАВШЕЕ ЯДЕРНОЕ ТОПЛИВО

В концепции, которая представлена «Росэнергоатомом», на эту тему ничего не говорится. Предстоит процесс перемещения с ЛАЭС более 40 тысяч отработавших тепловыделяющих стержней во временное хранилище в закрытом атомном городе Железногорске Красноярского края (в 2012 году в Железногорск доставили отработавшее ядерное топливо с ЛАЭС. В 2013 году на Change.org запустили петицию против создания «могильника» радиоактивных отходов под Красноярском, на данный момент она набралапочти 140 тысяч подписей. Градообразующим предприятием Железногорска является Горно-химический комбинат, специализирующийся в том числе на хранении отработавшего ядерного топлива. — Прим. ред.). Каких-то технологий по дальнейшей переработке или долговременному хранению не существует. Хранилище в 40 километрах от города-миллионника Красноярска рассчитано на 50 лет.

Что такое отработавшее ядерное топливо? В результате облучения в реакторе создалось множество новых радиоактивных элементов, которые представляют большую опасность для всех живых систем. Один из этих элементов — плутоний-239 с периодом полураспада 24 тысячи лет. Всего 70 лет назад, когда начиналась атомная эра, этот элемент практически отсутствовал в земной коре, он не участвовал в процессах эволюции, живые организмы не адаптированы к его существованию, это сверхтоксичный элемент. Опасно, если он выйдет в окружающую среду и станет частью биосистем.

Олег не исключает и другие последствия. Первое связано с Балтикой — радиоактивные элементы могут попасть в море. Второе — социальное: на ЛАЭС-1 сейчас работает около шести тысяч человек, часть из них неизбежно сократят.

Город Сосновый Бор эколог называет «спальным цехом атомной отрасли» и, рассуждая о специфике моногородов и грифе секретности, приводит в пример такую историю. Среди строителей ЛАЭС-2 был наладчик электросварочного оборудования АО «МСУ-90» концерна «Титан-2» Виктор Алейников. В 2015 году он обратился в уже не существующую экологическую организацию «Зеленый мир», которую Олег Бодров создал в Сосновом Бору через пару лет после Чернобыля. Алейников рассказал о нарушениях, которые якобы имели место на атомной стройке. Проверка прошла, нарушений не нашли — «Титан-2» подал в суд и на Алейникова, и на экологов. Арбитражный суд не удовлетворил иск. Наладчик тем не менее в том же 2015-м эмигрировал в Испанию, просил политическое убежище. Два года назад Алейников умер, официальная причина смерти — острый лейкоз.

Ссылка на источник : https://www.the-village.ru/village/city/places/355301-atomgrad

Атомщики до сих пор не могут изжить свое родимое пятно — гриф секретности

Концепция вывода из эксплуатации Ленинградской АЭС нуждается в уточнении.  Такое мнение российско — литовской группы экспертов.

Эксперты говорят о нарушении закона при демонтаже первого блока Ленинградской АЭС. И просят их услышать.

Олег Бодров, эколог

Реакторы Ленинградской атомной электростанции (ЛАЭС-1) называют реакторами чернобыльского типа — на ЧАЭС работали конструктивно такие же РБМК-1000. 22 декабря 2018 г., после 45 лет эксплуатации, был остановлен первый блок станции, его готовят к демонтажу. Специфика мирного атома такова, что даже за неработающим блоком нужен глаз да глаз. В этом уверен Олег Бодров, генеральный директор ООО «Декомиссия», член международной сети неправительственных организаций «ДекомАтом», продвигающей безопасный вывод из эксплуатации старых энергоблоков/

Проект «Декомиссия» — общественная инициатива, начавшая свою работу в 2003 году. Мне, как инженеру-физику, экологу уже тогда было понятно, насколько непрост процесс вывода АЭС из эксплуатации. Образуются сотни тысяч тонн радиоактивных отходов (РАО), встает проблема их хранения, возникают риски, что долгоживущие изотопы попадут в окружающую среду. Атомщики, в свою очередь, крайне немногословны, они до сих пор не могут изжить родимое пятно — гриф секретности, в сени которого ведомство и появилось на свет. Вот почему так важен механизм общественного участия и контроля при демонтаже АЭС. Вот почему начиная с 2003 года мы с единомышленниками собираем и анализируем мировой опыт вывода возрастных АЭС для его адаптации в России.

КСТАТИ

В 1975 году на первом блоке ЛАЭС расплавилась часть активной зоны реактора, а в атмосферу попало большое количество радионуклидов. Облаком радиоактивных аэрозолей накрыло Сосновый Бор. Утром дозиметры на проходной ЛАЭС зашкаливало от обуви сотрудников, приехавших из города на работу. Руководство станции, Минатом молчали, об аварии говорить было запрещено. И нам тогда невероятно повезло, что персонал ЛАЭС предотвратил дальнейший расплав зоны. В ином случае за 13 лет до Чернобыля мы имели бы Соснобыль под Ленинградом, на берегу Балтики…

Еще в начале 90-х эксперты петербургского отделения РАН, проанализировав документы, предоставленные администрацией Соснового Бора, заявили, что ситуация в городе не критическая (но по некоторым показателям загрязнений в воздухе ее можно охарактеризовать как находящуюся на пределе емкости), и рекомендовали осуществлять развитие Соснового Бора без наращивания экологической нагрузки.

БЩУ на Ленинграсдкой АЭС. Фото decommission.ru

Однако после этого в Сосновом Бору ввели в эксплуатацию несколько ядерно опасных объектов в НИТИ им. А. П. Александрова, построили завод по переработке металлических радиоактивных отходов «Экомет-С», который по загрязнению атмосферы радионуклидами цезия-137 и кобальта-60 стал конкурировать с ЛАЭС. В прошлом году введен в эксплуатацию новый блок ВВЭР-1200 второй очереди ЛАЭС, ведется строительство еще одного.

Вопросами экологической емкости ядерного кластера больше никто не задается.

В начале нулевых годов, еще до сооружения новых реакторов, ученые региональной экологической лаборатории Радиевого института (Сосновый Бор) и Института сельскохозяйственной радиологии (Обнинск) проводили многолетние исследования семян и хвои сосен, растущих в районе Ленинградской АЭС. Они показали, что в промзоне Соснового Бора процент цитогенетических повреждений хвойных деревьев в три раза, а в самом городе в два раза выше, чем на границе Петербурга, в районе поселка Большая Ижора. Таким образом, оценка экспертов РАН о достижении «пределов экологической емкости» спустя десять лет нашла свое подтверждение.

Генетические изменения сосен — последствие воздействия и радиоактивного, и химического загрязнений. Но Росатом делает вид, что это всего лишь научный результат, не входящий в перечень критериев, которые требуют изменения политики и принятия мер по защите здоровья природы и людей в районе Соснового Бора. Аналогична реакция и на заключение почти тридцатилетней давности об исчерпании экологической емкости территории. Иначе как закрытостью, нежеланием идти на диалог с населением это не назовешь.

Концепция вне закона

Жители Соснового Бора и южного берега Финского залива должны знать, что происходит на опасном производстве и при необходимости могут потребовать от атомного ведомства предъявить доказательства соблюдения норм безопасности. Вывод из эксплуатации блоков — не исключение. Опыт общественного участия и контроля, в том числе в атомной энергетике, есть у Германия, США, Литвы и других стран.

Недавно «Декомиссия» провела экспертизу «Концепции вывода из эксплуатации энергоблоков Ленинградской АЭС с реакторами РБМК-1000». Документ подготовлен концерном «Росэнергоатом» в 2015 году. Руководствуясь им, атомщики планируют приступить к демонтажу в соответствии с этим документом. Мы выяснили, что он лишь частично соответствует российскому законодательству. В частности, Концепция не соответствует ряду статей федеральных законов «Об использовании атомной энергии», «Об охране окружающей среды», требованиям Ростехнадзора, рекомендациям МАГАТЭ и т. д.

К примеру, ст. 3 Федерального закона № 7-ФЗ от 10.01.2002 «Об охране окружающей среды» запрещает хозяйственную и иную деятельность, «последствия воздействия которой непредсказуемы для окружающей среды, а также реализацию проектов, которые могут привести к деградации естественных экологических систем, изменению и (или) уничтожению генетического фонда растений, животных и других организмов, истощению природных ресурсов и иным негативным изменениям окружающей среды».

В Концепции не предусмотрены стратегические решения по хранению отработанного ядерного топлива (ОЯТ), которые позволили бы надежно изолировать его на более чем 50-летний срок. По некоторым прогнозам, отработавшие тепловыделяющие сборки могут утратить герметичность к середине 2070-х годов, что приведет к попаданию высокоактивных РАО в окружающую среду. В Концепции должны быть предусмотрены технологии перевода ОЯТ в безопасное состояние.

По «Правилам обеспечения безопасности при выводе из эксплуатации блока атомной станции НП-012-16» Концепция должна содержать «оценку общего количества, вида, активности, категории и классов образующихся при демонтаже РАО». Так вот, о суммарной активности различных категорий РАО в Концепции не говорится. А ведь они будут размещаться в промзоне Соснового Бора, по сути, неподалеку от жилых кварталов города. И такой пробел нарушает право жителей на владение информацией об окружающей среде. Н ведь то же самое можно сказать и о петербуржцах, ведь городская черта расположена менее чем в 40 км от ЛАЭС.

Прививка от закрытости

Росэнергоатому необходимо подготовить обновленную версию Концепции, приведя ее в соответствие с требованиями законодательства и регламентирующих документов. Свои предложения и рекомендации мы направили в Росэнергоатом, дирекцию ЛАЭС, администрацию Соснового Бора, Законодательное собрание Ленобласти. Такова мировая практика: в демонтаже атомных станций участвуют не только специалисты, но и органы местной власти, эксперты, представители гражданского общества.

Об этом — об информировании населения, о повышении понимания и доверия людей к процессу вывода из эксплуатации атомных электростанций — говорится и в «Стандартах МАГАТЭ», опубликованных в 2018 году. Это очень важный для российских условий момент — общественное участие. Рекомендации МАГАТЭ должны стать прививкой от закрытости, понуждающей Росатом налаживать диалог с общественностью.

Мы предлагаем сделать комплексную экологическую оценку южного берега Финского залива в районе ядерного кластера, чтобы понять, что будет рядом с пятимиллионным Петербургом, если наложится радиационное и химическое воздействие на природу от предстоящего вывода из эксплуатации ЛАЭС. Эту задачу нужно решать не только Росэнергоатому, но и региональным властям, которые наряду с федеральными отвечают за радиационную безопасность.

Пенсия для мирного атома. На берегу Финского залива в режиме секретности готовится проект, беспрецедентный по масштабам, затратам и рискам

Постоянной комиссии по экологии и природопользованию ЗакСа Ленбласти мы предложили инициировать процесс создания межрегиональной лаборатории наподобие той, что была закрыта более 15 лет назад в Сосновом Бору. Органам местного самоуправления рекомендуем совместно с Росэнергоатомом, Ростехнадзором организовывать общественные обсуждения обновленной версии Концепции. А также создать общественный совет по мониторингу вывода из эксплуатации ЛАЭС.

На мой взгляд, неразумно игнорировать результаты анализа мирового опыта вывода АЭС, над которым мы работали более 15 лет. Общественность протягивает атомному ведомству руку помощи, предлагая апробированные мировой практикой решения. Главный их смысл в том, чтобы под Петербургом, на берегу Балтики, были соблюдены все меры безопасности. Соснобыль — даже тихий, с расползающейся радиацией — нам точно ни к чему.

Лина Зернова
«Новая в Петербурге»

Источник: Новая газета

Чтобы не случился Соснобыль

На ЛАЭС-1 работают реакторы чернобыльского типа — на ЧАЭС работали конструктивно такие же РБМК-1000. 22 декабря 2018 г., после 45 лет эксплуатации, был остановлен первый блок станции, его готовят к демонтажу. Специфика мирного атома такова, что даже за неработающим блоком нужен глаз да глаз. В этом уверен Олег Бодров, генеральный директор ООО
«Декомиссия», член международной сети неправительственных организаций «ДекомАтом», продвигающей безопасный вывод из эксплуатации старых энергоблоков.

Специфика мирного атома такова, что даже за неработающим блоком нужен глаз да глаз

Родимое пятно мирного атома

Проект «Декомиссия» — общественная инициатива, начавшая свою работу в 2003 году. Мне, как инженеру-физику, экологу уже тогда было понятно, насколько непрост процесс вывода АЭС из эксплуатации. Образуются сотни тысяч тонн радиоактивных отходов (РАО), встает проблема их хранения, возникают риски, что долгоживущие изотопы попадут в окружающую среду. Атомщики, в свою очередь, крайне немногословны, они до сих пор не могут изжить родимое пятно — гриф секретности, в сени которого ведомство и появилось на свет. Вот
почему так важен механизм общественного участия и контроля при демонтаже АЭС. Вот почему начиная с 2003 года мы с единомышленниками собираем и анализируем мировой опыт вывода возрастных АЭС для его адаптации в России.

В 1975 году на первом блоке ЛАЭС расплавилась часть активной зоны реактора, а в атмосферу попало большое количество радионуклидов. Облаком радиоактивных аэрозолей
накрыло Сосновый Бор. Утром дозиметры на проходной ЛАЭС зашкаливало от обуви сотрудников, приехавших из города на работу. Руководство станции, Минатом молчали, об аварии говорить было запрещено. И нам тогда невероятно повезло, что персонал ЛАЭС предотвратил дальнейший расплав зоны. В ином случае за 13 лет до Чернобыля мы имели бы Соснобыль под Ленинградом, на берегу Балтики…

Исчерпанная емкость

Еще в начале 90-х эксперты петербургского отделения РАН, проанализировав документы, предоставленные администрацией Соснового Бора, заявили, что ситуация в городе не критическая (но по некоторым показателям загрязнений в воздухе ее можно охарактеризовать как находящуюся на пределе емкости), и рекомендовали осуществлять развитие
Соснового Бора без наращивания экологической нагрузки.

Пульт управления первым блоком ЛАЭС

Однако после этого в Сосновом Бору ввели в эксплуатацию несколько ядерно опасных объектов в НИТИ им. А. П. Александрова, построили завод по переработке металлических радиоактивных отходов «Экомет-С», который по загрязнению атмосферы радионуклидами цезия-137 и кобальта-60 стал конкурировать с ЛАЭС. В прошлом году введен в эксплуатацию новый блок ВВЭР-1200 второй очереди ЛАЭС, ведется строительство еще одного. Вопросами экологической емкости ядерного кластера больше никто не задается.
В начале нулевых годов, еще до сооружения новых реакторов, ученыерегиональной экологической лаборатории Радиевого института (Сосновый Бор) и Института  сельскохозяйственной радиологии (Обнинск) проводили многолетние исследования семян и хвои сосен, растущих в районе Ленинградской АЭС. Они показали, что в промзоне
Соснового Бора процент цитогенетических повреждений хвойных деревьев в три раза, а в самом городе в два раза выше, чем на границе Петербурга, в районе поселка Большая Ижора. Таким образом, оценка экспертов РАН о достижении «пределов экологической емкости» спустя десять лет нашла свое подтверждение.
Генетические изменения сосен —последствие воздействия и радиоактивного, и химического загрязнений.
Но Росатом делает вид, что это всего лишь научный результат, не входящий в перечень критериев, которые требуют изменения политики и принятия мер по защите здоровья природы и людей в районе Соснового Бора. Аналогична реакция и на заключение почти тридцатилетней давности об исчерпании экологической емкости территории. Иначе как закрытостью, нежеланием идти на диалог с населением это не назовешь.

Концепция вне закона

Жители Соснового Бора и южного берега Финского залива должны знать, что происходит на опасном производстве и при необходимости могут потребовать от атомного ведомства предъявить доказательства соблюдения норм безопасности. Вывод из эксплуатации блоков — не исключение. Опыт общественного участия и контроля, в том числе в атомной энергетике, есть у Германия, США, Литвы и других стран.
Недавно «Декомиссия» провела экспертизу «Концепции вывода из эксплуатации энергоблоков Ленинградской АЭС с реакторами РБМК-1000». Документ подготовлен концерном «Росэнергоатом» в 2015 году. Руководствуясь им, атомщики планируют приступить к демонтажу в соответствии с этим документом. Мы выяснили, что он лишь частично соответствует российскому законодательству. В частности, Концепция не соответствует ряду статей федеральных законов «Об использовании атомной энергии», «Об охране окружающей среды», требованиям Ростехнадзора, рекомендациям МАГАТЭ и т. д.
К примеру, ст. 3 Федерального закона № 7-ФЗ от 10.01.2002 «Об охране окружающей среды» запрещает хозяйственную и иную деятельность, «последствия воздействия которой непредсказуемы для окружающей среды, а также реализацию проектов, которые могут привести к деградации естественных экологических систем».
В Концепции не предусмотрены стратегические решения по хранению отработанного ядерного топлива (ОЯТ), которые позволили бы надежно изолировать его на более чем 50-летний срок.
По некоторым прогнозам, отработавшие тепловыделяющие сборки могут утратить герметичность к середине 2070-х годов, что приведет к попаданию высокоактивных РАО в окружающую среду.
В Концепции должны быть предусмотрены технологии перевода ОЯТ в безопасное состояние. По «Правилам обеспечения безопасности при выводе из эксплуатации блока
атомной станции НП-012-16» Концепция должна содержать «оценку общего количества, вида, активности, категории и классов образующихся при демонтаже РАО». Так вот, о суммарной активности различных категорий РАО в Концепции не говорится. А ведь они будут размещаться в промзоне Соснового Бора, по сути, неподалеку от жилых кварталов
города. И такой пробел нарушает право граждан на владение информацией об окружающей среде. Н ведь то же самое можно сказать и о петербуржцах, ведь городская черта расположена менее чем в 40 км от ЛАЭС.

Прививка от закрытости

Росэнергоатому необходимо подготовить обновленную версию Концепции, приведя ее в соответствие с требованиями законодательства и регламентирующих документов. Свои предложения и рекомендации мы направили в Росэнергоатом, дирекцию ЛАЭС, администрацию Соснового Бора, Законодательное собрание Ленобласти. Такова мировая практика: в демонтаже атомных станций участвуют не только специалисты, но и органы местной власти, эксперты, представители гражданского общества.
Об этом — об информировании населения, о повышении понимания и доверия людей к процессу вывода из эксплуатации атомных электростанций — говорится и в «Стандартах МАГАТЭ», опубликованных в 2018 году. Это очень важный для российских условий момент — общественное участие. Рекомендации МАГАТЭ должны стать прививкой от закрытости, понуждающей Росатом налаживать диалог с общественностью. Мы предлагаем сделать комплексную экологическую оценку южного берега Финского залива в районе ядерного
кластера, чтобы понять, что будет рядом с пятимиллионным Петербургом, если наложится радиационное и химическое воздействие на природу от предстоящего вывода из эксплуатации ЛАЭС.
Постоянной комиссии по экологии и природопользованию ЗакСа Ленбласти мы предложили инициировать процесс создания межрегиональной лаборатории наподобие той, что была закрыта более 15 лет назад в Сосновом Бору.
Органам местного самоуправления рекомендуем совместно с Росэнергоатомом, Ростехнадзором организовывать общественные обсуждения обновленной версии Концепции. А также создать общественный совет по мониторингу вывода из эксплуатации ЛАЭС.
На мой взгляд, неразумно игнорировать результаты анализа мирового опыта вывода АЭС, над которым мы работали более 15 лет. Общественность протягивает атомному ведомству руку помощи, предлагая апробированные мировой практикой решения. Главный их смысл в том, чтобы под Петербургом, на берегу Балтики, были соблюдены все меры безопасности. Соснобыль — даже тихий, с расползающейся радиацией — нам точно ни к чему.

Записала Лина ЗЕРНОВА

Ссылка на источник

Новый региональный «атомный закон» рассмотрели в Ленинградской области

13 июня 2019 проект закона «О полномочиях органов государственной власти Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии», разработанный к.ю.н. Андреем  Талевлиным, был представлен при поддержке сети Декомиссия, на заседании Постоянной комиссии  по экологии и природопользованию Законодательного Собрания Ленинградской области.

Актуальность такой нормы регулирования продиктована начинающимся выводом из эксплуатации Ленинградской АЭС, который продлится не менее 40 лет.

В то же время ряд процедур принятия решений, которые напрямую могут коснуться жителей, подробно не прописаны на региональном уровне. Это подтвердил представитель Правового управления Законодательного Собрания. К тому же подобные законы уже приняты в Свердловской, Челябинской, Томской областях, Красноярском и Краснодарском краях и других субъектах Российской Федерации.

Как известно,  обеспечение радиационной безопасности является сферой совместного ведения как федеральных, так и региональных властей Ленинградской области.

После обсуждения члены Постоянной комиссии единогласно поддержали предложение Николая Алексеевича Кузьмина, председателя этой комиссии, о создании рабочей группы, которой предстоит уточнить представленный проект Закона и представить его для последующего рассмотрения.

В состав рабочей группы помимо Андрея Талевлина и Олега Бодрова инициировавших принятие закона, вошли депутаты и председатель Постоянной комиссии по экологи ЗакСа Ленинградской области, представители Правового Управления, эксперт Общественного совета при губернаторе Ленинградской области, представитель Комитета по экологии Правительства Ленинградской области.

 

Смотрите инфоролик о необходимости принятия этого закона

 


 

Пояснительная записка к проекту закона Ленинградской области

«О полномочиях органов государственной власти Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии»

Проект закона Ленинградской области «О полномочиях органов государственной власти Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии» разработан в целях закрепления процедур участия органов государственной власти Ленинградской области, органов местного самоуправления, общественного участия в процессе принятия решений в сфере использовании атомной энергии и обеспечения радиационной безопасности населения.

В соответствии с нормами федерального закона «Об использовании атомной энергии» решение о месте размещения объекта использования атомной энергии принимаются Правительством Российской Федерации при согласовании с органами власти субъектов Российской Федерации. Правительством Российской Федерации в Постановлении от 14.03.1997 № 306 утвержден соответствующий порядок, и одной из форм данного согласования является согласование ходатайства о намерениях.

В настоящий момент указанное согласование осуществляет комиссия при Правительстве Ленинградской области при отсутствии четкого порядка его реализации, что не формирует условия обеспечения радиационной безопасности, а иногда приводит к созданию конфликтных ситуаций с населением.

Вместе с тем, обеспечение радиационной безопасности населения, обусловленное расположением на  территории соответствующего субъекта ядерно-опасных и радиационно-опасных объектов, наличием территорий, загрязненных в результате радиационных аварий радионуклидами искусственного происхождения одна из главных функций органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Для Ленинградской области, где расположено значительное количество ядерно и радиационно-опасных объектов, вопросы информирования населения об угрозах для их здоровья негативного воздействия ионизирующего излучения, обучение населения в сфере обеспечения радиационной безопасности входят в компетенцию региональной власти и являются весьма актуальными. Более того, в ближайшее время будут выводиться из эксплуатации энергоблоки Ленинградской АЭС, иные ядерные установки. Следовательно, будут требовать своего решения вопросы безопасного обращения с радиоактивными отходами.

Право граждан и общественных объединений на участие в формировании политики в области использования атомной энергии закреплено в статье 14 Федерального закона «Об использовании атомной энергии». Указанное право подкреплено и реализуется различными правовыми институтами (участие в общественных обсуждениях проектной документации, проведение общественной экологической экспертизы и др.).

В законопроекте предлагается закрепить порядок принятия решения органами власти Ленинградской области по согласованию места размещения объекта использования атомной энергии с привлечением всех заинтересованных сторон. Вместе с тем, предусмотрено, что действие законопроекта не распространяется на отношения в сфере защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, в том числе связанные с радиационной опасностью, которые урегулированы областным законом от 13 ноября 2003 года № 93-оз «О защите населения и территорий Ленинградской области от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

В законопроекте, в соответствующих статьях закреплены полномочия Законодательного собрания Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии, полномочия Правительства Ленинградской области, а также полномочия уполномоченных исполнительных органов государственной власти Ленинградской области.

Так, Законодательное собрание Ленинградской области согласовывает представленные Правительством Ленинградской области предложения о месте размещения на территории Ленинградской области ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, пунктов хранения, хранилищ радиоактивных отходов, пунктов захоронения радиоактивных отходов, находящихся в федеральной собственности, либо имеющих федеральное или межрегиональное значение до согласования указанных предложений Правительством Ленинградской области.

Таким образом, представительный орган субъекта Российской Федерации наделен существенными полномочиями в сфере согласования места размещения объекта использования атомной энергии, что позволит коллегиально, с помощью демократических процедур, гласно обсудить и принять взвешенное решение по согласованию размещения объекта использования атомной энергии на территории Ленинградской области.

Правительство Ленинградской области и уполномоченные исполнительные органы государственной власти Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии также реализуют широкий круг полномочий, определенный статьями 4 и 5 законопроекта.

Принятие закона Ленинградской области «О полномочиях органов государственной власти Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии» позволит в достаточной мере обеспечить права граждан и общественных объединений на участие в формировании политики в области использования атомной энергии, а также реализовать право на радиационную безопасность населения.

Принятие закона Ленинградской области «О полномочиях органов государственной власти Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии» не предполагает внесение изменений в другие законы Ленинградской области.

Принятие закона Ленинградской области «О полномочиях органов государственной власти Ленинградской области в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии» не потребует дополнительных расходов из средств бюджета Ленинградской области.

Андрей Талевлин

Дополнительные материалы

Буклет Правовое регулирование по обеспечению участия регионов в принятии решений по размещению объектов обращения с радиоактивными отходами

Статья в Агентстве ПРОАТОМ

[05/06/2019]     Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти

А.А. Талевлин, к.ю.н., доцент ЧГУ, Председатель регион. обществ. движения «За природу»

 О.В. Бодров, физик, эколог, гендиректор ООО «Декомиссия», председатель Обществ. Совета «Южный Берег Финского Залива»

Государственная политика России в области использования атомной энергии и обращения с радиоактивными отходами не должна противоречить основным правам граждан. Право на экологическую и радиационную безопасность принадлежит как настоящему, так и будущим поколениям.

На федеральном уровне правовую базу обращения с РАО составляют законы «Об использовании атомной энергии» №170 ФЗ и «Об обращении с радиоактивными отходами» № 190 ФЗ. Органы государственной власти субъектов РФ участвуют в принятии решения о размещении объектов обращения с РАО. Согласно п. 5 Постановления Правительства РФ от 14.03.1997 № 306, решения о сооружении объектов федерального значения принимает Правительство РФ совместно с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых предполагается размещение объектов.

В настоящее время во многих регионах Российской Федерации приняты нормативные правовые акты в сфере природопользования и охраны окружающей среды, в том числе и радиационной безопасности. Законы о радиационной безопасности населения приняты в Свердловской, Челябинской, Томской области, Краснодарском, Красноярском краях и др.

Одним из недостатков существующего Закона о РАО  является отсутствие закрепленных процедур общественного участия на разных стадиях обращения с РАО, хотя право граждан и общественных объединений на участие в формировании политики в области использования атомной энергии закреплено в ст. 14 Федерального закона «Об использовании атомной энергии». В Законе о РАО участие общественности в формировании политики в сфере использования атомной энергии сведено к «предоставлению информации по вопросам деятельности национального оператора с учетом требований законодательства Российской Федерации о государственной тайне».

Право граждан на участие в принятии решений, например, определения места захоронения радиоактивных отходов, в Законе о РАО не закреплено. При размещении пунктов захоронения РАО или расширении существующих объектов по переработке ОЯТ достаточным считается проведение общественных слушаний. Как правило, такие обсуждения носят рекомендательный характер, в них принимает участие незначительное число граждан, в основном, жителей соответствующего ЗАТО, хотя затрагиваются права и интересы гораздо большего числа людей.

Наличие полномочий у субъектов РФ в области природопользования и охраны окружающей среды позволяет создать региональную нормативную базу, которая может и должна учитывать недостатки федеральных нормативных правовых актов. В ряде субъектов Российской Федерации (Томской, Ленинградской, Челябинской и др. областях) утвержден порядок принятия и согласования решений о размещении ядерно-опасных и радиационно-опасных объектов в рамках процедуры согласования Ходатайства о намерениях. В Красноярском крае, в республике Коми вопрос о согласовании размещения объектов использования атомной энергии этого субъекта не урегулирован. В рамках процедуры согласования размещения объектов использования атомной энергии региональным законодателям необходимо обеспечить возможность участия населения в принятии решения. Такой подход, учитывающий интересы населения конкретного региона, представляется социально-ответственным.

Таким образом, региональное и федеральное законодательство необходимо дополнить механизмом реализации права каждого на участие в принятии решений в сфере использования атомной энергии. Региональное законодательство должно содержать нормы общественного контроля в сфере обеспечения ядерной и радиационной безопасности при обращении с РАО. В соответствующем нормативном акте необходимо предусмотреть положение об Общественном совете в структуре органа государственной власти субъекта Российской Федерации и определить порядок его формирования, обеспечив активное участие общественности и местных органов власти.

В данной статье речь пойдет о проекте закона  о радиационной безопасности Ленинградской области, разработанном А.А.Талевлиным. Этот проект прошел обсуждение с экспертами Постоянной комиссии по экологии и природопользованию Ленинградской области. В Ленобласти расположено большое число ядерно- и радиационно-опасных объектов. Власти региона обязаны обеспечивать радиационную безопасность населения и информировать его о возможных угрозах. Принимаемые решения по размещению объектов атомной энергии затрагивают интересы широкого круга лиц. В то же время они не включены в процесс принятия решений. Депутаты Законодательного собрания Ленобласти сегодня лишены возможности отстаивать интересы своих избирателей в этой сфере. Исходя из норм федерального закона об атомной энергии №170 ФЗ, решение о размещении таких объектов принимается Правительством РФ при согласовании с властями регионов. В Ленинградской области такое согласование осуществляет губернатор. Это происходит в отсутствии четкого порядка его реализации, что иногда приводит к конфликтным ситуациям.

В настоящее время в активную фазу вступает процесс вывода из эксплуатации первых блоков Ленинградской АЭС. Поэтому поиск решения по безопасному обращению с РАО для долговременной их изоляции становится столь актуальным. Предлагаемый проект закона о радиационной безопасности прописывает порядок принятия решения органами власти при согласовании места размещения объекта атомной энергии с участием всех заинтересованных сторон, в том числе, и атомного бизнеса. Права граждан и общественных объединений на участие в политике в области использования атомной энергии обеспечено ст.14 №170 ФЗ. Принятие областного закона даст возможность депутатам и другим социальным группам обсуждать не только финансовые, технологические, но и социальные, экологические и нравственные аспекты данной проблемы. Законопроект расширяет число заинтересованных участников и критериев, которые лежат в основе принятия этих решений. Законодатели Ленобласти получат полномочия в сфере обеспечения радиационной безопасности населения и использования атомной энергии. Депутаты ЗакСа Ленобласти будут согласовывать представленные губернатором предложения по размещению ядерных установок, хранилищ РАО, пунктов захоронения РАО. Такое согласование объектов размещения атомной энергии позволит обсуждать их с помощью демократических процедур и принимать более взвешенные решения.

Проект закона разработан в целях закрепления процедур участия органов государственной власти Ленобласти, органов местного самоуправления, общественности в процессе принятия решений в сфере использования атомной энергии и радиационной безопасности населения. Принятие такого закона позволит обеспечить права граждан и общественных объединений на участие в формировании политики использования атомной энергии, а также реализовать право на радиационную безопасность настоящего и будущих поколений.

При разработке проекта закона учтены международные стандарты и рекомендации  безопасности МАГАТЭ, опубликованные в 2018 г.; опыт европейских стран, в том числе Германии и Литовской республики.  «Стандарты МАГАТЭ для защиты людей и природы. Вывод из эксплуатации атомных электростанций, исследовательских реакторов и других объектов ядерного топливного цикла» рекомендуют включать в процесс подготовки и планирования вывода из эксплуатации АЭС заинтересованные стороны, в том числе заинтересованную общественность и местное сообщество, на территории которого размещается выводимая АЭС. В частности, в упомянутом документе говорится: «Регулирующий орган должен организовывать общественные обсуждения или консультации с участием лицензиата для предоставления возможности заинтересованным сторонам делать комментарии по окончательному плану вывода из эксплуатации и поддержке документов, в соответствии с национальным законодательством. Такие обсуждения должны проводиться, в первую очередь, с местными общинами, на территории которых размещен выводимый объект».

В законе Литовской Республики “О радиационной безопасности” ответственность за  обеспечение радиационной безопасности государством делегирована мэрии (Ст. 5. Компетенция мэра районного (городского) самоуправления в сфере государственного управления в области обеспечения радиационной безопасности):

Мэр районного (городского) самоуправления:

  1. выражает мнение самоуправления при участии в решении вопросов строительства, реконструкции или прекращения деятельности предприятий, которые используют или планируют использовать источник ионизирующего излучения;
  2. предоставляет общественности информацию о загрязнение окружающей среды, здоровье или жизнь людей, а также осуществляемых мерах по обеспечению радиационной безопасности».

Созданный «Общественный совет по экологии и энергетике» при Висагинском самоуправлении стал площадкой для взаимодействия органов местного самоуправления с заинтересованной общественностью, оказанию технической поддержки мэрии при согласовании отчетов по оценке воздействия на окружающую среду, проектов вывода из эксплуатации Игналинской АЭС, строительства промежуточных хранилищ РАО; обеспечении здоровой экологической обстановки в городе, расположенном вблизи радиационно-опасных объектов.

Федеральные власти Германии инициировали создание регионального Общественного  Совета по проблемам ядерной энергетики земли Макленбург – Передняя Померания для мониторинга вывода из эксплуатации АЭС Норд (Грейфсвальд). Он включил в себя представителей федеральных, региональных, муниципальных властей, экспертов, представителей трудового коллектива АЭС, политических партий и общественных организаций.

Эффективная организация обеспечения радиационной безопасности населения должна увязываться с доступностью информации общественным организациям и участием самих граждан и юридических лиц в обсуждении государственной политики проектов федеральных законов, в практической деятельности в области обеспечения радиационной безопасности. Регионы и население должны быть наделены необходимыми полномочиями по реализации своих прав и обязанностей. Действующим законодательством гарантируется осуществление общественного контроля в сфере радиационной безопасности населения. Однако при реализации этого права граждане и их общественные объединения встречаются с трудностями в получении информации о состоянии радиационной безопасности, принимаемых мерах по обеспечению этого права.

Предлагаемый к обсуждению закон о радиационной безопасности Ленинградской области может восполнить этот пробел в законодательстве и стать основой для принятия подобных законов в других субъектах РФ.


Комментарии к статье, опубликованной на сайте ПРОАТОМ:

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2019
Надо потребовать от главы ГК Росатом не делать опасные ядерные реакторы, с точки зрения наличия в них неустранимых свойств расплавляться, и расплавлять всё вокруг своего корпуса, а затем выкидывать в окружающую среду сильнейшую радиацию. Прекратить слушать ему советников Асмолова и Адамова, проталкивающих за деньги казны России свои интересы.

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2019
Разборка АЭС это большой бизнес д о конца столетия.В настоящий момент по всему миру работает 450 атомных станций. К 2040 году половина этих АЭС выслужит положенные сроки, а это значит, их придется останавливать, отключать от сети и как-то утилизировать. Только в одной Европе в ближайшие 10-15 лет «на пенсию» выйдут около 50-ти АЭС. Стоимость одной только остановки престарелых европейских АЭС может достигнуть 50 млрд евро (54 млрд шв. франков). Европейские компании-операторы, управляющие действующими в настоящее время АЭС, в период до 2050 года в проекты по остановке, разборке и утилизации старых реакторов и топливных элементов будет инвестировано до 250 млрд евро (270 млрд шв. франков).

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2019
Какой же это бизнес? Бизнес то, что создает добавленную стоимость. Здесь же просто выкачивание средств из бюджета, то есть из налогоплательщиков.

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2019
Предлагаемый к обсуждению закон ….» А проект Закона то сам где посмотреть? Линк почему не дали? Что обсуждать?

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2019
ну да проект закона нужно читать. Все что написано в тексте это «не о чем» и обсуждать там нечего

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2019

АЭС это наследие холодной войны и гонки вооружений 50-70-х годов. 99,9% радиационной опасности и боевых ядерных материалов находится в ОЯТ.
Предметом обсуждения является прежде всего ОЯТ, и лишь затем РАО, корпуса реакторов, графит, дейтериевая вода и др.
Авторы законопроекта ничего не предлагают в отношении ОЯТ, то есть обсуждают 0,1% проблемы атомной энергетики.
В первую очередь необходимо законодатель но закрепить за ОЯТ статус ядерных отходов, которые не подлежат никакому использованию. Де факто это есть, нужно сделать де юре.
Законы США признают ОЯТ самыми опасными отходами, и переработка ОЯТ мирных реакторов запрещена.
В России ОЯТ считается ценным сырьем для будущих поколений. Это самое опасное заблуждение, закреплено юридически.
Дементий Башкиров

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 05/06/2019
Дементию Башкирова. Под вашим др. подразумеваются углерод 14 и еще целый набор изотопов в аэрозолях в газообразных выбросах. Эта дрянь систематически вылетает в ОС с АЭС

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2019

Другие, то есть те, что находятся в двугорбый кривой распада тяжёлых атомов (плюс тритий, продукт деления на три осколка) и продукты активации конструкционных материалов.
Самые опасные с ядерной и радиационной точки зрения продукты реакций нейтронного захвата. Это уран с 232 по 238, нептуний, плутоний, америций, кюрий (для БР ещё берклий и калифорний)
Производство искусственных актинидов должно быть планомерно свернуто до безопасного предела. На планете не должно находиться более 50 млн. Ки долгоживущих актинидов.
Безопасно для планеты 190 т плутония в составе ОЯТ ВВЭР, это примерно 12 ГВт(э) на всей планете, работающих 1000 лет и удалении ОЯТ через 60 лет на большие глубины.
Дементий Башкиров .

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2019
На конференции 2017 года в Петергофе американцы доложили, что разобрали АЭС, бетон и металл увезли (в английском тексте было «на дно океана», может быть ошибка), а контейнеры с ОЯТ поставили на образовавшуюся лужайку на вечные времена. Это у них называется «декомиссия».

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2019
Вы, уважаемый радио-химик Дементий, далеки от проблем народа. По всей России с городским мусором не знают, что делать, засрали все вокруг городов, поселков, устроили свалки в черте городов и поселков Народ не безмолвствует, дело доходит до мордобоя . Поэтому в России ОЯТ не считается предметом обсуждения , а ОЯТ считается ценным сырьем.

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2019
Уважаемые радио-химики ! Если честно, то надоела Ваша тугомотина . В каждой статье Вы говорите об одних и тех же проблемах, ничего не меняется, а ситуация только ухудшается. Стране не помогут никакие законы , а нужна смена Правительства и зачистка от тотальной Единой России. Без этого нет будущего у нашей стране , и мы будем дальше тонуть в отходах в мусоре в ОЯТ .

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2019
«Авторы законопроекта ничего не предлагают в отношении ОЯТ, то есть обсуждают 0,1% проблемы атомной энергетики»

Тезисы уважаемого Дементия Башкирова интересны и необходимы. Но радиационная безопасность Ленобласти практически не определяется операциями с ОЯТ и его статусом (к предмету данного регионального законопроекта относятся, разве что, подготовка ОЯТ к транспортировке, временное хранение и транспортировка по территории области).

Тезисы, видимо, гораздо более уместны относительно законотворчества федерального или, например, в рамках Красноярского края…

Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2019
В 1969 г. в Швейцарии вступила в строй первая коммерческая атомная электростанция «Beznau I» которая  работает  до настоящего .времени .В 1972 г. по инициативе «Объединения компаний-операторов АЭС» («KKW») и федеральных органов власти (ответственных в Швейцарии за утилизацию радиоактивных отходов, произведенных предприятиями промышленного, исследовательского и медицинского профиля) было основано «Национальное товарищество по хранению ядерных отходов» («Nationale Genossenschaft für die Lagerung radioaktiver Abfälle» — «Nagra»).Швейцарский федеральный «Закон о ядерной энергетике» («Das Kernenergiegesetz») требует, чтобы захоронение радиоактивных отходов производилось в глубоких геологических слоях. Швейцарская концепция утилизации отходов предполагает наличие двух типов хранилищ: для высокорадиоактивных («Hochradioaktive Abfälle» — «HAA») и для слабо- и среднерадиоактивных («Schwach- und mittelaktive Abfälle» — «SMA») отходов.Предполагается, что прежде, чем быть утилизированными в глубоких геологических слоях земли, радиоактивные отходы должны провести от 30 до 40 лет в таком промежуточном хранилище с целью охлаждения до безопасных показателей.
Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 06/06/2019
кандидат юрнаук перепутал законы и вместо ФЗ-3 «О радиационной безопасности населения» упоминает те, которые к поднимаемому вопросу совершенно не относится. Далее какие то слова «ни о чем»
Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 10/06/2019
Граждане общественники! А куда девается Ваш экологический пыл, когда речь идет о тепловых станциях и угольно-зольных радиоактивных отвалах вокруг? О мусорных свалках, душащих города? Кроме того, не пора ли обсудить идиотскую аксиому, что на месте АЭС должна быть возведена зеленая лужайка? Зачем? Аналогичная история с водооборотом бумажных комбинатов — взять чистую воду, налить в нее всю вредную химию, известную человечеству, а потом попытаться очистить до первичной чистоты! Да, можно! Только зачем? Вы же не пьете из городских ливнестоков! И эту не пейте!И денег это стоит много. экономику кто-нибудь считал? Или экология — это не бизнес, а мечта? Пусть на месте АЭС построят новую модель АЭС. Ведь потребление энергии возрастает по годам. И Вам будет спокойнее..
..
Re: Региональный закон о радиационной безопасности Ленобласти (Всего: 0)
от Гость на 10/06/2019
Про терриконы угольных шахт тоже никто не переживает. Вот это масштабы!
———————————————————————————————————-
Ссылка на статью и комментарии на сайте Проатом: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8638
Ссылка на статью в электронном журнале «Атомная стратегия» : http://www.proatom.ru/files/as151.pdf стр.7

Результаты общественной экспертизы официальной «Концепции вывода из эксплуатации энергоблоков Ленинградской АЭС с реакторами РБМК-1000» опубликованы в издании ПРОАТОМ

Результаты общественной экспертизы официальной «Концепции вывода из эксплуатации энергоблоков Ленинградской АЭС с реакторами РБМК-1000» опубликованы в издании ПРОАТОМ: http://proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=8614

Ссылка на статью в электронном журнале «Атомная стратегия» : http://www.proatom.ru/files/as150.pdf стр. 3

 

 

 

 

Ядерные отходы: себе – пользу, а потомкам… — проблемы? Размышления об АЭС, отходах, нравственности опубликованы в родном городе юности….

Забегая вперед скажу, что Олег Викторович Бодров имеет к этим вопросам самое непосредственное отношение. Он проживает в 40 км к западу от Санкт-Петербурга, в городе Сосновый Бор, рядом с одним из крупнейших в мире ядерных кластеров, где сконцентрированы десятки атомных объектов, включая всем известную Ленинградскую АЭС. 
Олегу Викторовичу не часто удается вырваться в родные пенаты — Шымкент, потому что большую часть его времени отнимает работа в составе авторитетной международной сети неправительственных организаций «Декомиссия», которая на протяжении многих лет анализирует опыт различных стран по безопасному выводу из эксплуатации АЭС, отработавших ресурс, а также утилизации РАО (радиоактивных отходов) и ОЯТ (отработанного ядерного топлива).

Размышления об АЭС, отходах и нравственности при принятии экологически значимых решений  в России, Казахстане и мире…

«Как можно купить или продать небо над нами или тепло земли? Даже мысль о том чужда нам. Нам не принадлежит ни свежесть воздуха, ни блеск воды. Как же их можно у нас купить? Каждая пядь этой земли священна для моего народа. Каждая поблескивающая сосновая иголка, каждая песчинка на берегу, туман в смеркающемся лесу, каждая поляна и каждое жужжание насекомого свято в памяти народа и его переживаниях».

Из письма вождя Сиэтла Президенту
США Пирсу, 1885 год.

Это отрывок обращения вождя индейского племени Двамиш на северо-западе США в ответ на предложение продать их исконные земли. Мы неслучайно затронули содержание этого письма в беседе с известным российским экологом-общественником, физиком Олегом Викторовичем Бодровым. Ведь и главный лейтмотив нашего разговора был о том, как важно человеку научиться чувствовать себя частью живой планеты Земля, а не бездумным хозяином-распорядителем природных ресурсов, о том, как решать сегодня проблемы утилизации различных отходов, в том числе ядерных, чтобы снизить негативное воздействие на среду обитания.

Забегая вперед скажу, что Олег Викторович Бодров имеет к этим вопросам самое непосредственное отношение. Он проживает в 40 км к западу от Санкт-Петербурга, в городе Сосновый Бор, рядом с одним из крупнейших в мире ядерных кластеров, где сконцентрированы десятки атомных объектов, включая всем известную Ленинградскую АЭС.
Олегу Викторовичу не часто удается вырваться в родные пенаты — Шымкент, потому что большую часть его времени отнимает работа в составе авторитетной международной сети неправительственных организаций «Декомиссия», которая на протяжении многих лет анализирует опыт различных стран по безопасному выводу из эксплуатации АЭС, отработавших ресурс, а также утилизации РАО (радиоактивных отходов) и ОЯТ (отработанного ядерного топлива). Вот и в этот раз Олег Викторович заехал в родной город накануне международной конференции в США, где ему предстояло выступить с докладом на площадке ООН. Его выступления по проблемам безопасности звучали в МАГАТЭ (Вена), Европарламенте (Брюссель), на конференции ассоциации ученых Японии (Фукусима). 40 лет наблюдений за происходящим в атомной отрасли и большой опыт практической работы в этой сфере – вот на чем базируются и привлекают всеобщее внимание его экспертные выводы и предложения. Вот и мы пригласили его в редакцию.
— Олег Викторович, как вам встреча с родным городом?
— Хотя мои визиты в Шымкент стали реже, я каждый раз удивляюсь новым переменам. По роду деятельности мне довелось побывать во многих странах и городах, и мне думается, что сегодняшний Шымкент не уступает многим из них ни по качеству жизни, ни по обилию товаров в современных торговых домах.
Я приехал в этот раз навестить и подправить могилу отца. Он, кстати, многие годы работал главным инженером и директором Чимкентских ТЭЦ-1 и 2, а я 51 год назад закончил здесь школу №5 имени Калинина. Так что, нашу семью с Шымкентом связывает многое.
В каждый свой приезд я стараюсь пройти по городу пешком, и в этот раз заглянул в родной двор на улице Театральной, посмотрел уже на новую пятую школу, где когда-то выступал за волейбольную команду. Неоднократно был даже чемпионом города с нашей школьной командой. Прошелся по паркам, проспектам, искупался в Кошкарате.
Здесь каждый уголок, каждое здание, хоть и изменившиеся, навевают приятные воспоминания о детстве, юности. И как всем, кто надолго отлучился от родного дома, мне при всей новизне в городе не хватает почему-то той теплоты и ауры, что была в прежнем, старом Чимкенте. Это, наверное, и есть ностальгия…
— Расскажите, как сложилась Ваша «питерская» биография?
— В 1976 году закончил Ленинградский политех, ныне – СПбПУ, физико-механический факультет по специальности «инженер-физик». Меня пригласили работать в Научно-исследовательский технологический институт в Сосновом Бору. Работал инженером-исследователем реакторов для атомных подводных лодок. Помню, как впервые воочию увидел гигантскую атомную подводную лодку размером с девятиэтажный дом, где вертикально стоят ракеты, способные стрелять в любую точку мира из-под воды. В институте проводили эксперименты по оценке безопасности атомных подводных лодок. Причем курировал этот процесс академик Анатолий Петрович Александров, президент Академии Наук СССР, и он же — директор Курчатовского института в Москве. Испытания проводились в круглосуточном режиме. Сижу я как-то ночью на пульте регистрации информации, и вдруг заходит Александров. Признаюсь, мне было волнительно и приятно, что сам академик подошел и поздоровался со мной. Этот момент обострил ощущение важности и значимости того, чем мы занимались.
Однажды, во время испытаний установки, произошел тепловой взрыв, повлекший разрушение здания института и гибель людей. Мне «повезло» в ту ночь не дежурить, а то я бы тут не сидел… После этой аварии пришло понимание особой важности вопроса безопасности в атомных технологиях. Поэтому я перешел работать в региональную экологическую лабораторию Радиевого института имени Хлопина, где проработал 13 лет научным сотрудником, руководителем группы математического моделирования и экспериментальных исследований экосистем. Мы изучали последствия воздействия на природу всего ядерного комплекса в нашем городе. Замечу, что почти все результаты исследований воздействия на природу не публиковались, были секретными.
Потом был Чернобыль в 1986 году… Это событие кардинально изменило экологическое сознание населения и политиков не только в нашей стране, но и в мире. Стало понятно, что нельзя делать секрет из информации о последствиях воздействия ядерных технологий на здоровье природы и людей. В то время я впервые всерьез задумался над важностью задачи безопасного вывода из эксплуатации атомных станций, выработавших свой проектный ресурс, а также долговременной изоляции радиоактивных материалов от живой природы.
После аварии меня командировали в Чернобыль для отбора проб с целью изучения влияния радиоактивных выбросов на окружающую среду. При возвращении в Питер и проходе через рамки детектора радиоактивности в аэропорту я так «звенел», что меня не хотели пропускать. Пришлось объяснить, что я еду из зоны радиационного загрязнения, везу пробы для анализа в лабораторию. Тогда меня и пропустили.
— Олег Викторович, как известно, в Казахстане тоже есть отработавшее ядерное топливо остановленного реактора, а также отработавшие радиоактивные источники медицинского оборудования. Есть отходы предприятий урановой промышленности, полигон ядерных испытаний.
В городе Курчатове Восточно-Казахстанской области построено долговременное хранилище для РАО, куда отчасти и вывозятся радиоактивные материалы, там еще планируют построить центр их переработки. По-вашему, насколько в Казахстане и России отработана система безопасного хранения таких опасных отходов?
— Это ключевой вопрос не только для России и Казахстана. С моей точки зрения, в наших странах пока не приняты социально и экологически приемлемые решения для обеспечения долговременной изоляции РАО и ОЯТ в течение времени, пока они будут представлять опасность для всего живого. Пока у сторонников атомного бизнеса доминирует желание хоронить радиоактивные и ядерные отходы, действуя по принципу «закопать и забыть». Так дешевле!
Сейчас я занимаюсь системным анализом проблем долговременной изоляции радиоактивных материалов. Был с этой целью на радиоактивных могильниках в США, Финляндии, Германии, Швеции.
Вывод: одно дело — с энтузиазмом строить новую АЭС, подсчитывая прибыль, отложив «на потом» процесс захоронения ее отходов, а другое, значительно более важное – проанализировать и предусмотреть издержки, которые будут в течение всего времени ее жизни, после вывода из эксплуатации. Важно, чтобы такой анализ начинался с оценки безопасности добычи радиоактивных материалов, изготовления свежего и переработки отработавшего топлива, затем работы этого объекта и, кончая выводом его из эксплуатации.
Объясню, почему мы выступаем за безопасную долговременную изоляцию, а не захоронение отработанных ядерных материалов, в особенности отработавшего ядерного топлива. Представьте эти многометровые тепловыделяющие стержни, стоящие в атомном реакторе. До работы в реакторе их можно даже в руки брать, но спустя уже два года, у них образуются высокорадиоактивные, очень токсичные изотопы, в том числе плутоний-239, который распадется наполовину только через 24 тысячи лет (!). Получается, выгодами от работы АЭС в течение 2-3 лет будет пользоваться одно поколение, а негативные последствия останутся для тысяч будущих поколений. И что с этим делать, никто не знает, не придуманы технологии. Так что, это не только технологическая, но и экологическая, нравственная проблема.
— Как Вы думаете, оправдано ли на этом фоне беспокойство наших граждан по поводу политического решения о строительстве АЭС
в Казахстане, обсуждавшееся во время встречи нового Главы нашего государства с Президентом России?
— Россия планирует построить более 30 атомных реакторов по всему миру, в том числе в Казахстане, Узбекистане, Египте, Бангладеш, Турции, Финляндии, Венгрии. Хотелось бы надеяться, что это решение будет приниматься во всех странах в исключительно прозрачных условиях, с обязательным учетом мнения экологов, а также населения. И, конечно, очень важно, чтобы был тщательно проанализирован весь спектр технологических, экологических, экономических, социальных и нравственных проблем и возможных последствий, начиная от строительства, работы АЭС в течение 50 лет, предусмотренных проектом, долговременной изоляции РАО и ОЯТ и заканчивая выводом атомного объекта из эксплуатации. Ведь обычно авторы идеи строительства больше говорят о будущих благах АЭС, громких цифрах выработки энергии, а что будет с отходами и с самой станцией после того, как она исчерпает свой проектный ресурс и ее нельзя будет эксплуатировать из соображений безопасности, об этом чаще всего не информируют. И участвовать в обсуждении этих проблем должны все заинтересованные стороны, в том числе общественность. Такова международная практика и рекомендации Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).
Что касается вывода из эксплуатации, то в моем городе сейчас разрабатывается проект вывода из эксплуатации четырех блоков Ленинградской АЭС, подобных чернобыльскому. Так вот, по моим предварительным оценкам, на это потребуется порядка шести миллиардов евро в течение 40-50 лет. Где брать деньги? Кто будет платить за это? Где и как безопасно хранить РАО и ОЯТ сотни и тысячи лет? Вот сколько вопросов возникло разом!
И опять приходим к печальному выводу, что тысячам будущих поколений еще долго придется разгребать негативные последствия такой «цивилизации». Это большая моральная проблема: что мы оставим в наследие своим детям и внукам. Мы считаем, что необходимо отказаться и от практики переработки отработавшего ядерного топлива. Сошлюсь на пример: существующие сейчас технологии на производственном объединении «Маяк» в закрытом атомном городе Озерске Челябинской области при переработке 100 тонн ОЯТ производят 600 тысяч кубических метров жидких радиоактивных отходов, которые сбрасываются в Теченский каскад водоемов. Это означает, что люди, живущие на прилегающих территориях реки, обречены болеть из-за загрязнения природной экосистемы. Теча же впадает в Тобол, потом — в Обь и далее — в Северный Ледовитый океан. По оценке академика Яблокова, с задержкой 30-40 лет эти радионуклиды попадут в виде рыбы и других морепродуктов на столы жителей Европы. При этом считается, что переработка ОЯТ отчасти облегчает пресловутую проблему хранения радиоактивных материалов. На деле одна проблема лишь трансформируется в другую. Однозначно, что без разработки технологий, исключающих сброс радиоактивных отходов в окружающую среду, переработка ОЯТ недопустима!
— Ваши оценки идут вразрез с коммерческими интересами приверженцев строительства АЭС и не дискредитируют ли они атомные проекты России?
— Я представляю международное экодвижение, людей, которые дают экспертные оценки, но не принимают и не навязывают политических решений. Наша задача состоит в повышении экологического сознания граждан, информировании политиков и лиц, принимающих решения о необходимых критериях оценки проектов АЭС, о возможных негативных последствиях и целесообразных способах решения этих проблем, которые известны в мире. Эти решения должны обеспечить как здоровье людей, так и среды обитания в целом. Тем более, что свет не сошелся клином на АЭС. Панацеей излечения от «ядерной зависимости» являются возобновляемые источники энергии, которые сейчас успешно развиваются и вполне конкурентоспособны с АЭС.
Я убежден, что люди и политики, которых они избрали, должны и вполне способны принять сбалансированное решение, с учетом анализа возможных долгосрочных последствий, и возможных альтернативных решений по выбору энергоисточника.
— И у нас эта тема в тренде, ведь солнца в нашем крае в избытке…
— Я специально занимался изучением этой темы. Как ни странно, возобновляемые источники энергии практикуют даже в холодной Швеции, строя так называемые «пассивные дома», не потребляющие энергии для отопления. В них большие окна, ориентированные на солнце, с солнечными панелями на крыше, ветрогенератором и специальным теплообменником, позволяющими полностью обеспечивать дом теплом, энергией и свежим воздухом внутри. Причем эти дома не дороже традиционных!
В прошлом году был на юге Германии, в городе Фрайбурге, считающемся экологической столицей этой страны. Там есть «активные дома», которые не только обеспечивают энергией себя, но и вырабатывают и поставляют ее через сетевую компанию другим, нуждающимся потребителям, зарабатывая на этом неплохие дивиденды.
Было бы здорово, если в Шымкенте появились бы дома с подобными, как в Фрайбурге, системами альтернативного энергоснабжения. Было бы полезно организовать туда поездку местных чиновников, предпринимателей, строителей и экспертов для знакомства с немецким опытом. Шымкенту с его 50-градусной жарой вполне можно стать экостолицей Казахстана, потребляющей возобновляемую энергию! Нужны лишь воля местных политиков и готовность предпринимателей перенять полезный опыт.
— А теперь о земном: имеют ли под собой основание утверждения о негативном влиянии сотовых телефонов и куда девать горожанину отработавшие срок батарейки, стиральные машины, телевизоры?
— Мы живем в электромагнитных полях, которые возникли в нашей жизни за короткий период с точки зрения эволюции человека, как биологического вида. Поэтому мы пока не адаптированы к такого рода воздействиям. Это касается и вредного воздействия электромагнитного излучения сотовых телефонов, которое способно провоцировать рак мозга. Особенно опасно класть аппарат под подушку, постоянно ходить в наушниках. Наиболее уязвим в этом случае детский организм.
Негативное воздействие электромагнитного поля уменьшается обратно пропорционально квадрату расстояния. То есть удалил телефон от себя в два раза, негативное воздействие уменьшится в четыре раза.
Похожая проблема и с радиоактивными веществами. На протяжении жизни двух поколений существенно увеличилась радиоактивность на Земле. К примеру, плутоний-239 практически отсутствовал в земной коре всего 70 лет назад. Но после начала создания ядерного оружия и работы более 400 атомных реакторов по всему миру его наработали не менее тысячи тонн. То есть, этот элемент с периодом полураспада в 24 тысячи лет практически не участвовал в эволюции жизни на Земле, и живые системы к нему не адаптированы. Получается, что два поколения жителей Земли создали проблемы для безопасной жизни 10 тысяч (!) будущих поколений землян. Это серьезная нравственная проблема, которая пока не принимается во внимание при принятии решений по развитию ядерных технологий, в том числе и строительства АЭС.
Что касается восприимчивости людей к радиации: есть люди на генетическом уровне менее чувствительные, и «смертельная доза» не обязательно приведет к летальному исходу. Безопасной радиации нет, есть люди, которых и «безопасная доза» может привести к смерти. Тем более что мы в своей жизни сталкиваемся с одновременным воздействием многих факторов, таких, как загрязнение тяжелыми металлами, нитратами, радионуклидами и так далее. Повторюсь: наиболее уязвимы к воздействию радиации дети.
Что касается системы обращения с отходами, то в новом торговом доме «Шымкент-Плаза» я увидел те же продукты, что и в Европе. Но главное отличие в том, что в шымкентском торговом доме не предусмотрен сбор для последующей переработки пластиковых и стеклянных бутылок, батареек. А ведь они тысячами проходят через торговую сеть и потом оказываются на свалке, отравляя на сотни лет природу.
У нас в городе пришло осознание этой угрозы и спонтанно началось движение волонтеров. Периодически, раз в месяц, с участием малого бизнеса, начался селективный сбор в контейнеры батареек, стеклянных и пластиковых бутылок, макулатуры. Всего до 10 различных видов отходов, в соответствии с идентификаторами на каждой таре. В семьях собирают и сортируют такие отходы, чтобы в первую субботу каждого месяца прийти в определенное место и сдать их на переработку подъехавшим бизнесменам.
В Европе такая система сбора бытовых отходов — норма и регламентирована законом. Волонтеры, добровольно выполняющие эту природоохранную миссию, считают себя частью окружающей среды. Это важный момент проявления «глубинной экологии». Ее философия в том и заключается, что признавая себя частью планеты, люди проникаются болью «живой Земли», осознавая, что нанося урон окружающей среде, они вредят прежде всего сами себе.
Сейчас в Питере уже многие тысячи семей примкнули к движению по селективному сбору отходов. Это новое социальное явление, объединяющее людей. Активисты добиваются, чтобы в магазинах организовывали сбор отходов, а на выходе устанавливали специальные контейнеры, куда покупатели, пришедшие за новыми приобретениями, могли бы отправить отслужившее старье. Появилась и сеть магазинов «Спасибо», в которые петербуржцы отдают вещи и предметы, которые по какой-то причине перестали им быть нужными. В таких магазинах за символическую цену можно купить вполне добротные вещи. В этом плане и шымкентцы могут изменить ситуацию к лучшему и сохранить природу. Я от всей души желаю шымкентцам гармонии с собой и со средой обитания!
— Спасибо за беседу!

Эльмира Бердигалиева
ссылка на источник: http://panorama.shymkala.kz/index.php/world/item/3143-yadernye-otkhody-sebe-polzu-a-potomkam/3143-yadernye-otkhody-sebe-polzu-a-potomkam